Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Иллюзия выбора: зачем ужесточать контроль над ИТ-гигантами

Как пользователи страдают от антиконкурентных практик интернет-площадок
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Компанию Google обвинили в манипуляции результатами поиска в пользу YouTube. В суд на ИТ-гиганта подала канадская Rumble Inc., оператор одноименной видеоплатформы. Google и YouTube принадлежат одному холдингу, Alphabet Inc. Но подобную практику применяют не только американские компании — интернет-площадки продвигают свои интересы в обход конкурентов в Европе, Китае и России. Правительства многих стран уже вводят антимонопольные меры против них. Как бизнес и обычные пользователи оценивают действия ИТ-гигантов — в материале «Известий».

Практики

ИТ-гиганты, подобные Alphabet Inc., объединяют десятки платформ и сервисов, формируя полноценную инфраструктуру. Как правило, они контролируют доступ к ключевому звену работы интернет-рынка — например, поисковой системе. Владея ей, интернет-платформы нередко показывают пользователям то, что сами хотят продать, и диктуют свои правила игры как компаниям, так и потребителям. Вред наносят конкретные практики антиконкурентной политики.

Одна из них — дискриминация конкурентов через приоритетное продвижение своих продуктов. За это Google удостоился очередного иска. Канадский видеохостинг Rumble обвинил компанию в том, что в большинстве случаев результатом поиска в Google являются ссылки на YouTube при наличии схожего контента у конкурентов. По подсчетам Rumble, ущерб одной только канадской компании от таких действий превысил $2 млрд.

Для понимания ситуации: похожая история была и в России, когда в августе прошлого года «Авито», «Циан» и ряд других сервисов пожаловались в ФАС на злоупотребление «Яндексом» своим доминирующим положением. По их мнению, российский гигант использовал доминирующее положение на рынке интернет-поиска, чтобы продвигать десятки собственных сервисов через «колдунщики» — привлекательные интерактивные модули. Они располагаются над результатами органической выдачи, ведут к собственным онлайн-сервисам и позволяют покупать товары и услуги без перехода на другие сайты.

Тогда подписанты потребовали прекращения этой практики. По мнению заявителей, так как «колдунщик» демонстрируется пользователю в обход правил ранжирования и не маркируется как реклама, то происходит манипулирование поисковыми результатами. При этом яркие блоки с прямой ссылкой на сервис доступны только для продуктов «Яндекса», конкуренты такой опции продвижения не имеют, теряют внимание пользователей, трафик и прибыль и вынуждены больше платить за рекламу.

Сами представители «Яндекса» заявляют о готовности вести эту дискуссию и дальше. «Переговоры о возможных интерактивных форматах в поисковой выдаче мы ведем уже несколько лет, — отмечал тогда пресс-секретарь Илья Грабовский. — Не все партнеры были готовы работать с такими форматами, возможно, потому, что новые решения требуют от них определенных технических доработок, чтобы их сайты корректно отображались в интерактивных форматах».

Далее везде

Другая практика — злоупотребление информацией о пользователях. Будучи операторами цифровых платформ, ИТ-гиганты имеют доступ к данным конечных пользователей и отдельных бизнесов, которые используют ресурсы платформы. Информация о покупках и социально-демографический портрет позволяют создавать потребительские подборки избранных товаров по привлекательным ценам. Доступ к информации о популярности тех или иных товаров дает простор для усовершенствования собственных предложений. Это заметили за Amazon, который выпускает товары, отдаленно напоминающие успешные продукты конкурентов, и прибегает к хищническому ценообразованию. Согласно данным The Wall Street Journal, целый набор технологий для своих умных колонок Amazon Echo компания позаимствовала у стартапа по распознаванию речи Vocalife LLC.

Третья практика — установление чрезмерных комиссий, механика формирования которых не прозрачна для разработчиков ПО в маркетплейсах. Комиссия может быть серьезным препятствием для развития бизнеса конкурентов и распространения их инноваций. На этом фронте с «монополистами» Google и Apple за снижение действующей 30-процентной комиссии борется «Коалиция за справедливость приложений», собранная Epic Games и Spotify.

Также ИТ-гиганты прибегают к поглощению конкурентов, что служит наращиванию рыночной власти крупных технологических компаний. Кроме того, они проводят систематическую аналитику и отслеживают появление новых игроков, которые могли бы представлять для них потенциальную угрозу — их задействуют в своих целях или убирают с пути.

Всё это не только влияет на статистические вещи, такие как завышенные цены, ограниченный выбор или широкое распространение менее качественных продуктов, но и препятствует развитию инноваций в сферах, в которых ведут дела ИТ-гиганты. Даже инвесторы признаются, что они не готовы вкладываться в компании, претендующие на сегменты рынка, подконтрольные крупным технологическим компаниям.

Регулирование

Власти ведущих стран в 2020 году задали глобальную тенденцию регулирования цифровой среды, причем не только на Западе (США и Евросоюз), но и в Китае, где государство всячески поддерживало своих национальных чемпионов.

2020-й стал точкой невозврата для Google, которую на протяжении многих лет безрезультатно критиковали за антиконкурентные практики. С октября по декабрь против ИТ-гиганта было подано три судебных иска от министерства юстиции США и генеральных прокуроров десятков американских штатов по обвинению в нарушении Акта Шермана — основного американского законодательного акта в области антитраста. Причина — многочисленные злоупотребления доминирующим положением на рынке онлайн-поиска и интернет-рекламы через манипулирование результатами поисковой выдачи, устранение конкурентов и нерыночный захват сетевого трафика.

Встряска ждала Google и в Европе. В ноябре 2020-го более полутора сотен интернет-компаний обратились в Еврокомиссию с просьбой ужесточить контроль за работой Google в связи с его антиконкурентными практиками на рынке онлайн-поиска. А уже в декабре ЕС представил два законопроекта — Акт о цифровых сервисах и Акт о цифровых рынках. В них прописана ответственность интернет-платформ за нарушение конкуренции и дискриминацию в сети: штрафы до 10% от годового мирового оборота компании и структурное разделение бизнеса через принуждение компании к продаже активов, интеллектуальной собственности или брендов.

Китайская интернет-среда существует по другим законам — в стране процветают крупнейшие национальные игроки, каждый из которых контролирует один или несколько сегментов рынка. Рост каждой из этих компаний стал возможен благодаря высоким и подчас запретительным барьерам входа для иностранных компаний. К числу местных ИТ-гигантов относятся корпорации Baidu Inc. (рынок интернет-поиска), Alibaba Group Holding Ltd. (электронная коммерция), Tencent Holdings Ltd. (онлайн-игры, мессенджеры, электронные платежи).

В Китае долго сохранялся протекторский режим по отношению к национальным участникам рынка, но в ноябре 2020 года власти анонсировали ужесточение антимонопольного регулирования, которое коснется крупнейших компаний КНР. Был опубликован проект нормативного документа, который предусматривает защиту игроков с меньшей рыночной долей; ограничение возможности использования персональных данных пользователей с целью их прямого таргетирования; запрет на хищническое ценообразование в электронной коммерции; ограничение предельной допустимой доли, которую может занимать компания на конкретном интернет-рынке, включая интернет-поиск.

Проблема

То, что мы наблюдаем сегодня на крупнейших рынках в западной и восточной моделях госуправления, позволяет определить общую для всего мира проблему — растущая власть крупнейших цифровых платформ и их бесконтрольное влияние на экономику и общество.

В России это ощущается не менее остро. Существуя в европейской модели развития интернет-среды с точки зрения открытости для глобальных игроков, государство оказывает поддержку отечественным цифровым платформам, как в Китае. Но это не снимает с властей ответственности за меры, которые должны приниматься для защиты конкурентоспособности как в глобальном, так и национальном масштабах.

Попыткой подтянуть защиту конкуренции к новым реалиям цифровой экономики в России стал «Проект пятого антимонопольного пакета». Его ключевые положения касаются критериев установления доминирующего положения игроков цифровых рынков, а также предписаний, которые могут быть выданы по сделкам экономической концентрации. По ним передаются права на результаты интеллектуальной деятельности. В законопроекте не оговаривается регулирование поисковых систем, хотя они контролируют ключевую инфраструктуру доступа к пользователям и каналы распределения трафика между всеми участниками интернет-отрасли, а также хранят и накапливают колоссальный объем пользовательских данных.

По последним публичным заявлениям замглавы ФАС Андрея Цыганова, сроки принятия пакета зависят от отрасли. Дискуссия может затянуться на 5–10 лет — главное не создать олигополистическую ситуацию. Принятие пятого антимонопольного пакета стало бы шагом вперед, но потребуется еще немало усилий по созданию системного регулирования цифровых рынков и деятельности технологических компаний.

Пока ФАС и отрасль ищут компромисс, риски злоупотреблений со стороны цифровых монополий могут лишь возрастать. А все попытки бизнеса защитить права пользователя выбирать лучшие товары и услуги будут сводиться к отдельным искам с непредсказуемым результатом. По мнению экспертов, монополизация в цифровой экономике нанесет ущерб не только бизнесу, но и всему обществу.

Читайте также
Прямой эфир