Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Острый бюджет: продажи детективов выросли в 2,5 раза
2021-07-01 17:39:24">
2021-07-01 17:39:24
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

По данным Российского книжного союза, шесть позиций топ-20 произведений художественной литературы, изданных наибольшими тиражами в 2021 году, занимают книги детективного жанра. Наиболее популярным чтением среди россиян за время пандемии стали полицейские романы, балансирующие на грани психологического триллера, нуары и частные расследования в декорациях прошлого. Как выяснили «Известия», к 2022 году число зарубежных детективов на рынке может вырасти в полтора раза и значительно потеснить российских хедлайнеров.

Преступление и размышление

Обросшая множеством поджанров, от саспенса и нуара до кровожадного слэшера, и прочно утвердившаяся в лидерах книжных продаж остросюжетная проза снова набирает обороты. Казалось бы, сейчас, чтобы получить свою дозу адреналина, достаточно бросить взгляд на экран смартфона, однако, как отмечают ключевые игроки рынка, детективы и триллеры «взлетели» именно во время пандемии — в крупнейшем сервисе электронных и аудиокниг в России и странах СНГ ЛитРес продажи выросли в 2,5 раза за последний год (с июня 2020 по июнь 2021-го). В издательстве «Эксмо» доля остросюжетной литературы в сегменте художественной прозы выросла до 10%, хотя в 2018 году составляла 6%. Также детективный жанр вошел в топ-3 самых популярных у читателей художественной литературы по данным издательства АСТ.

Самые популярные отечественные авторы по количеству проданных экземпляров за последний год — Борис Акунин, Татьяна Устинова, Дарья Донцова, Александра Маринина и Татьяна Полякова, за полгода — Борис Акунин, Дарья Донцова, Стивен Кинг, Татьяна Устинова и Татьяна Полякова. Зарубежные топы — Ю Несбё, Майк Омер, Алекс Михаэлидис. Израильтянин Майк Омер второй год подряд удерживает пальму первенства на ЛитРесе — его мрачный криминально-психологический роман «Внутри убийцы», повествующий о серийном маньяке, бальзамирующем тела своих жертв с целью придания последним каких-то вычурных поз, разлетелся тиражом 132 тыс. бумажных экземпляров и 32 тыс. электронных. Сиквел триллера «Глазами жертвы» с юной девой в белой ночной сорочке на обложке и обнадеживающим подзаголовком «Она может думать как убийца» возглавляет топы продаж сейчас — с рейтингом 4,8 (из пяти) и бодрой издательской аннотацией «От сюжета кровь стынет в жилах».

Генеральный директор платформы ЛитРес Сергей Анурьев отметил в беседе с «Известиями», что за последний год детективы вошли в топ-5 жанров по популярности и обеспечили сервису более 7% всей выручки. Среди самых популярных книг с июня 2020 по июнь 2021 года — «Тревожные люди» Фредрика Бакмана, «Дурная кровь» Роберта Гэлбрейта, аудиокнига Бориса Акунина «Просто Маса», «Камея из Ватикана» Татьяны Устиновой, «Ваш ход, миссис Норидж» Елены Михалковой.

Рейтинг подтверждает, что наибольшей популярностью у читателей пользуются полицейские детективы, которые балансируют на грани психологического триллера («Внутри убийцы», «Глазами жертвы» Майка Омера), частные расследования в декорациях прошлого («Ваш ход, миссис Норидж» Елены Михалковой, «Просто Маса» Бориса Акунина), а также истории, откликающиеся на современную новостную повестку («Камея из Ватикана» Татьяны Устиновой, «The One. Единственный» Джона Маррса), ­— перечислил Сергей Анурьев.

С ним соглашается директор по маркетинговым коммуникациям департамента «Художественная литература» издательства АСТ Дмитрий Яронов, напоминающий, что детектив — один из самых востребованных читателем жанров со времен Эдгара По.

— Секрет успеха прост: читатель с удовольствием распутывает интригу или следит за расследованием. Всё как в интеллектуальной игре — чем труднее вопрос и проще ответ, тем сильнее впечатления, ­— поделился мнением Дмитрий Яронов в беседе с «Известиями».

Игра на публику

Засилье детективов, как и вообще жанровых произведений, нравится далеко не всем. Часть литературного сообщества просто не воспринимает их всерьез, проводя четкий водораздел между такими «поделками» и большой прозой. А многие из тех, кто не склонен мыслить шаблонами, обращают внимание на переизбыток откровенной чернухи.

книги
Фото: РИА Новости/Павел Бедняков

Писатель и критик Лев Гурской отмечает, что в современном детективе лидирует слэшер и «черный роман», так же как в фантастике — «постапокалипсис» или «зомби-хоррор».

Читатель всё это покупает, так как подвержен моде и подчиняется тренду, но в глубине души он хочет видеть свет в конце туннеля. Жизнь чаще всего нехороша, а иногда и отвратительна. Однако это еще не повод для того, чтобы отказаться от хеппи-эндов. Добро должно победить зло, жизнь — одержать верх над смертью — пусть и (говоря словами Хармса) «неизвестным для нас способом», — сказал «Известиям» Лев Гурской.

Современная издательская практика не способствует выходу на рынок более качественной литературы, поскольку издатели боятся неожиданностей и предпочитают гнать коммерческий «верняк», добавил писатель.

— Это, впрочем, свойство не только российских книжных коммерсантов, — заметил он. ­ — Вспомним, с каким трудом той же Роулинг удалось продать первую книгу о Гарри Поттере.

Один из самых рейтинговых остросюжетных прозаиков Сергей Литвинов категорически не согласен с принятым у критиков подходом делить тело литературы на три сегмента: «большую прозу», «беллетристику» и «паралитературу».

— Для меня лично водораздел всё-таки проходит по другим границам: интересно — скучно, талантливо — бездарно, — признался Сергей Литвинов. — Скрывать не стану: я и (моя соавтор и сестра) Аня работаем, чтобы потрафить публике, дать людям несколько часов забвения, помочь скоротать время в поездке, в очереди у врача или на пляже. Ничего зазорного мы в этом не видим.

Автор напомнил, что «вещицы» и «безделицы», написанные на заказ, на спор, а то и с прямым намерением заработать, вошли в тот самый золотой фонд: Достоевский и ранний Чехов, Стивенсон и Ильф с Петровым, братья Стругацкие и Агата Кристи.

читатель
Фото: агентство городских новостей «Москва»/Денис Гришкин

Коврики с лебедями

Генеральный директор РГБ, член жюри премии «Русский детектив» Вадим Дуда полагает, что при всей стабильности жанра и его несомненной востребованности низкокачественной литературы на рынке хватает и вопрос отбора как раз призвана решить новая премиальная институция, открывшая на фестивале «Книги на Красной площади» старт второго этапа читательского голосования.

— Несмотря на популярность детектива, найти оценку произведениям со стороны профессионального сообщества было довольно сложно, а ведь именно на списки шорт-листов ориентируется читатель, — пояснил «Известиям» Вадим Дуда.

Эксперт выразил надежду, что премия станет читательским гидом в море остросюжетной прозы и поможет начинающим талантливым авторам найти дорогу к издателю.

— К примеру, лауреат номинации «Дебют года» Татьяна Морозова написала захватывающий детектив, который глубоко затягивает в канву повествования. Статусы главных героев постоянно меняются, сюжет развивается по нескольким оригинальным направлениям и умело подходит к совершенно неожиданному финалу. В итоге читатель получает эмоции, которые превосходят все его ожидания, — рассказал он.

С гендиректором «Ленинки» согласилась член жюри премии писатель Александра Маринина.

— Для того чтобы жанр жил, он должен развиваться, и поддерживать его жизнь могут только те, кто не боится выйти за рамки канона, ­— объяснила автор «Каменской».

В качестве примера Маринина привела роман Вячеслава Праха «Он умел касаться женщин», получивший приз в номинации «Автор года», в котором автору удалось уйти от шаблона «загадка–действие–разгадка» в сложный и тонкий мир внутренних переживаний героя.

красная площадь
Фото: РИА Новости/Павел Бедняков

Эксперты сходятся в том, что общий уровень отечественной беллетристики в значительной степени повысился в сравнении с девяностыми. И чтобы в том убедиться, не обязательно вчитываться в книги, достаточно посмотреть на обложки.

— Те, под которыми бестселлеры выходили в 90-е (да и нулевые), — окровавленные кинжалы, пистолеты-автоматы, руки скелетов, которые тянутся к игорным фишкам — словом, треш. Теперь вкуса и красоты в оформлении книг стало больше, ­— заметил Сергей Литвинов.

Впрочем, признает он, определенная тенденция к «коврикам с лебедями», что висели над кроватями в середине прошлого века, сохраняется.

Читайте также