Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
У страха глаза велики: почему россияне хотят работать на себя
2021-07-19 17:56:44">
2021-07-19 17:56:44
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Количество самозанятых в РФ составило около 2,4 млн человек и продолжает расти высокими темпами. Министерство финансов ожидало достижения такого результата лишь через несколько лет. Однако самозанятые граждане жалуются, что им не хватает доступа к кредитам: банки по-прежнему относятся к ним с настороженностью. Другая большая проблема — низкие пенсионные отчисления. Подробности — в материале «Известий».

Чего не хватает самозанятым

Количество самозанятых в России в течение всего 2020 года росло двузначными темпами, в этом году их число увеличивается также двузначными темпами ежеквартально, сообщили «Известиям» в аналитической компании Frank RG. В июне 2021 года их число составило уже 2,4 млн человек. Стоит отметить, что в начале эксперимента с введением нового налогового статуса Минфин рассчитывал, что цифры в 2,4 млн удастся достичь лишь к 2024 году. Между тем, по оценкам разных источников, реальное количество работающих на себя в России всё же больше официальной цифры.

— Количество самозанятых растет быстрее первоначальных ожиданий, и с этой точки зрения эксперимент, безусловно, успешен, — говорит проектный лидер Frank RG Дмитрий Новоченко. — А пока самозанятым не хватает доступа к кредитам. Они рассказывают о сложностях с их получением. При этом банки, хотя и объявили о создании кредитных продуктов для самозанятых, относятся к этой категории заемщиков с осторожностью.

По словам сооснователя платформы для самозанятых Qugo Георгия Чахидзе, основной барьер для самозанятых в данный момент — это отсутствие системных рычагов решения проблем социальной незащищенности. Чахидзе сообщил «Известиям», что «в ближайшее время будут развиваться специальные системы кредитования, страховые программы, а также меры государственной поддержки для самозанятых». В Минтруда не успели оперативно прокомментировать готовящиеся нововведения в отношении самозанятых.

Георгий Чахидзе рассказал о том, что маркетплейс для самозанятых Qugo.ru и исследовательская компания Cup.li в ходе последнего опроса более 2 тыс. человек со всей России в возрасте от 18 до 65 лет выяснили, что 62% россиян уже задумывались о получении статуса самозанятого для себя. Останавливает их страх не найти клиентов на свои услуги (45%), отсутствие уверенности, что государство не изменит условия этого налогового режима, который сейчас представляется весьма выгодным (40%), а также опасения, что самозанятость имеет «подводные камни», которые еще только предстоит выяснить (34%). Интересно, что меньше всего в контексте перехода на самозанятость беспокоят сложности при получении кредитов (14%) и опасения не получить достойную пенсию (22%).

Аналитикам Qugo.ru и Cup.li удалось выяснить, что россияне связывают появления феномена самозанятости не только с намерением государства вывести из «серой» зоны внештатный персонал, но и с прямой выгодой для крупного бизнеса (так считают 37% опрошенных). По мнению участников опроса, компании переходят на сотрудничество с самозанятыми с целью экономии на налогах (уверены 47% опрошенных). 24% видят выгоду для бизнеса в тестировании новых форм управления, 21% — в оптимизации сезонного персонала, еще 7% в возможном переходе на проектную работу. При этом только треть россиян признались, что знают компании, которые сотрудничают с самозанятыми, 70% ответили на этот вопрос отрицательно.

— Очевидно, что стремление получить статус самозанятого вызвано несколькими причинами: возможностью оформлять налоговые вычеты, в том числе для инвестиционной деятельности, — говорит член генерального совета «Деловой России» Алексей Мостовщиков. — В связи со снижением процентных ставок по вкладам люди ищут другие инструменты для сохранения и приумножения своих средств, а налоговые вычеты по ИИС являются хорошим стимулом. К тому же официальное оформление открывает доступ к различным кредитным инструментам.

Он убежден, что «к этому скоро придут все банковские организации в нашей стране, особенно с учетом того, что порой доход самозанятых может превышать средние зарплаты по регионам». Кроме того, отметил Мостовщиков, часть компаний переоформляют своих сотрудников, заключая договоры с самозанятыми, чтобы избежать большой нагрузки по страховым взносам, а работники получают более высокую зарплату и платят меньше налогов.

Чем так привлекает самозанятость

Пандемия и отмена единого налога на вмененный доход стали ключевыми факторами роста числа самозанятых, рассказал «Известиям» директор Центра развития и поддержки предпринимательства Санкт-Петербурга Лев Кузнецов. ЕНВД, который перестал действовать 1 января текущего года, был одним из самых популярных налоговых режимов среди малых предприятий. В конце прошлого года они оказались перед непростым выбором: стать самозанятыми, приобрести патент, перейти на упрощенную или общую систему налогообложения или закрыться.

У страха глаза велики: почему россияне хотят работать на себя
Фото: Depositphotos/cherry_daria

— Разные исследования оценивают общее число самозанятых — вставших на учет и нет — в 7–20% экономически активного населения, — говорит доцент экономического факультета ГАУГН и ведущий научный сотрудник ЦЭМИ РАН Иван Неволин. — При этом для 10–20% работающих на себя это возможность подработки — в дополнение к основному месту работы. Если посмотреть на основные виды деятельности зарегистрировавшихся, обнаруживаются пассажирские перевозки (такси), строительство, красота и здоровье, маркетинг и реклама, сдача квартир в аренду.

ФНС сообщает о работе 258 тыс. организаций с самозанятыми. Из них около 1,3 тыс. подозреваются в использовании налогового режима для снижения налоговой нагрузки при выплате зарплат своим сотрудникам. Как пояснил Иван Неволин, «бизнес заподозрили не в замене одних (штатных сотрудников) на других (самозанятых), а именно в регистрации тех же людей в качестве самозанятых». По его суждению, рост количества самозанятых связан с ухудшением экономического положения граждан.

— Когда цены растут, люди теряют работу, самозанятость — хороший вариант, — говорит ведущий научный сотрудник ЦЭМИ РАН. — Потеряет ли что-то бюджет от замещения части НДФЛ налогом на профессиональную деятельность, трудно сказать. Ведь платежи онлайн, деятельность агрегаторов и т.п. формируют дополнительную базу для налогообложения. То есть в одной доходной части убудет, но прибудет в другой. Да и масштабы самозанятости ограничены: промышленность не построить, окружив себя армией самозанятых.

Директор Национальной гильдии фрилансеров Кирилл Аношин отмечает, что люди не так уж и охотно идут в самозанятые — «им просто важно получение официального статуса, который упрощает взаимодействие как с государством в области финансового мониторинга и последующей отчетности, так и с возможным заказчиком (юридическим лицом)».

— В целом всё же данный эксперимент признан удачным, — говорит Кирилл Аношин. — Движение в сторону обеления рынка частных услуг, носит положительный характер как с точки зрения государства с точки зрения собираемости налога, так и возможностей частного лица оказывать официально больший спектр услуг юрлицам.

Помимо снижения налоговой нагрузки и упрощения оформления трудовых отношений институт самозанятости полезен и тем, что дает «возможность привлекать различных высококлассных экспертов в зависимости от необходимости и нацеленность на результат (а не отсиживание рабочего времени за фиксированный оклад)», резонно замечает замдиректора Института финансов, экономики и управления ФГАОУ ВО Севастопольского государственного университета Елена Федорченко.

— С точки зрения самозанятых — это возможность реализовать свои идеи, не быть привязанным к одному рабочему месту и одному «хозяину», большая свобода в принятии решений, — говорит Елена Федорченко. — Хотя к этому оказались готовы не все, поэтому часть самозанятых, не обладающих предпринимательскими способностями либо не готовых тратить дополнительно свои время и силы, возвращаются к классическому трудоустройству .

У страха глаза велики: почему россияне хотят работать на себя
Фото: РИА Новости/Виталий Аньков

Таким образом, в сложившихся экономических условиях мы видим пока больше выгод для организаций по сотрудничеству с самозанятыми, чем для самих самозанятых, считает эксперт Севастопольского государственного университета.

— Кроме всего прочего, физлица зачастую регистрируются в качестве самозанятых, так как боятся, что налоговая увидит и как-то отследит переводы заказчиков на карту, придет с проверкой, — рассказывает контент-менеджер портала Самозанятые.рф Александра Ветрова. — Им легче платить 4% или 6% с дохода, чем переживать о возможных последствиях. Кто-то хочет работать с иностранцами — доход выше, платежи можно принимать официально, а не выводить их с непонятных иностранных электронных кошельков. И также статус самозанятого может открыть доступ к льготам МСП: льготные кредиты, тренинги и т. д.

Какие проблемы есть у самозанятых

Партнер BSH consulting Инна Бацылева указывает на ряд проблем, вытекающих из статуса самозанятого. Например, пенсионные отчисления. Сегодня уплата страховых взносов в пенсионный фонд является для самозанятых делом добровольным. Однако в недалеком будущем это может стать существенной проблемой для граждан, акцентирует Инна Бацылева.

Некоторые компании отказываются работать с самозанятыми, поскольку при утрате статуса (самозанятый теряет его автоматически при превышении порога дохода 2,4 млн рублей) компания должна уплатить страховые взносы за данное лицо и скорректировать свою отчетность за период, в котором были совершены операции с самозанятым. В результате компания несет дополнительные затраты (страховые взносы, штраф, пеня).

— Кроме того, всё еще требуется юридическое регулирование и интеграция этого института в трудовое законодательство, — рассказывает вице-президент по операционному управлению ANCOR Алексей Миронов. — Например, сейчас самозанятые не имеют социальных гарантий: медицинской страховки, пенсионных отчислений и т. д. С точки зрения трудового права они немного «вне закона».

У страха глаза велики: почему россияне хотят работать на себя
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

Алексей Миронов полагает, что «если государство сделает ставку на то, что самозанятые — это долгосрочный формат, то тогда нужно признать, что это такие же работники, как и все остальные». «И тогда они должны иметь соответствующие права, льготы и прочее», — подчеркивает он.

— Сама инициатива очень позитивная, но ее будущее пока неочевидно, — говорит Алексей Миронов. — И позиция государства в отношении самозанятых пока непонятна. В развитых экономиках большая часть работников не имеет постоянных трудовых договоров, они в формате условных фрилансеров работают на разных работодателей. И эта часть рынка регулируется государством: у этих людей и у работодателей есть права и обязанности.

Соответственно, если предположить, что в будущем очень ощутимая часть рынка труда, например 20%, не будет состоять в постоянных трудовых отношениях только с одним работодателем, это безусловно потребует особого регулирования со стороны госструктур.

Партнер налоговой практики BMS Law Firm Давид Капианидзе призывает также предусмотреть плавающую налоговую ставку для самозанятых, так как уровень дохода людей, использующих этот режим, может довольно серьезно отличаться. «Тогда может возникнуть риск занижения доходов, но он может быть минимизирован за счет контроля со стороны соответствующих органов. Такие изменения могли бы привлечь к этому режиму и выходу из тени большего числа людей», — заключил Давид Капианидзе.

Читайте также