Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Советский памятник-танк демонтировали в Хмельницком на Украине
Мир
На пляжи Израиля выбросило десятки пакетов с наркотиками
Мир
В офисе президента Украины сообщили о восстановлении электроснабжения в Херсоне
Мир
Джонсон объявил сбор средств на закупку медикаментов для Украины
Мир
США стало известно о прослушке телефона папы римского
Мир
Лукашенко выразил соболезнования в связи со смертью главы МИД Белоруссии Макея
Спорт
Сборная Польши обыграла команду Саудовской Аравии в матче ЧМ-2022
Общество
Температура в Москве к 30 ноября опустится до январских значений
Мир
Умерла певица и актриса Айрин Кара
Мир
Бывший офицер ЦРУ заявил о желании Зеленского втянуть НАТО в конфликт
Общество
Умер известный советский следователь Владимир Калиниченко
Общество
Езду на самокатах запретят на некоторых улицах Москвы с 1 марта 2023 года
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Девятый «Форсаж» многие сравнивают с историей Каина и Авеля, и авторы экшена с этим не собираются спорить. В самом длинном фильме всей серии поместилось сразу два, а может быть, и три самостоятельных произведения, причем дать публике пережить этот опыт в кино для студии Universal важнее, чем собрать кассу, рассказали «Известиям» актер Вин Дизель и режиссер картины Джастин Лин накануне ее выхода в российский прокат.

— Сейчас непростое время, чтобы выпускать фильмы. Особенно такие большие релизы, как «Форсаж», предыдущие части которого собирали по миллиарду долларов. Чего вы ожидаете от девятого фильма в этом отношении?

Вин Дизель: Этот вопрос я сам задавал себе миллионы раз. И вот что решил. В данном случае меня вообще не волнуют сборы, наработка, роспись и всё, что обычно заботит продюсера. Меня интересует только ощущение от кинопросмотра. Я ведь прекрасно умею считать, мне очевидно, что выгоднее всего сделать так, как сейчас поступают все: выпустить кино одновременно с большим экраном на стриминге, получить грандиозную прибыль от продаж. Ну хорошо, «грандиозную», может быть, смелое слово, хотя точно это будут приличные деньги, очень большие.

Но! Уже больше года мы смотрим почти все фильмы дома, и это стало невыносимо. Нам нужно в кино! Нам нужен тот опыт, благодаря которому мы любим кино! И именно это воодушевляет меня, когда я думаю о «Форсаже 9». Он выходит именно тогда, когда нам так нужно вернуться к забытым переживаниям просмотра на большом экране с другими людьми, мы соскучились по этому ощущению!

Кадр из фильма «Форсаж 9»

Кадр из фильма «Форсаж 9»

Фото: Universal Pictures

— Между прочим, во многих странах кинотеатры до сих пор закрыты, так что там ни ощущения, ни переживания не будет. Мне-то лично кажется, что вы так спешите, потому что у вас уже 10-я часть на подходе, так что и ждать уже нельзя.

В.Д.: Мне нравится ход вашей мысли (смеется)! Пожалуй, вы недалеки от истины. Знаете, Universal вообще очень решительно, даже дерзко работает с этим релизом. Например, мы были среди первых, кто решил перенести выпуск фильма в связи с пандемией в прошлом году. Может, даже вообще первыми. И не меньшую дерзость студии я наблюдаю сейчас. В США, как вы знаете, фильм выйдет только в конце июня, на месяц позже, чем у вас в России. Мы рассчитываем, что к тому моменту уже все кинотеатры у нас в стране откроются, но, если честно, мы понятия не имеем, чего можно ожидать. Год был беспрецедентным, сравнивать не с чем. Но лично я рад, что картина всё же выходит на большой экран. И так ждать пришлось слишком долго.

— Джастин, казалось, вы никогда не вернетесь в «Форсаж», после того как сняли части с третьей по шестую. Что вас заставило все-таки вновь взять управление на себя? И какие условия вы поставили?

Джастин Лин: Да, в общем, никаких. Когда я сделал шестой фильм, действительно ощутил усталость. Мне хотелось попробовать что-то новое — и я всё это попробовал, сделал что хотел. Но я никогда не жег мосты. Мы со студией Universal постоянно были на связи. Они регулярно интересовались, как там у меня дела и не желаю ли я, ну так, вдруг, вернуться. Помню, лет пять назад я такой сижу в монтажной, тружусь над тем, чтобы сократить «Стартрек: Бесконечность» там, где это необходимо, словом, весь в работе.

Кадр из фильма «Форсаж 6»

Кадр из фильма «Форсаж 6»

Фото: Original Film

И тут звонок. Вин Дизель начинает издалека: «Привет, Джастин, как у тебя жизнь, чем занимаешься?» Вот, говорю, монтирую, работы много, но мне нравится. А он заводит вдруг старую песню: «А вот не желаешь ли ты вернуться в «Форсаж», снять еще фильм?» И уже начинает мне рассказывать что-то про Доминика, про его путь, обстоятельства и прочее (Вин Дизель широко улыбается). Я его прерываю. «Вин, — говорю. — Ну сто раз уже обговорено было, что я свое дело сделал, я вышел из франшизы. И вообще мне некогда». А он так деликатно, ненавязчиво, очень мило продолжал, и это был не стратегический расчет, а просто мы были на связи, понимаете? Так что у меня не было ощущения, что я выпал из процесса, хотя физически я на съемках не присутствовал.

Но я всё равно бы не вернулся, если бы не было вдохновения или какой-то оригинальной идеи. И вот однажды мы беседовали с Вином и вдруг подумали, что почему бы нам идею семьи не развернуть в сторону кровного родства, а не единства духа. Мне всё это так понравилось, что я сразу позвонил на студию и сказал, что я хочу это делать. То есть это решение было вполне органичным. Так и рождается хорошее кино — не по расчету.

— А у вас было ощущение, что вы чего-то не доделали, не показали в прошлых частях и вот сейчас есть шанс?

Д.Л.: Пожалуй, все эти 10 лет мы с Вином постоянно болтали о том, что есть вещи, которые всегда остаются за кадром, их нет на экране. И очень часто мы думали о том, как бы «Форсаж» превратить в сагу, придать ей черты этого жанра и сделать таким законченным большим полотном. Было миллион идей, как это можно сделать, но вот сейчас мы поступили правильно.

Кадр из фильма «Форсаж 9»

Кадр из фильма «Форсаж 9»

Фото: Universal Pictures

— Вы решили впихнуть в «Форсаж 9» сразу два фильма, даже, пожалуй, в разных жанрах, из-за чего эта часть стала самой длинной во всей франшизе. Ход довольно рискованный, вам не кажется?

В.Д.: Ну, знаете, я давно понял, что без рискованных решений не бывает больших достижений. Нам важно было впустить зрителя в особое пространство, понять, откуда берут начало корни Доминика, моего героя. Он же сам теперь отец — и у него тоже был отец, это фундаментальная для сюжета параллель. Эволюция персонажа ведет нас вместе с ним к рефлексиям на тему отцовства, затем к воспоминаниям о собственном отце, а оттуда — к тому, чтобы мы узнали тайну Доминика.

У него есть брат, и связь с этим братом утрачена, там есть загадка, есть трагедия, нерешенная проблема. Для всего этого нам нужно вернуться к событиям, которые разворачивались задолго до времени действия первого фильма серии. Такие вещи быстро не рассказываются, отсюда и впечатляющий хронометраж нового «Форсажа». Забавно, мы никогда не формулировали для себя, что у нас два фильма в одном, но сейчас, когда вы это сказали, я понял, что это действительно так. И знаете что? Мне это нравится, мы правильно поступили!

Д.Л.: Вин очень правильно сказал, что рисковать — всегда интересно. Хотелось сделать историю, которая будет вся соприкасаться с основным сюжетом «Форсажа». Вы вот говорите про два фильма, а у меня ощущение, что их было даже три! И они все связаны тематически и эмоционально. Сейчас я вижу по реакции первых зрителей, что у нас все получилось, этот рецепт работает!

Кадр из фильма «Форсаж 9»

Кадр из фильма «Форсаж 9»

Фото: Universal Pictures

— Мне очень понравилось, что в «Форсаже 9» так много библейских отсылок: Каин и Авель, убийство, изгнание, искупление и т.д. Как считаете, можно считать этот фильм религиозным?

Вин Дизель: Слушайте, так здорово, что это считывается! Мы как-то старались не выпячивать это и, пожалуй, даже друг с другом не обсуждали во время работы, но люди, видевшие картину, очень часто отмечают вот этот нарратив Каина и Авеля как очевидную аллюзию. Поэтому я отпираться не стану. Я вообще всегда был убежден, что если люди что-то видят в фильме, то оно там действительно есть.

А что касается библейских аллюзий, то обратите внимание: один из ключевых символов во всей франшизе, а возможно, самый главный — нательный крест Доминика. Двадцать лет мы видели этот крест у него на шее, а теперь узнали, что он связан с важнейшими событиями из далекого прошлого.

— Мне кажется, многочисленные шутки и реминисценции на тему «Звездных войн» в фильме — тоже часть этого религиозного пласта.

В.Д.: И с этим не буду спорить. Хотя, с другой стороны, огромная часть произведений искусства тем или иным образом связана с библейскими архетипами или сюжетами. Здесь труднее найти исключения. Поэтому тут куда ни копни — везде оно будет.

Д.Л.: Почему-то всех прямо зацепили наши шутки о «Звездных войнах», хотя для меня тут всё было очевидно: все они связаны со мной лично. Я рос на «Звездных войнах», в моем детстве они были повсюду. Но при этом лично мне всегда больше нравился «Звездный путь», я предпочитал быть аутсайдером в этом отношении. Так что для меня ирония над историей Скайуокеров — лишь нежный реверанс моему прошлому.

— При этом вы всё же отправили ваших героев в космос в этом фильме, так что следующим шагом уже будут межгалактические полеты и гиперпространство, нет? Куда-то же расти надо?

Д.Л.: Шутки шутками, но лично мне очень дорого, что «Форсаж» вырос не из комиксов или другой какой-то основы, так что мы свободны, можем делать что захотим. Лишь бы оно соответствовало общему духу «Форсажа». Поэтому я никогда не говорю «нет» просто так. Мне нужно сверить предлагаемое с вот этим духом, и у меня точно нет желания делать что-то лишь для того, чтобы шокировать или насмешить кого-то. Нужно, чтобы всё было честным по отношению к нашим персонажам. В девятом фильме мы действовали так же. Это не выпало из общего настроения фильма.

Кадр из фильма «Форсаж 9»

Кадр из фильма «Форсаж 9»

Фото: Universal Pictures

— Насколько близок мир «Форсажа» к нашему? Есть ли там коронавирус, увидим ли мы это в 10-м фильме, который вы наверняка уже сняли?

Д.Л.: Это очень важный вопрос. Мне не хотелось бы буквализировать связь вымышленной и объективной реальностей, но я всегда стараюсь ее сделать более философской, что ли. Когда мы Вином садимся обсуждать каждый новый «Форсаж», мы никогда не говорим о сюжете. Мы беседуем о том, что каждый из нас сейчас переживает. Наше внутреннее состояние.

Например, перед девятым фильмом мы оба поймали себя на том, что нам хочется вернуться в прошлое и переосмыслить его, проследить, какими ниточками оно связано с настоящим и будущим. Вот ради этого мы всё затеяли. Пандемия это очень серьезно, но это временное явление и это не то, о чем нам действительно интересно думать. Она коснулась всех нас, она существует, но мне хочется говорить о вечных предметах, более универсальных.

— Что лично вам нравится больше всего в этой франшизе сегодня?

В.Д.: Семья. Семья во всех смыслах, которые только можно себе представить. В том числе и то особое чувство родства, которое связывает друзей — главных героев, несмотря на то что у каждого из них свое прошлое и свой путь, который им пришлось пройти. Теперь они — семья. Может, я ради этого ощущения и занимаюсь «Форсажем» так долго.

Читайте также
Реклама