Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

95 лет назад, 2 сентября 1926 года родился Евгений Леонов — один из самых любимых актеров нескольких поколений россиян, человек, обладавший уникальной способностью заставить зрителя одновременно плакать и смеяться. «Известия» вспомнили главные этапы творческого пути великого артиста.

Смешной парень

Для абсолютного большинства зрителей Леонов — комический актер. Более того, один из 2–3 главных комиков советского кино, чьи работы до сих не сходят с телевизионных экранов и известны чуть ли не наизусть. Да, разумеется, зритель помнит и «Белорусский вокзал», и «И это всё о нем», и «Старшего сына» — помнит и любит, но воспринимает просто как еще одну грань огромного леоновского комического дарования. Тем более, что в самых серьезных фильмах Леонов остается Леоновым — добродушным, чудаковатым, мягким увальнем: глядя на такого не захочешь, а улыбнешься. Но удивительная способность смешить — вовсе в Леонове не главное.

Он родился в Москве, в культурной семье инженера-авиастроителя и мог дебютировать в кино еще в детстве — помощник режиссера с «Мосфильма» искал для какой-то картины «пухлого ребенка». Тогда не срослось, но к лицедейству Леонова тянуло с самых юных лет. Как и его вечный соперник за звание «Самого смешного актера СССР» Юрий Никулин, Леонов не получил серьезного профессионального образования, окончив только двухгодичную театральную студию.

Его довольно быстро приняли в театр имени Станиславского, где новый худрук Михаил Яншин в возобновленных «Днях Турбиных» дал ему роль, в которой блистал в тридцатых годах сам — Лариосика. Но это было, скорее исключение из правил: все двадцать лет в этом театре Леонов — уже будучи большой кинозвездой — фактически выходил на «кушать подано».

Кадр из фильма «Дело Румянцева»

Кадр из фильма «Дело Румянцева»

Фото: Ленфильм

Первой его значительной киноролью обычно считается шофер Мишка из «Дела Румянцева» — трус, прохиндей и подлец. Но это не совсем справедливо. В том же 1955 году, но на несколько месяцев раньше Леонов сыграл в шпионском блокбастере Александра Столпера «Дорога» — одном из самых недооцененных советских фильмов эпохи «большого стиля». Его герой Пашка Еськов — трус, прохиндей и ... шофер. Но если в «Деле Румянцева» Леонов четко выполняет режиссерское задание, оставаясь в тени главных персонажей, то в «Дороге» Столпер разрешил артисту, что называется, «разгуляться». И Леонов вчистую, не моргнув глазом, переиграл весь звездный кастинг «Дороги» — Николая Гриценко, Андрея Попова, Евгения Матвеева, Льва Свердлина, Владимира Кенигсона.

Повелитель хищников

Говорят, снять фильм про знаменитую дрессировщицу тигров Маргариту Назарову распорядился сам Хрущёв. Так это или нет (у советского лидера в портфолио много экстравагантных поступков), сейчас уже не разобрать, но «Полосатый рейс» снимали с размахом: специально ангажированные теплоходы, каскадеры, целый зоопарк хищников. Выдающийся мастер своего дела, Назарова, разумеется, была очень слабой киноактрисой — вот почему режиссеру понадобился высококлассный комический актер, способный занять зрителя в нетрюковых эпизодах фильма. «Трюковать» Леонову всё же пришлось: сцена с тигром в ванной игралась «вживую» и, как вспоминают очевидцы, актер хоть и порядочно переживал, но согласился на опасную сцену безоговорочно.

«Рейс» сделал Леонова знаменитостью первой величины. Теперь любой режиссер, которому требовался трогательный недотепа, способный сыграть что угодно, обращался к Леонову. В шестидесятые артист играет 2–3 кинороли в год, среди них — вполне выдающиеся, например, в «Тридцать три», «Зигзаге удачи» и «Гори, гори, моя звезда». Однако Леонов, несмотря на успех и формальное признание (он исправно получает и звания, и награды), все ещё, пожалуй, не нашел себя.

Кадр из фильма «Полосатый рейс»

Кадр из фильма «Полосатый рейс»

Фото: Ленфильм

Он блистательно играет в «Белорусском вокзале» (хотя и несколько в тени Папанова), его дуэт со Смоктуновским в «Чайковском» выше всяких похвал. Еще ранее, в 1964 году Леонов с неожиданной мощью и искренностью играет главную роль в «Донской повести» по Шолохову. Всё это — серьезные драматические роли. Но...

Каждый актер мечтает о подлинном перевоплощении. О лицедействе в самом высоком смысле этого слова. Когда ты играешь не одну, а две роли, желательно — диаметрально противоположные по рисунку и характеру. Далеко не каждому, даже великому артисту, выпадает такой шанс. Леонову он выпал в «Джентльменах удачи». Добродушный тюфяк из детсада и матерый уголовник вышли у Леонова настолько органически похожими, что у зрителя не осталось никаких сомнений, как могли ошибиться в тот день в лагерном бараке вернувшиеся с работ Хмырь и дурачок Федя.

Народный артист

Роль Доцента превратила Леонова в кинозвезду национального масштаба. На сцене, однако, все по-прежнему было не очень. Теперь он служил в театре имени Маяковского, где успешно играл две главные роли — в «Детях Ванюшина» и «Человеке из Ламанчи». Однако отношения с главным режиссером, харизматичным и деспотичным Андреем Гончаровым, не сложились. В 1973 году Леонова пригласили в один из самых слабых тогда московских коллективов — Театр имени Ленинского Комсомола, где одновременно с актером появился и новый руководитель, Марк Захаров.

Это был выдающийся творческий союз. Артист нашел своего режиссера, и наоборот. Леонов — один из немногих советских актеров послевоенного времени, который был одинаково успешен и любим и на сцене, и на экране (во втором случае тоже очень часто благодаря Захарову). С помощью Захарова Леонов нащупал тот уникальный баланс драматического и комического, который окончательно станет его фирменным знаком до конца дней — в том числе и работах других режиссеров («Афоня», «Осенний марафон», «Кин-Дза-Дза»).

Вячеслав Тихонов и Евгений Леонов в фильме «Убить дракона» режиссера Марка Захарова

Вячеслав Тихонов и Евгений Леонов в фильме «Убить дракона» режиссера Марка Захарова

Фото: РИА Новости/А.Гришин

Ну а та россыпь шедевров, которыми Леонов одарил зрителя в захаровских проектах, как театральных («Иванов», «Оптимистическая трагедия», «Поминальная молитва»), так и телевизионных («Обыкновенное чудо», «Убить дракона») уже давно нуждается не в оценках, а просто в напоминании.

Известно, что Леонов почти не гримировался в кадре (исключение — Доцент в «Джентльменах удачи»). Внешность, на первый взгляд столь «неактерская», была его мощнейшим драматическим оружием. Никогда толком не учившийся ремеслу, Евгений Леонов брал зрителя, что называется, голыми руками. Вернее — голым сердцем. Которое долго терпело, но однажды, 29 января 1994 года, все-таки не выдержало.

Читайте также
Реклама