Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Под грузом «ядерной сделки»: Иран готовится к президентским выборам
2021-05-11 18:23:26">
2021-05-11 18:23:26
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Иране началась официальная регистрация кандидатов на предстоящие в июне президентские выборы. Основная борьба за второй по значимости государственный пост в Исламской Республике пойдет между сторонниками реформ и умеренной политики и консервативным крылом иранского политического спектра. С учетом того что ключевым внешнеполитическим моментом во взглядах кандидатов от двух лагерей является судьба «ядерной сделки» и отношения с миром в целом, можно считать, что Иран сейчас выбирает не просто президента, а скорее свой путь развития и роль на мировой арене на ближайшие годы. Подробности — в материале «Известий».

Чуть больше месяца осталось до назначенных на 18 июня президентских выборов в Иране. Местный избирком 11 мая начал регистрацию кандидатов, этот процесс должен завершиться к субботе, а окончательный список участников Совет стражей конституции — аналог конституционного суда — должен огласить не позднее 27 мая. Хасан Роухани, который отработал на президентской должности два четырехлетних срока, свою кандидатуру по закону выставить уже не может.

выборы иран
Фото: REUTERS/WANA

Фильтры, которые задействовал Совет, уже отсеяли часть кандидатов. Так, согласно решению этого органа, в выборах запретили участвовать лицам до 40 лет. Таким образом, из круга потенциальных кандидатов был выведен министр информации и коммуникационных технологий страны Мохаммад Джавад Азари Яхроми, набиравший популярность среди молодых избирателей.

Трудно сейчас представить и участие в выборах главы МИД Джавада Зарифа, одного из популярных политиков умеренных взглядов. Несколько недель назад он оказался фигурантом громкого скандала — на слитой в СМИ аудиозаписи (кто организовал утечку, неизвестно) он, в частности, критикует всемогущий Корпус стражей исламской революции (КСИР), обвиняя его в ограничении полномочий гражданских властей. Сам Зариф, впрочем, говорил, что не намерен выставлять свою кандидатуру.

Кандидаты в погонах

Среди других потенциальных кандидатов аналитики и СМИ называли, например, Мохсена Резаи, занимавшего высокие должности в КСИР; Хоссейна Дехгана — бывшего министра обороны, а ныне — советника Хаменеи; экс-министра нефти Ростама Гасеми; спикера меджлиса (парламента) Мохаммада Багера Галибафа. Последний в прошлом был мэром Тегерана, руководил национальной полицией, а также командовал частями ВВС Корпуса стражей исламской революции.

Как отмечало иранское агентство Tasnim, «на этот раз значительное внимание прессы было уделено рекордному числу потенциальных кандидатов с военным прошлым». «Согласно иранскому избирательному законодательству, военным необходимо сперва уйти в отставку со своих постов, чтобы получить разрешение участвовать в предвыборной гонке, — указывало агентство. — Однако недавно внесенные Советом [стражей конституции] изменения в эти положения позволили выдвигаться и представителям высшего командного состава».

Хоссейн Дехган, бывший министр обороны, регистрируется в качестве кандидата на президентских выборах в Министерстве внутренних дел в Тегеране, Иран

Хоссейн Дехган, бывший министр обороны, регистрируется в качестве кандидата на президентских выборах в министерстве внутренних дел в Тегеране, Иран

Фото: REUTERS/WANA

Обилие в списках потенциальных участников выборов действующих или бывших военных «вызывает опасения в связи с возможной дальнейшей милитаризацией политической жизни Исламской Республики», отмечает The Times of Israel. Генерал Дехган, впрочем, отвергал любые предположения о том, что «люди с военным прошлым введут военное положение или будут ограничивать свободы».

Второй из первых

Президент в Иране отвечает за соблюдение конституции, возглавляет исполнительную власть, назначает министров и представляет их кандидатуры меджлису на утверждение, отчитывается за действия правительства, отвечает за планирование и исполнение бюджета. При этом президент является вторым по значимости официальным лицом после руководителя и духовного лидера страны — сейчас это аятолла Али Хаменеи, лидер консервативного движения Ирана.

Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи

Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи

Фото: REUTERS/Official Khamenei Website

Расхождение позиций аятоллы и Роухани, сторонника более умеренных взглядов, нашло отражение и в идущей на протяжении как минимум последнего года предвыборной кампании — несмотря на то что официально агитацию кандидатам разрешат лишь за три недели до дня голосования. Основная борьба разворачивается между представителями двух лагерей — умеренного и более консервативного.

Попали на экран

Одной из ключевых внешнеполитических тем, по которой есть расхождение, — это дальнейшая судьба Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), участие в котором Иран свернул после выхода из ядерной сделки Соединенных Штатов. Сторонники жесткой линии, которые рассчитывают на реванш, подходят к вопросу весьма креативно. Например, для этого задействован телеканал, который контролируют консервативные силы. В его эфире демонстрируется документальный фильм «Конец игры», основной посыл которого состоит в том, что возвращение в СВПД — это американская ловушка; закадровый голос убеждает зрителей в том, что «Америка планирует снять санкции лишь на бумаге и убедить Иран сократить активность в ядерной сфере — а в ответ не предложить ничего». На том же канале идет и художественный сериал «Гандо», в котором вымышленное правительство страны (во многом напоминающее кабмин президента Роухани) представлено как сборище продажных чиновников, участвующих в коррупции и шпионаже и готовых подыгрывать Западу.

иран энергетика
Фото: Global Look Press/Ahmad Halabisaz

Тема СВПД в последние недели и месяцы стала своеобразной дубинкой в сражениях политических сил Ирана, которые разворачиваются на телевидении, в прессе и в Меджлисе. «Наиболее жесткие удары наносят сторонники жесткой линии, обеспокоенные контактами с Западом и использующие свой контроль над эфирными СМИ для дискредитации правительства Хасана Роухани и в целом более умеренного крыла иранских политиков, которых оно представляет, — пишет The Washington Post. — По словам аналитиков, усиливающиеся нападки со стороны консерваторов могут осложнить, но не остановить переговоры в Вене, направленные на возрождение «ядерной сделки» 2015 года».

Прорыв на переговорах по СВПД умеренным политическим силам Исламской Республики необходим. «Развал сделки, которая предполагала ограничения на обогащение урана в Иране в обмен на смягчение санкций, позволил Ирану отказаться от этих ограничений и довести уровень обогащения урана до исторического максимума, — отмечает АР. — Недели переговоров в Вене, нацеленных на возвращение Ирана и США в сделку, пока серьезного прогресса не обеспечили, и он выглядит всё менее достижимым, по мере того как подходит к концу время работы Роухани».

«С консерваторами договариваться будет сложнее»

Кроме того, выборы в следующем месяце могут пройти при весьма низкой активности избирателей — иранцы слишком поглощены решением текущих проблем, в том числе экономических, обострившихся на фоне пандемии коронавируса. Так, в парламентских выборах в прошлом году пришло 42,5% избирателей — это самый низкий показатель с 1979 года. По прогнозам социологов, явка на июньском голосовании может составить лишь 39% — при том, что в выборах 2017 года участвовало 73% избирателей.

По оценке политолога Фархада Ибрагимова, сейчас иранские политики-реформаторы «находятся в непростой ситуации: им надо подобрать себе наиболее сильного кандидата, который мог бы составить достойную конкуренцию консерваторам — а они готовятся весьма основательно». «Консервативные силы намерены сделать всё, что возможно, чтобы победить на этих выборах, — говорит специалист. — Они сейчас объединили все силы и хотят найти единого кандидата. Скорее всего, это будет Ибрагим Раиси, который на этих выборах может вновь баллотироваться».

Раиси, ныне — глава судебной системы Ирана, в 2017 году безуспешно боролся с Роухани за президентский пост и получил 15,8 млн голосов. Популярность он во многом снискал благодаря организации антикоррупционных кампаний.

иран выборы
Фото: TASS/EPA/ABEDIN TAHERKENAREH

Как отметил Ибрагимов в беседе с «Известиями», для сторонников реформ в Исламской Республике «ситуация осложняется тем, что санкции по-прежнему остаются в силе». Кроме того, «непоследовательная американская политика в отношении «ядерной сделки» тоже наносит серьезный ущерб их позиции». Если по СВПД удастся договориться в ближайшее время, то «по сути реформаторы могут выставить буквально любую кандидатуру и одержать уверенную победу», считает эксперт. «Для них это является идеей номер один, — уверен Ибрагимов. — Американцы это прекрасно понимают и сделают всё, чтобы не дать возможность победить консерваторам, — с ними договариваться будет гораздо сложнее».

У Соединенных Штатов на то, чтобы договориться с нынешним правительством Исламской Республики, времени тоже почти не осталось. Четвертый раунд непрямых консультаций между делегациями Ирана и США в Вене начался на прошлой неделе. Президент Хасан Роухани сообщил о том, что оптимистично смотрит на ход переговоров, и даже заявил, что согласовать осталось лишь детали возвращения сторон в СВПД к выполнению условий сделки. Иранские СМИ приводили его слова о том, что «мы достигли момента, когда американцы и европейцы открыто говорят, что у них нет иного выбора, кроме как снять санкции и вернуться (в СВПД)». Уже в ближайшие недели станет понятно, насколько обоснованными были такие предположения.

Читайте также