Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Заподозрили в госизмене: в Москве арестовали основателя компании Group-IB
2021-09-29 12:11:37">
2021-09-29 12:11:37
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Лефортовский суд Москвы заключил под стражу основателя компании Group-IB Илью Сачкова. Как сообщили в суде, Сачков подозревается в совершении госизмены. Данная статья предусматривает наказание до 20 лет лишения свободы. В подробностях резонансной истории разбирались «Известия».

В штаб-квартире компании Group-IB прошли обыски

Во вторник, 28 сентября, в московской штаб-квартире компании Group-IB, специализирующейся на предотвращении и расследовании кибератак, прошли обыски. Об этом рассказали в пресс-службе компании.

По словам сотрудников, вечером сотрудники правоохранительных органов покинули офис. Причины произошедшего оставались неизвестными, компания продолжала работу в прежнем режиме, «обслуживая клиентов и партнеров в регионах и обеспечивая работоспособность всех сервисов в российских и международных офисах».

«Топ-менеджмент и юридические службы работают над прояснением данной ситуации», — отмечали в пресс-службе компании.

Основателя Group-IB арестовали по делу о госизмене

29 сентября стало известно о задержании основателя и гендиректора компании Group-IB Ильи Сачкова по делу о госизмене (ст. 175 УК РФ). Лефортовский суд Москвы принял решение о заключении Сачкова под стражу на два месяца — до 27 ноября. Максимальное наказание по статье, которая вменяется основателю Group-IB, — 20 лет лишения свободы.

Чем известна Group-IB?

Group-IB специализируется на предотвращении кибератак и расследовании высокотехнологичных преступлений. Компания была основана в 2003 году Ильей Сачковым и Дмитрием Волковым, который сейчас является ее техническим директором.

Group-IB занимается разработкой продуктов для борьбы с онлайн-мошенничеством, работает в сфере компьютерной криминалистики, консалтинга и аудита систем информационной безопасности.

Как отмечается на сайте компании, она сотрудничает с Интерполом, Европолом и ОБСЕ, оказывает помощь российским спецслужбам и правоохранительным органам в операциях против хакерских группировок. У Group-IB есть свои офисы в Москве, Иннополисе, Сингапуре, Амстердаме и Дубае.

По данным СПАРК, выручка ООО «Группа Айби» в 2020 году выросла с 175,2 млн до 384,4 млн рублей, а чистый убыток по итогам 2020 года составил 43,8 млн рублей. Выручку всей группы компаний Group-IB не раскрывает.

По версии Forbes, ее основатель Илья Сачков входит в список самых ярких в мире предпринимателей в возрасте до 30 лет. Он является доцентом кафедры информационной безопасности МГТУ им. Н.Э. Баумана, входит в экспертные комитеты Госдумы и МИД РФ.

Наказание за госизмену

Согласно ст. 275 УК РФ, в качестве наказания за государственную измену предусмотрено лишение свободы на срок от 12 до 20 лет со штрафом в размере до 500 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет.

Судебной практики по таким делам достаточно мало, потому что статья очень специфична, говорит в беседе с «Известиями» генеральный директор юридической компании «Достигация» Артем Баранов. По УК РФ она трактуется как исключительно мера защиты интересов целостности российского государства.

— Официальной базы информации о количестве возбужденных уголовных дел по данной статье не имеется, — добавляет ведущий юрист «Европейской юридической службы» Юрий Телегин. — В то же время определенное представление о количестве дел по данной статье можно составить по сайтам судов субъектов РФ, так как именно к их компетенции на основании ст.31 УПК РФ относится рассмотрение дел о государственной измене.

Так, на сайте Московского городского суда имеется информация об одном рассмотренном деле о государственной измене за 10 лет, а на сайте Санкт-Петербургского городского суда — о четырех таких делах за тот же период, отмечает эксперт.

Статья о госизмене может вменяться гражданам РФ, которые работают или работали с секретными данными, подписывали специальный документ о неразглашении информации, являющейся государственной тайной, а также лицам, которым такая информация стала известна по учебе, службе, работе и в иных случаях, говорит Артем Баранов.

Планы компании

Group-IB неоднократно говорила о планах по проведению IPO, рассматривая для этого только зарубежные биржи. В 2020 году глава компании Илья Сачков давал интервью, в котором рассказывал о планах провести раунд с крупным международным инвестфондом для увеличения присутствия в регионах и ускорения открытия локальных центров по исследованию компьютерной преступности.

Сачков не раскрывал имена инвесторов, с которыми проводил переговоры, и объем планируемых инвестиций. Он отмечал, что в Group-IB никогда не было классического инвестиционного раунда. Единственными деньгами, привлеченными компанией, были $5 тыс. от брата Сачкова в 2003 году, которые ему вернули. Компания была прибыльна и развивалась на свои деньги.

Также Сачков отмечал, что в случае закрытия российского офиса Group-IB его функции перейдут в Сингапур, где компания открыла штаб-квартиру еще в 2019 году.

«Наши данные сохранены, зашифрованы и доступны ограниченному кругу людей. Если начнется давление на кого-то из сотрудников, эта информация будет в правоохранительных органах и в прессе. Редкая компания так относится к своей внутренней безопасности, как мы», — рассказывал он, подчеркивая, что «если хоть один сотрудник подведет Group-IB, вступит в неформальный контакт с правоохранительными органами, организованной преступностью, на этом бизнес закончится».

«Последствия предсказать трудно»

История с Group-IB пока малопонятная, последствия ее предсказать трудно, отмечает в беседе с «Известиями» руководитель проекта Content-Review Сергей Половников. Однако можно предположить, что арест топ-менеджера вряд ли скажется на бизнесе компании в России и за ее пределами — рынок продуктов и услуг, на котором работает Group-IB, крайне инертен. Также, по мнению аналитика, ситуация вряд ли окажет влияние на российский рынок информбезопасности в целом и не снизит доверия к участникам.

— Если заказчики работают с западными компаниями даже после того, как становится известно об их связях со спецслужбами, непонятно, почему какие-то проблемы должны возникнуть у российских разработчиков, — говорит Половников.

В свою очередь, источник в другой компании, пожалевший сохранить анонимность, посетовал на то, что эксперты, занимающиеся информационной безопасностью, находятся в группе риска в плане преследования по статье о госизмене.

По его словам, по своей работе они вынуждены постоянно общаться с сотрудниками как российских, так и западных спецслужб, что «по определению не может не вызывать повышенного внимания силовых структур».

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков 29 сентября, отвечая на вопрос журналиста, также прокомментировал арест Ильи Сачкова, подчеркнув, что обвинения не связаны с экономикой, а связаны с госизменой. По словам Пескова, нет оснований опасаться, что арест Сачкова приведет к боязни других компаний IT-сферы сотрудничать с зарубежными и российскими госорганами.

«Под особым контролем»

Государственная измена — это не просто разглашение гостайны иностранным организациям, но и совершение иных действий, направленных против интересов России. К ним можно отнести сбор информации, оказание финансовой или материально-технической, консультационной и иной помощи, объясняет советник по специальным проектам Коллегии адвокатов А1 Сергей Демкин.

Для обвинения гражданина в госизмене, помимо самого факта разглашения тайны или оказания помощи, необходимо доказать, что подозреваемый знал о том, что, во-первых, оказывает содействие именно иностранным организациям или государствам, во-вторых, такое содействие направлено против безопасности государства.

— В рамках осуществления оперативно-разыскной деятельности ФСБ РФ собирает доказательства вины привлекаемого лица, включая аудио и видео записи переговоров, переписку (в том числе по секретным каналам), которые исключают все сомнения в том, что подозреваемое лицо не было в курсе своей противоправной деятельности, и задержание таких лиц происходит с поличным, — отмечает адвокат.

По его словам, в группе риска по таким делам находятся две категории лиц: имеющие доступ к гостайне или специфические носители компетенций (в последнее время это были ученые — физик Александр Луканин и доктор технических наук Валерий Митько) и прочие люди, которые могут иметь доступ к информации и возможность ее передавать. К ним относятся IT-специалисты, журналисты, общественные деятели.

— Сотрудники компаний, чья работа связана с информационной тайной, в силу специфики деятельности находятся под особым негласным контролем спецслужб, но привлечение их к ответственности исключено, если они не будут передавать информацию иностранным организациям и государствам умышленно в целях подрыва безопасности государства. Но в любом случае им необходимо со всей ответственностью относиться к передаче какой-либо информации, — резюмирует Сергей Демкин.

Читайте также