Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Россия стала одной из самых привлекательных юрисдикций для IT-компаний»
2021-06-04 14:33:55">
2021-06-04 14:33:55
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Страна уверенно идет по пути цифровизации экономики и общественной жизни. Успехи впечатляют, однако остались и проблемы. О том, какие меры принимаются для их решения и чего ждать IT-индустрии в ближайшем будущем, «Известиям» рассказал на полях ПМЭФ заместитель министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Максим Паршин.

— Скажите, пожалуйста, есть ли уже эффект от внедрения первого пакета мер поддержки IT-отрасли?

— Первый пакет мер — налоговый маневр. Вступил в силу с 1 января, и у нас уже есть данные о том, кто воспользовался этой льготой. Анализ не завершен, но предварительные данные есть, и мы видим, что компании IT-отрасли активно пользуются льготами и есть определенный эффект. А льготы очень серьезные, я просто напомню, что с 1 января у нас действуют пониженные ставки налога на прибыль для IT-компаний: не 30%, как общая ставка, а всего лишь 3% налог на прибыль. И размер цифровых взносов на фонд оплаты труда 7,6%. Конечно, это очень серьезная экономия, которую компании инвестируют в создание новых отечественных решений, внедряемых в бизнесе, в общественной жизни. Примерно 5,5 тыс. компаний уже воспользовались этой льготой.

Московский цифровой форум, посвященный развитию цифровой экономики в России

Московский цифровой форум, посвященный развитию цифровой экономики в России

Фото: РИА Новости/Антон Денисов

— Эти меры способствуют тому, чтобы компании и специалисты возвращались в Россию?

— Мы активно общаемся с теми предпринимателями, которые в разное время уехали и обосновались в других странах. Они с большим интересом смотрят на нововведения в нашем налоговом законодательстве. Россия стала одной из самых привлекательных юрисдикций в части налогов именно для IT-компаний, поэтому они всерьез задумываются о том, чтобы передислоцировать бизнес сюда, где корпоративный налог 3%.

— Что ж, будем ждать возвращения «мозгов»!

— Будем ждать. Это просто не такой быстрый процесс: невозможно же взять и передислоцировать бизнес за несколько месяцев. Мы сейчас обсуждаем разные меры о том, как действительно донести эту информацию до коллег, до наших бывших соотечественников или, может быть, даже до тех, кто никогда не был в России до этого. Объяснить условия ведения IT-бизнеса в России, какие здесь преимущества. Преимуществ много, и, конечно, мы заинтересованы в том, чтобы люди возвращались или основывали здесь уже российские компании.

— Минцифры недавно заявляло о планах цифровой трансформации крупных госкомпаний. Что конкретно будет сделано и потребует ли это дополнительного финансирования? Или же, наоборот, приведет к экономии бюджетных средств?

Правительство утвердило директивы представителям государства в крупнейших госкомпаниях, таких компаний 50. На самом деле их больше, потому что речь идет не только о специальном списке 50 компаний, но и о дочерних обществах. Это наши крупнейшие компании, и в соответствии с этими директивами до 1 сентября они должны разработать и согласовать стратегию цифровой трансформации на основе отечественных решений. Стратегия — это комплексный документ, который описывает именно трансформацию бизнеса на основе IT-технологий, IT-решений.

Здание Министерства связи и массовых коммуникаций РФ
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Константин Кокошкин

Основная цель — это повышение эффективности бизнеса, в данном случае — государственного бизнеса, снижение издержек. Но это намного глубже, потому что часто просто меняют логику бизнеса. Появляются новые направления деятельности, которые становятся даже более эффективны с точки зрения бизнеса, чем традиционная деятельность. Потребует ли это денег? Конечно, в этой стратегии должен быть обозначен бюджет, какие источники средств.

— Но компании сами будут за это платить?

Компании в любом случае сейчас инвестируют большие деньги в цифровизацию. Речь идет, может быть, об изменении приоритетов. И у всех компаний есть свой бюджет на цифровизацию. Поэтому здесь будет настройка бюджетов. Но, кроме того, мы предусматриваем определенные меры поддержки компаниям, которые активно занимаются цифровой трансформацией. В частности, есть программы льготного кредитования компаний, которые внедряют отечественные решения на цифровую трансформацию. Программа запущена, уже можно судить о каких-то предварительных итогах.

При этом кредитуют банки, это бизнес для банка, это бизнес для заемщика, это дешевый кредит. А мы компенсируем банку недополученный им доход. Поэтому, с одной стороны, это бизнес-проект. С другой стороны, он управляемый. И на внедрение не всякого решения можно получить такой кредит. Конечно, речь идет об импортозамещении, о внедрении отечественных продуктов, которые в достаточном количестве у нас есть.

— Фиксируете ли вы трудности с получением грантов? Могут ли их получить, например, стартапы?

— Ну, я бы не говорил о «трудностях». Вот подготовка заявки на грант — это определенная работа, заявку нужно подготовить. Речь всё-таки идет о бюджетных средствах, поэтому они не могут раздаваться просто так. Поэтому поддерживаются качественные заявки. Грантовая поддержка есть как и у стартапов, так и у зрелых компаний со зрелыми решениями, когда речь идет о выведении этого продукта на новый уровень. До 20 млн рублей можно получить в рамках гранта для стартапов. Можно получить гранты, которые предоставляет наш фонд развития информационных технологий, там уже до 300 млн планка. Мы делаем всё, чтобы процессы получения гранта, подготовки заявки на получение гранта и дальше работы в рамках этого гранта были максимально яркими и прозрачными.

— Помимо грантов какие могут быть меры поддержки?

Помимо грантов запущена акселерационная программа. Фонд развития интернет-инициатив до 10 июня принимает заявки от молодых компаний, команд, у которых есть продукты, или идеи, или какой-то прототип, для того чтобы правильным образом его упаковать, продвинуть, чтобы он стал коммерчески успешным. Это абсолютно бесплатно, то есть все расходы берет на себя бюджет.

учащийся в ИТ-школе
Фото: РИА Новости/Максим Богодвид

— Могут ли российские IT-компании стать реальными конкурентами на глобальном рынке?

— У нас, конечно, есть абсолютно конкурентоспособные решения как на внутреннем, так и на глобальном рынке. IT-экспорт — это миллиарды долларов. В общем, мы знаем такие решения в части информационной безопасности, в других сферах, которые абсолютно конкурентоспособны, и заказчики во всем мире платят большие деньги, внедряя эти решения и доверяя им свой бизнес. Экспорт есть, и он растет двузначными темпами каждый год, но нужно действительно способствовать этому экспорту. Маркетплейс экспортных решений — это направление, в котором мы развиваем реестр отечественного программного обеспечения.

Имидж наших этих отраслей сложился достаточно яркий. И наши программисты, конечно же, являются одними из лучших в мире. Что подтверждается постоянными победами наших команд в чемпионате мира по программированию. Сразу анонсирую, что ближайший финал чемпионата мира по спортивному программированию пройдет в Москве этой осенью. Будут команды более чем из 50 стран. Это будет знаковое мероприятие для всего IT-сообщества.

Читайте также