Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Необходимо взаимное признание эффективных вакцин»
2021-07-16 13:22:59">
2021-07-16 13:22:59
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

России и Евросоюзу надо признать сертификаты друг друга о вакцинации — это поможет бизнесам обеих сторон, заявил в интервью «Известиям» председатель правления Российско-Германской внешнеторговой палаты Маттиас Шепп. Он также рассказал о том, как идет восстановление российско-германской торговли после пандемии, в чем выгоды от «Северного потока – 2» и как на сотрудничество Москвы и Берлина повлияет «зеленая сделка» ЕС.

«Мы постепенно уходим от экономических последствий»

— Как пандемия повлияла на российско-германскую торговлю — насколько сократился товарооборот, какие сферы пострадали больше всего? И, может, есть сектора, которые получили в это время толчок к развитию?

— Конечно, пандемия не помогла. Если мы посмотрим на прямые инвестиции немецкого бизнеса в Россию, которые в последние годы очень высокие, то увидим некоторую паузу в 2020 году. Причиной этого однозначно была пандемия. В 2018 году немецкие компании вложили в российскую экономику €3,3 млрд нетто. В 2019 году прямые инвестиции, по данным бундестага, составили €2,3 млрд. Если мы сравниваем приток и отток капитала, тогда в прошлом году это было около нуля.

Сейчас можно сказать, что мы постепенно уходим от экономических последствий пандемии — бизнес и люди в некоторой степени адаптировались к новой реальности. В I квартале мы наблюдаем очень высокий объем немецких прямых инвестиций в Россию — более €1 млрд. Мы в Российско-Германской внешнеторговой палате (ВТП) оцениваем эту тенденцию очень положительно. В 2020 году мы почувствовали, что большой интерес немецкого бизнеса к огромному российскому рынку не угас. Мы как внешнеторговая палата, наоборот, выросли более чем на 10% — сейчас мы насчитываем 1000 членских компаний. Это свидетельствует о том, что немецкий бизнес был, есть и будет чемпионом локализации в России. Президент Владимир Путин, к слову, в декабре в своем обращении к гражданам упомянул, что ни из какой другой страны не идут такие инвестиции в реальный сектор российской экономики, как из Германии.

Глава Российско-Германской внешнеторговой палаты Маттиас Шепп

Глава Российско-Германской внешнеторговой палаты Маттиас Шепп

Фото: РИА Новости/Алексей Куденко

— Во что инвестирует немецкий бизнес в России?

— Я назвал бы три сектора: фармакология, здравоохранение и сельское хозяйство. Также растет интерес к инвестициям и сотрудничеству с российскими партнерами в сфере возобновляемой «зеленой» энергетики. Мы видим, что сотрудничество в классических сферах энергетики — нефть и газ, которое сложилось между Германией и Россией больше полувека назад, постепенно трансформируется в сотрудничество в сфере возобновляемых источников энергии — устойчивые энергоносители, например водород.

— Объем взаимной торговли между странами достиг рекордного значения в 2012 году — тогда он составил €80,5 млрд. Еще до принятия санкций и контрсанкций он стал снижаться. Почему? Есть ли шанс сейчас выйти на этот уровень снова?

— В определенной степени это чисто статистический эффект. Если смотреть на цены на нефть и газ, которые до сих пор отвечают за огромную часть российского экспорта в Германию, то тогда были цены от $90 до $120 за баррель нефти, потом было время, где было и $30, и $40, сейчас $60 и $70 за баррель. Если это высчитывать, тогда понятно, что наши торговые отношения очень стабильны.

«В России высококвалифицированные сотрудники»

— За последний год политико-дипломатический климат в отношениях России и Германии несколько ухудшился. Насколько политика определяет состояние двусторонней торговли и насколько разрушительную роль сыграли взаимные санкции?

— По результатам нашего опроса среди 1000 компаний-членов, однозначно видно, что 60% опрошенных компаний жалуются на ухудшение политических отношений между двумя странами, а 27% отмечают стагнацию. С другой стороны, мы видим, что компании, которые в России давно открыли заводы, работают стабильно и успешно. Мы говорим не только о таких гигантах, как Volkswagen, который производит автомобили в Калуге и Нижнем Новгороде, компании Henkel, чья продукция производится на 11 заводах по всей России, или компании Globus, которая уже вложила в России порядка €2 млрд, — мы говорим и о семейном, малом и среднем бизнесе. Рекордные суммы инвестиций, которые мы видели в 2018–2019 годах, и более миллиарда евро нетто за первый квартал 2021 года. Это далеко не только гиганты и известные мировые бренды — это как раз средний бизнес.

Как правило, эти предприятия не присутствуют на бирже — там принимает решение семья, которая много десятков лет владеет этим бизнесом. Они видят в России хорошую возможность зарабатывать деньги. И смотрят не столько на политику, сколько на бизнес-кейсы, в этом плане Россия в последние годы стала более конкурентоспособной: сейчас €1 покупает в два раза больше, чем в 2008 году. Это означает, что в пересчете на евро инвестиции сегодня обходятся в два раза дешевле. Кроме того, в России высококвалифицированные сотрудники.

Бизнесмен
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

— Россия и Евросоюз пока не признают сертификаты друг друга о вакцинации. Как это сказалось на бизнес-сотрудничестве России и Германии?

— Наши топ-менеджеры и инженеры однозначно и единогласно приветствовали бы, если бы Россия признала иностранные вакцины — китайские, американские, немецкие, а ЕС признала бы «Спутник V» и другие российские препараты. Я знаю несколько топ-менеджеров немецких компаний, которые привились «Спутником» и BioNTech одновременно, чтобы более-менее свободно передвигаться между нашими странами. Наука подарила нам и на Западе, и в России несколько эффективных вакцин. К сожалению, общество и политика движутся пока не в том темпе, в котором развивается наука. Многие граждане Российской Федерации не хотят вакцинироваться. Перед правительствами и в России, и в западных странах стоит большой вызов — найти хороший баланс между сохранением жизни и здоровья населения и возвращением к нормальной социальной и экономической жизни.

Наш бизнес не понимает, почему, в то время как немецкие туристы могут ехать на Майорку, а несколько миллионов русских — в Турцию, где высокий уровень распространения коронавируса, для бизнесменов, которые ездят в командировки, действует двухнедельный карантин, даже если они привиты.

Вирус атакует и русских, и немцев, его не интересует гражданство, поэтому методы борьбы с COVID-19 должны быть более глобальными. Поэтому необходимо взаимное признание эффективных вакцин.

Вакцина Sputnik V
Фото: REUTERS/Anton Vaganov

— Правильно ли я поняла, что единственный удобный вариант для бизнесменов, чтобы вести дела в России и Германии в привычном режиме, это привиться двумя вакцинами? Это не опасно?

— Я не ученый, но вы можете мне поверить, что люди, которые решили это сделать, проконсультировались с хорошими специалистами. Жизнь только одна. У многих менеджеров, как и у меня, сделаны пара десятков разных прививок, поэтому одной больше или меньше, думаю, не играет большой роли.

«Немецкому бизнесу однозначно нужна дешевая энергия»

— Очень много споров ведется вокруг проекта «Северный поток – 2». Германия активно отстаивает этот проект, говоря о его экономической целесообразности. Есть ли у вас информация о том, какие выгоды этот проект принесет обеим сторонам? Какие перспективы он открывает?

— Значительное большинство компаний-членов Российско-Германской ВТП, согласно нашему последнему опросу, надеется, что «Северный поток – 2» будет построен и будет работать. Маттис Варниг, который возглавляет Nord Stream 2 AG, недавно в интервью немецкой газете Handelsblatt сказал, что компания ставила перед собой цель через десять лет кроме газа или вместо газа транспортировать по «Северному потоку – 2» водород.

Как это касается немецкого потребителя? Немецкому бизнесу однозначно нужна дешевая энергия, чтобы успешно конкурировать на мировом рынке. Российско-Германская внешнеторговая палата уже полтора года назад опубликовала позиционный документ, в котором написано, что бизнес может потерять многие миллиарды евро, если строительство «Северного потока – 2» не будет завершено. А с появлением «зеленой сделки» Евросоюза сотрудничество в сфере нефти и газа год за годом будет уменьшаться, поскольку растет значение других энергоносителей. Как подчеркнул господин Варниг, большой плюс «Северного потока – 2» в том, что потом по трубопроводу можно будет транспортировать водород.

Трубы «Северного потока — 2»
Фото: Global Look Press/Jens Büttner

— Летом этого года Евросоюз окончательно одобрит «зеленую сделку», которая должна сделать ЕС климатически нейтральным к 2050 году. Какую роль в разработке и реализации этой сделки играет ФРГ?

— Германия играет большую роль, потому что Германия — самая большая экономика в Европе. Наши компании уже начали трансформацию. Если вы возьмете такого гиганта, как Volkswagen, то увидите, что они уже пару лет тому назад определились и сделали ставку на e-mobility — автомобили, которые ездят на электричестве.

— Один из аспектов «зеленой сделки» — так называемый трансграничный углеродный налог — беспокоит внешних торговых партнеров Евросоюза. Как этот фактор повлияет на сотрудничество России и Германии — это окно возможностей или, напротив, тормоз для совместной работы?

— Для российских экспортеров там есть как риски, так и возможности. Если не адаптируются, то они потеряют часть западного рынка — это риск. Но в последнее время мы как Российско-Германская внешнеторговая палата видим, что не только в бизнесе, но и в политике Россия воспринимает эти вызовы очень серьезно. Я лично слушал речь президента Путина на Санкт-Петербургском экономическом форуме. Некоторые назвали это выступление «призывом к «зеленой» революции». Самая большая страна мира — это Россия, и, естественно, президент Путин поставил перед правительством задачи в некоторых сферах не только догонять Евросоюз, но и обгонять его. Я думаю, на этом фоне немецкий и российский бизнес могут сплоченно и эффективно работать вместе. Немецкие технологии помогают снижать объем выбросов углеводорода и на наших, и на российских крупных заводах. Блестящий российский инженерный дух помогает найти новые технологические решения. Уверен, что мы в ближайшее время увидим российско-немецкие примеры успешного сотрудничества.

Президент РФ Владимир Путин во время выступления на экономическом форуме в Санкт-Петербурге, 2021 год

Президент РФ Владимир Путин во время выступления на экономическом форуме в Санкт-Петербурге, 2021 год

Фото: РИА Новости/Владимир Смирнов

— В 2019 году Восточный комитет германской экономики предложил новые сферы сотрудничества между Россией и ФРГ — это цифровизация промышленности, устойчивое развитие и «зеленая» трансформация. За два года есть ли какие-то подвижки в этих направлениях?

— Мы видим, что в сфере цифровизации наши компании начали более тесно работать вместе, например, в рамках Германо-Российской инициативы по цифровизации экономики (GRID). Германия традиционно очень сильна в Индустрии 4.0, а Россия — одна из лидирующих стран в сфере IT. Люди, которые здесь пишут софт, — высококлассные специалисты. Не зря многие немецкие крупные компании нанимают тысячи российских IT-инженеров.

Что касается устойчивого развития, то министр экономики Петер Альтмайер и министр промышленности и торговли Денис Мантуров уже полтора года назад в Берлине договорились о тесном российско-германском сотрудничестве в сфере водорода на полях нашей большой традиционной конференции по инвестклимату в России. Затем недавно оба министерства подписали соответствующие соглашения. Мы основали инициативную группу по водороду, где крупные российские компании, такие как «Роснано» и «Росатом», тесно сотрудничают с немецким крупным и средним бизнесом.

Читайте также