Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Энергетический кризис, настигший европейский континент, уже по масштабам превзошел «нефтяной шок» 1970-х годов. Существует серьезная опасность, что он может перелиться как на другие рынки (признаки этого уже ясно видны в Китае), так и в другие сектора энергетики. Впрочем, дефицит нефти, скорее всего, этой зимой миру не угрожает, считают эксперты. Тем не менее цены на нефть, скорее всего, тоже заметно поднимутся, и ОПЕК+ едва ли что-то предпримет по этому поводу. Подробности — в материале «Известий».

Во вторник, 28 сентября, на мировом рынке произошло сразу два примечательных события. Во-первых, спотовые цены на газ в Европе впервые в истории перешагнули отметку в $1000 за 1000 куб. м. Во-вторых, цены на нефть марки Brent в Лондоне превзошли $80 за баррель, что является максимумом за три года. Одновременный рост цен до показателей, куда выше докризисных, ясно показывает наличие полноценного энергетического кризиса, который этой зимой может только усугубиться.

Комбинация холодной погоды, продолжающейся эпидемии, невовремя случившихся ремонтных работ и конфликта вокруг «Северного потока – 2» подняли цены на газ на невообразимые в последние годы высоты. Дефицит спровоцировал воздействие на самые разные отрасли экономики, что хорошо сейчас видно по ситуации в Великобритании, где в отсутствии топлива закрылись самые разные заводы, в том числе и по производству удобрений — что грозит резким снижением в секторе АПК.

Параллельно в стране обнаружился дефицит бензина — на многих автозаправках он просто закончился. Прямой связи в данном случае нет: физической нефти и бензина на НПЗ хватает, но есть проблемы с его транспортировкой из-за панических закупок и нехватки водителей (в основном из стран ЕС) для доставки топлива на заправки.

китай
Фото: Global Look Press/Reinhard Kaufhold/dpa-Zentralbild/ZB

В Китае сейчас развивается схожая история, только там не хватает электроэнергии. Запредельные цены на газ не позволяют значительно увеличить генерацию, а компенсировать производство за счет угля (тоже, кстати, сильно подорожавшего) можно не везде — правительство КНР требует от производителей снизить выбросы, чтобы обеспечить чистое небо во время зимней Олимпиады в Пекине в начале следующего года.

Сейчас всё еще первая половина осени и до зимнего пика потребления газа и электричества далеко. За оставшееся время заполнить хранилища для тех, кто не озаботился этим раньше, будет задачей практически нереализуемой. Поэтому потребителям энергии не остается ничего, кроме как надеяться на мягкую зиму. В случае же длительного холодного периода многим придется рассчитывать на дизельные генераторы, чтобы обеспечить себя теплом и электричеством. Что может подстегнуть и так разогнавшиеся цены на нефть, переведя энергетический кризис во всеобъемлющий.

Пока такой угрозы нет, считают опрошенные «Известиями» эксперты; дефицита нефти а-ля 1970-е, скорее всего, не возникнет.

— Нефть и газ практически не замещают друг друга в секторах конечного потребления, поэтому не оказывают перекрестного влияния. Единственный общий фактор, толкающий цены вверх, — это восстановление экономической активности в целом, отражающейся как в транспортном сегменте, так и в генерации, — отметила старший консультант VYGON Consulting Екатерина Колбикова.

По словам президента института энергетики и финансов Марселя Салихова, рынки нефти и газа существенным образом отличаются, но существует несколько каналов, по которым происходит связь между ценами на одном рынке с другим.

— Во-первых, это формульная привязка к нефтепродуктам в долгосрочных контрактах на поставки газа. Хотя на европейском рынке подобные поставки относительно небольшие в настоящее время и составляют менее 20% потребления, для рынка АТР подобная привязка является общепринятой (около 64% всего спроса). Во вторых, это производство электричества за счет нефтепродуктов. В среднем, глобально лишь около 3% электричества вырабатывается за счет нефтепродуктов. Но в некоторых странах Ближнего Востока (Саудовская Аравия, Иран и другие) эта цифра составляет десятки процентов. Но в целом эта связь довольно опосредованная, нефть и газ имеют разные сферы применения.

нефть
Фото: REUTERS/Stephen Eisenhammer

Неизбежный взлет цен на сырую нефть, бензин и дизельное топливо, а также электроэнергию выглядит вполне естественно на фоне галопирующей инфляции, когда большинство предприятий-потребителей чувствуют: упущенное для восстановления мощностей время ценнее денег, а завтра энергоносители могут стоить еще дороже, считает шеф-аналитик TeleTrade Петр Пушкарёв.

— Разумеется, подъем цен на нефть вполне способен усугубиться и ускориться в результате своего рода синергии (синхронизации) со всплесками цен на газ. Но нефтяной рынок представляет собой всё же более единый организм, чем рынок газовый, здесь нет такой высокой дифференциации по ценам между трубопроводными и танкерными поставками. И именно инфляционная спираль, а не газ, — куда более весомая причина для дальнейшего роста нефтяных котировок. Газовый рынок, в сущности, — такая же «жертва» инфляции и дефицитов, во всем мире мы имеем здесь дело с параллельными процессами, и газ может дать удорожанию энергии и материалов по всему спектру лишь легкий своевременный толчок.

В любом случае резкий рост цен на нефть и другие энергоносители едва ли приведет к корректировке позиции ОПЕК+, которая на этой неделе спрогнозировала, что докризисный спрос на нефть восстановится только к концу 2022 года — а значит, ускорять снятие квот на нефтедобычу смысла не имеет.

— Планы ОПЕК по наращиванию добычи позволяют сохранить уровень коммерческих запасов на достигнутом минимальном уровне как минимум до первого квартала 2022 года, чему в том числе способствует восстановление спроса в авиаперевозки и последствия урагана в Мексиканском заливе, — отметила Колбикова. — Это должно поддержать цены на уровне порядка $70 за баррель после того, как текущие спекулятивные котировки отыграют вниз.

— Для стратегии ОПЕК+ определяющим являются рост предложения в странах, которые не входят в соглашение (в первую очередь сланцевой добычи в США), изменение запасов в странах-потребителях, сохранение карантинных ограничений и прочее, — сказал «Известиям» Марсель Салихов.

опек
Фото: ТАСС/EPA/CHRISTIAN BRUNA

По словам Пушкарёва, ОПЕК может смягчить позицию, решив добавить с ноября или декабря по 600 тыс. баррелей в сутки вместо оговоренных с лета более скромных прибавок по 400 тыс. бочек.

— Однако они пойдут на это, только если рост цен будет слишком уж быстро приближать котировки к отметке $90 за баррель. Всплески нефтяных цен выше $100 за баррель в отдельные месяцы 2022 года аналитики Bank of America, допустим, предсказывали еще в июне этого года, когда никакого газового кризиса в Европе и в помине не было, так что сюрпризом такой сценарий не станет. Цель политики ОПЕК так или иначе состоит не в том, чтобы как можно выше одноразово подкинуть цены, а добиться, чтобы они держались по возможности пускай и не на максимальных пиках, а просто стабильно высоко на протяжении более долгого времени. Но и после достижения пика нефтяных цен, каким бы он ни был, возможно и заметно выше $100, итоговый откат цен в дальнейшем резко вниз по мере насыщения рынка нефтью можно будет назвать уже падением лишь с огромной натяжкой, поскольку цели этого «падения» будут на новых нижних пределах не глубже $60–70 за баррель, а о таких ценах еще недавно нефтяная отрасль только мечтать могла.

Читайте также
Реклама