Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Приштина в вине: чем чревато обострение в Косово
2021-09-27 17:00:16">
2021-09-27 17:00:16
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Белград не будет продолжать переговоры с Приштиной под эгидой ЕС до тех пор, пока руководство Косово не отведет свои войска от севера частично признанной республики. Об этом «Известиям» заявил замглавы МИД Сербии Неманья Старович. С начала обострения на границе прошла уже неделя, и, похоже, урегулировать ситуацию без внешней помощи не получится. Евросоюз готовит экстренную встречу представителей Белграда и Приштины и призывает обе стороны к деэскалации. Сербии такая риторика категорически не нравится: по ее оценке, в этой ситуации она не сделала ничего, за что на нее можно было бы возложить ответственность.

«Никаких переговоров»

Сербия отказывается от переговоров с Косово при посредничестве Евросоюза до тех пор, пока Приштина не отведет свои вооруженные силы от севера частично признанной республики. Как заявил «Известиям» замглавы сербского МИДа Неманья Старович, вводить туда свои войска косовское руководство не имело права.

Мы не пойдем ни на какие договоренности и мнимые компромиссы, которые в последние дни предлагают не только в Приштине, но и в Брюсселе, — сказал дипломат. — Предполагается, что некую новую противоправно созданную реальность мы возьмем как основу для диалога. Но никаких дальнейших переговоров с Приштиной под эгидой ЕС не будет, пока [премьер-министр Косово] Альбин Курти не отзовет вооруженные силы косовско-метохийских албанцев с территории четырех общин на севере Косово и Метохии (КиМ. — «Известия»).

полиция граница косово сербия
Фото: REUTERS/Laura Hasani

По словам Неманьи Старовича, Белград будет добиваться от Евросоюза, чтобы в течение месяца он «предельно ясно высказался о том», остаются ли в силе Брюссельские соглашения, гарантом которых он выступает. Если это случится, то Сербия начнет требовать их выполнения в кратчайшие сроки, подытожил дипломат.

Автономный край Косово и Метохия провозгласил независимость в одностороннем порядке в 2008 году. Из 1,9 млн человек населения подавляющее большинство (свыше 90%) там составляют албанцы. Сегодня Косово признает более половины стран-членов ООН — в основном это западные государства; против его признания выступают более 60 стран, среди которых Россия, Индия и Китай, а также пять членов Евросоюза.

И хотя сама Сербия притязания республики поначалу отвергла, в 2011 году между Белградом и Приштиной под эгидой ЕС был запущен диалог. В 2013 году в Брюсселе премьер-министры Сербии и Косово Ивица Дачич и Хашим Тачи заключили соглашение о нормализации двусторонних отношений. Оно состоит из 15 пунктов и касается статуса сербских общин на севере Косово (по идее косовским албанцам — косоварам — запрещено вводить туда своих военных, однако этот запрет периодически нарушается): так, в Косово должно появиться объединение сербских общин, у которого будут полномочия в сферах экономики, образования, здравоохранения и других. Многие силы в Белграде расценили этот договор как предательство национальных интересов.

Независимое Косово — это проект США, которые обещали албанцам реализовать его как можно скорее. Албанцы ждали с уверенностью в том, что конфликт будет решен в их пользу. Они этого не дождались и в 2008 году объявили о своей независимости самостоятельно. Но процесс от этого быстрее не пошел, — пояснила «Известиям» ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН Елена Гуськова. — Периодически волны нетерпения албанцев обостряют политическую ситуацию в этом крае. Сербия постоянно шла на уступки — договор 2013 года разве что не вводил слово «независимость». А вот албанцы этого не делали. В прошлом и позапрошлом годах они совершали вылазки на север Косово, чтобы показать: этот край албанский и сербов здесь никогда не будет. Белград уже неоднократно приводил свои вооруженные силы в боевую готовность на случай, если албанцы пойдут в наступление.

: Обострение ситуации на административном переходе Ярине между Косовом и Центральной Сербией
Фото: TASS/EPA/VALDRIN XHEMAJ

Политики, эксперты и очевидцы указывают на опасность, с которой сталкиваются проживающие на севере Косово сербы.

Две трети сербского населения — около 200 тыс. человек — были изгнаны с этой территории, — сказал «Известиям» настоятель монастыря Высокие Дечаны, что в западной части Косово, Савва Яньич. — Происходит множество нападений и ограблений наших церковных объектов. Конечно, это не так распространено, как после войны, и всё же осквернение сербских домов — обычное дело. Эти случаи, как правило, не расследуются. Жизнь сербов в Косово и Метохии, и особенно православной церкви, очень тяжела. Это уникальный случай — не только в Европе, но и во всем мире, — когда, несмотря на значительное присутствие миротворческих сил и международных миссий, мы наблюдаем столь обширное и беспредельное нарушение религиозных и человеческих прав.

Ответственность одной стороны

Очередное обострение произошло 20 сентября. Всё началось с того, что косовская полиция запретила въезд транспорту с сербскими регистрационными знаками — на границе водители должны устанавливать временные косовские номера и платить пошлину в €5. В ответ на это проживающие на севере Косово сербы начали акцию протеста около КПП «Ярине», расположенного по пути из Белграда в Приштину. Там, а также на КПП «Брняк» по дороге из города Косовска-Митровица в Нови-Пазар и в двух других местах на севере частично признанной республики разместились бойцы подразделения косовского МВД. По данным сербской стороны, спецназ вошел с 350 военными, 20 бронеавтомобилями и снайперами.

Это обострение можно назвать экспромтом Альбина Курти, которого даже в самом Косово считают радикалом, — сказал «Известиям» основатель и главный редактор проекта «Балканист» Олег Бондаренко. — На мой взгляд, он просчитался: раньше Белград был гораздо слабее, однако теперь Сербия активно начала сосредотачивать вокруг Косово свои силы, его административную границу патрулируют самолеты, там есть несколько вооруженных группировок. Другое дело, что сейчас открытый конфликт никому не нужен. [Президент Сербии] Александр Вучич три года назад предлагал провести своего рода разграничение — если бы оно состоялось, то сейчас этих проблем бы не было. Теперь же речь идет уже о принудительном разграничении.

На заре кризиса Александр Вучич призвал страны Запада повлиять на Приштину и потребовал от сил KFOR (Kosovo Force, международные миротворческие силы под руководством НАТО) защитить сербское население. Тогда в НАТО, отвечая на запрос «Известий», будут ли их силы вмешиваться, заявили, что ситуация на границе стабильна. Однако 27 сентября, когда стало понятно, что самостоятельно обострение не успокоится, СМИ сообщили: на КПП «Ярине» прибыли американские, канадские и польские военные контингента KFOR. Заменят ли они косовских спецназовцев или, наоборот, потребуют от них уйти с незаконно занятых позиций, неизвестно.

Сербская бронетехника на границе с Косово

Сербская бронетехника на границе с Косово

Фото: Telegram/«Русский балканист»

В свою очередь с сербской стороны в воскресенье, 26 сентября, границу посетили министр обороны Небойша Стефанович вместе с послом РФ Александром Боцан-Харченко и военным атташе генерал-майором Александром Зинченко. После этой поездки российская сторона заявила: «Сербская сторона ведет себя предельно ответственно и сдержанно», и единственный способ разрешить ситуацию — это отказ Приштины от своих действий и возвращение к докризисному статус-кво.

обострение обстановки на севере Косово

Евросоюз как главный посредник в отношениях Белграда и Приштины также намерен взять ситуацию в свои руки: как сообщило 27 сентября сербское информационное агентство Tanjug, ссылаясь на источники в Брюсселе, ЕС намерен до конца недели провести встречу между представителями двух сторон. Тем временем глава европейской дипломатии Жозеп Боррель заявил, что «Сербия и Косово должны без предварительных условий разрядить ситуацию», выведя полицейские спецсилы и разобрав блокпосты.

В Белграде уверены: возлагать за нынешнее обострение вину на обе стороны — неправильно.

Сербия не сделала ничего, что пошатнуло бы стабильность. Вина исключительно на косово-метохийских албанцах, — говорит Неманья Старович. — При этом из Брюсселя мы слышим призывы к обеим сторонам сделать шаги к деэскалации. Нет, мы не сделали ничего, что бы негативно повлияло на ситуацию, и мы не приемлем, чтобы ответственность возлагалась на обе стороны.

Белград уже привел свою армию и полицию в боевую готовность, однако пока в Северное Косово их не ввел. Как пояснил в интервью сербскому телеканалу Pink.rs Александр Вучич, не потому что Сербия не считает «Косово и Метохию своей территорией, а потому что в соответствии с соглашением в Куманово 1999 года и всеми решениями после него» <...> не имеет права этого делать.

Читайте также