Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Может рвануть: взлетят ли нефтяные котировки
2021-06-04 10:06:46">
2021-06-04 10:06:46
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Если поверить свежему докладу Международного энергетического агентства и перестать инвестировать в добычу нефти, мы получим резкий скачок цены до $200 за баррель, заявил вице-премьер РФ Александр Новак, выступая на ПМЭФ-2021. «Известия» совместно с экспертами разбираются, насколько реален такой прогноз и реализуем ли сценарий МЭА по отказу от разработки углеводородов уже сейчас.

Доклад МЭА и реакция

Основной посыл доклада Международного энергетического агентства «Нулевые выбросы к 2050 году» — необходимо стремиться к углеродной нейтральности. Это значит, что следует прекратить разработку новых нефтяных, газовых и угольных месторождений.

На публикацию последовала немедленная международная реакция. Так, министр энергетики Саудовской Аравии принц Абдель Азиз бен Салман сравнил доклад с сиквелом фильма «Ла-Ла-Ленд», имея в виду, что фантазии авторов из МЭА не имеют ничего общего с реальностью. Следовательно, нельзя воспринимать его всерьез.

Более сдержанная, но похожая реакция последовала из России. В рамках ПМЭФ-2021 состоялась дискуссия «Будущее энергетики. Энергопереход», где зампред правительства Александр Новак посоветовал быть аккуратнее с подобными прогнозами.

Президент ассоциации «Глобальная энергия», ведущий программы «Вести в субботу» на телеканале «Россия» Сергей Брилев, генеральный директор, председатель правления ПАО «Россети» Андрей Рюмин, государственный министр по энергетике Катара Саад Шерида Аль Кааби, генеральный секретарь, главный исполнительный директор Мирового энергетического совета (МИРЭС) Анжела Уилкинсон, заместитель председателя правительства РФ Александр Новак, министр энергетики Саудовской Аравии Абдулазиз бин Салман Аль Сауд (слева направо)

Генеральный директор, председатель правления ПАО «Россети» Андрей Рюмин, государственный министр по энергетике Катара Саад Шерида Аль Кааби, генеральный секретарь, главный исполнительный директор Мирового энергетического совета (МИРЭС) Анжела Уилкинсон, заместитель председателя правительства РФ Александр Новак, министр энергетики Саудовской Аравии Абдулазиз бин Салман Аль Сауд (слева направо) на панельной дискуссии «Будущее энергетики. Энергопереход» в рамках Петербургского международного экономического форума – 2021

Фото: РИА Новости/Владимир Астапкович

Доля традиционных источников энергии в мировой энергетике оценивается в 81%. Соответственно, этот объем невозможно заместить разом возобновляемыми источниками энергии. Если прямо сейчас прекратить инвестировать в добычу, цена барреля нефти подскочит до $200, предостерегает Александр Новак. А вот задача сделать добычу этих углеводородов более экологичной не кажется неправдоподобной и отвечает вектору развития стран, богатых углеводородами.

Даже снижение доли традиционных ресурсов до 70% к 2040 году потребует серьезных перемен прежде всего в доступности ВИЭ. В радикальных прогнозах говорится о 50–60%. Но прогнозируемая МЭА углеродная нейтральность наступит при 20–25%, а это слабо достижимо.

Александр Новак также напомнил, что в мире 2 млрд человек не имеют свободного доступа к электрическим сетям. Эти люди нуждаются в стабильной и дешевой энергии, которую на данный момент могут обеспечить только нефть, газ и уголь.

Нельзя торопить события

Резкий скачок цен в случае чрезмерно быстрого сворачивания инвестиций в нефтегазодобычу, безусловно, последует, полагает Дмитрий Александров, начальник управления аналитических исследований ИК «Универ Капитал». «Эта зима показала, насколько рискованно опираться сейчас только на возобновляемые (причем даже разные) источники энергии, не имея легко доступного резерва в виде классических энергоносителей. Формально решение очевидно — нарастить объемы генерации на ВИЭ и мощности резервного хранения электроэнергии. Но это гигантские инвестиции, которые требуют не только денег, но и материалов, добыча, переработка, а затем и утилизация которых потребуют всё той же энергии. Так что резкий переход на ВИЭ сейчас рискован и очень затруднен», — считает эксперт.

нефть добыча
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Константин Кокошкин

Переход на другие энергоресурсы возможен только с развитием технологий, говорит Александров: «К 2050 году ситуация с энергобалансом действительно может сильно измениться, хотя произойти это может, например, за счет термоядерной генерации (которую, правда, ждут уже 50 лет). Но пока можно, никак не отрицая ценности движения к нулевом углеродному следу, сказать, что мировая экономика не в том состоянии, чтобы брать на себя нагрузку в виде резкого увеличения расходов на ускоренный переход на ВИЭ и риски периодического драматического роста цен на энергию, который будет с этим связан».

За возобновляемой энергетикой, безусловно, будущее, однако число проблем отрасли не позволяет говорить о быстром замещении традиционных энергоресурсов, считает управляющий партнер аналитического агентства WMT Consult Екатерина Косарева. «Помимо дороговизны на стадии изготовления оборудования, помним и о вреде для экологии. А это — тонны неперерабатываемого пластика и других материалов от ветряков и систем улавливания солнечной энергии. Ситуация не совсем та, которую ожидают приверженцы «чистой» энергетики», — говорит она.

Сферический конь в вакууме

Оценка будущего Александром Новаком — это гипотетический сценарий, а не прогноз цен на нефть, утверждает директор Центра экономической экспертизы НИУ ВШЭ Марсель Салихов. «Действительно, резкий скачок цен возможен даже в условиях стабильного или снижающегося мирового спроса на нефть, если инвестиции в добычу будут недостаточны. Добыча на зрелых месторождениях снижается на 3–5% ежегодно, и без постоянных инвестиций в поддержание добыча начнет снижаться быстрее спроса. Это может привести к ценовому скачку», — добавил он.

Эксперт ВШЭ скептически оценивает и доклад МЭА. «Достижение нетто-нулевых выбросов к 2050 году означает, что мировая добыча нефти должна снизиться до 20 млн баррелей в сутки к 2050 году, то есть примерно на 80% по сравнению с текущим объемом доступных мощностей. Теоретически это означает, что практически вся нефтедобыча станет ненужной. К примеру, Саудовская Аравия и Россия (или Саудовская Аравия и США) могут полностью обеспечить этот спрос», — считает эксперт.

Фото: TASS/EPA/ALI HAIDER

При этом в докладе МЭА не сказано главного: во сколько обойдется подобный переход. «Сколько будет стоит заместить 80% текущий добычи нефти? К каким ценам на энергоресурсы это приведет? На это и обращает внимание Александр Новак — без оценки стоимости подобных решений и без оценки, к каким ценовым параметрам это может привести. Следовательно, подобные прогнозы невозможно оценивать как релевантные», — резюмирует Марсель Салихов.

Деньги и технологии

$200 — из области нереального, утверждает Екатерина Косарева. «Еще совсем недавно стоимость барреля нефти была около $100. Максимум, который можно ожидать при критических сценариях, — $150. Продавать нефть за $200 возможно только в одном случае: когда нефть совсем закончится. Но в такой ситуации уже будет не до денег. Да и мало кто в мире сможет себе позволить», — прогнозирует аналитик.

Идею перестать инвестировать в нефтедобычу эксперт считает утопичной: «Вкладывать средства необходимо как в новые месторождения, так и в разрабатываемые, чтобы повысить коэффициент извлечения. Тогда, в условиях истощения ресурсной базы, на этих месторождениях удастся сохранить хотя бы текущий уровень добычи».

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Сергей Коньков

«Кроме того, вызовы, которые ставят особенности трудноизвлекаемых запасов нефти (например, баженовская и ачимовская свиты), заметно двигают технологии вперед: компании миллиарды рублей вкладывают в научные разработки. Возникает множество "побочных" продуктов, которые выпускаются на свободный рынок и применяются не только в нефтедобыче, но и других отраслях. Это огромная индустрия, где заняты сотни тысяч людей», — заключает Косарева.

Читайте также