Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Санкции наносят нам ущерб, так же как Сирии»

Советник президента Ливана Амаль Абу-Зейд — о восстановлении авиасообщения с РФ и поставках «Спутника V»
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Россия и Ливан планируют восстановить авиасообщение в июне, тогда же могут открыться границы для туристов. Об этом в интервью «Известиям» на Ближневосточной конференции Валдайского клуба заявил советник президента Ливана Амаль Абу-Зейд. Политик также заявил, что Москва и Бейрут договорились о дополнительных партиях вакцины «Спутник V», их доставят в ближайшее время. Помимо этого, советник отметил, что санкции США и ЕС против Сирии негативно повлияли и на экономику Ливана — вкупе с внутренним политическим кризисом они привели к падению курса ливанского фунта на 20% за последние три месяца. Однако решить кризис ливанцы должны самостоятельно, подчеркнул политик.

— На Ближневосточной конференции Валдая спикеры сошлись во мнении, что роль внешних игроков в регионе снижается. В то же время в августе 2020 года свыше 55 тыс. ливанцев подписали петицию президенту Франции с просьбой вернуть их страну под французский мандат. Последний действовал с 1920 по 1943 год. Помимо Парижа к урегулированию ливанского кризиса готов подключиться и Вашингтон. Неужели длящийся уже два года политический кризис в Ливане нельзя решить без внешнего вмешательства?

— Безусловно, решение ливанского кризиса остается исключительно за ливанцами. Но поддержка из-за рубежа, особенно из дружественных стран, таких как Франция и Россия, тоже очень важна. Однако сперва назначенный [в октябре 2020 года] премьер Саад Харири должен достигнуть соглашения с президентом республики генералом Мишелем Ауном и создать сбалансированное правительство с единым центром силы, а не несколькими сразу. Без достижения этой договоренности выход из кризиса невозможен.

— Ливанский фунт в начале марта упал на 20% по сравнению с декабрем 2020 года. На черном рынке валюта торгуется на отметке 10 тыс. фунтов за $1, хотя официальный курс на 85–90% ниже. Такого кризиса в стране не было со времен гражданской войны 1975–1990 годов. Финансовые потрясения уже привели к серии протестов в Бейруте и Триполи. Насколько этот кризис вызван внутренними проблемами, а насколько — кризисом в соседней Сирии?

— С октября 2019 года страна находится в затяжном финансовом и политическом кризисе. На данном этапе наблюдается резкое снижение стоимости ливанского фунта. В последние дни курс доллара достигает 13 тыс. фунтов. То же самое, к слову, происходит и в Сирии.

Правительство сейчас пытается внести коррективы в экономический курс, но реальные результаты будут только после утверждения нового кабмина и разрешения политического кризиса (премьер Хасан Диаб ушел в отставку после взрыва в порту Бейрута в августе 2020 года, с тех пор в стране нет дееспособного правительства. — «Известия»).

Несомненно, ситуация в Сирии положительно или отрицательно отражается и на Ливане, поскольку наши экономики очень взаимосвязаны. Экономические санкции, введенные против САР, влияют и на нашу промышленность, сельское хозяйство, на всю нашу торговую сферу, поскольку Ливан последние 10 лет выполнял роль банка для Дамаска. Поэтому можно говорить, что санкции наносят нам ущерб, так же как Сирии. И их вклад в ухудшение ливанской экономики весьма значителен.

— В прошлом году сразу четыре арабские страны — ОАЭ, Бахрейн, Марокко и Судан — установили дипломатические отношения с Израилем. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху анонсировал, что в ближайшее время примеру этих стран последуют и другие представители «арабской улицы». В 2006 году на тот момент премьер-министр Фуад Синьора заявил, что Ливан будет «последней арабской страной, заключившей мир с Израилем», но как сейчас в Бейруте смотрят на возможность нормализовать отношения с соседом?

— Между Ливаном и Израилем после войны 2006 года нет мирного договора, у нас есть только перемирие (по резолюции Совбеза ООН 1701). И мы его соблюдаем, но технически война не окончена.

Еще нет всеобъемлющей политической позиции, которая бы позволила пойти на подобное мирное соглашение. Между ливанскими фракциями нет единства по вопросу нормализации отношений и подписанию мирного соглашения с Израилем. Чтобы это произошло, нужно согласие и правительства, и народа, и парламента. Потому решение этого вопроса — точно не дело ближайшего будущего, на повестке дня его нет.

Но надо отметить: Ливан ни на кого не нападает. Страна имеет право на самооборону против прямых израильских воздушных или наземных атак. Израиль мы рассматриваем с точки зрения обороны, а не выстраивания каких-то политических сношений.

— 30 марта в Ливане началась масштабная вакцинация российской вакциной «Спутник V». Пока поставками препарата в страну занимается частный сектор. Идут ли переговоры о поставках вакцины на государственном уровне?

— Российская вакцина начала поступать в Ливан 25 марта. В Бейруте «Спутник V» зарегистрировали еще 5 февраля. И мы уже получили первую партию, дай Бог, через очень короткий промежуток времени мы получим еще большую партию. Я знаю, что наши страны уже договорились о поставках большего количества российской вакцины в Бейрут в ближайшее время.

Надо сказать, что спрос на «Спутник V» в Ливане довольно большой. Поскольку партии других вакцин, в частности, Pfizer и AstraZeneca, мы получили в очень небольших количествах (260 тыс. доз на 6 млн населения. — «Известия»). На спрос также повлияла публикация медицинских исследований, подтвердивших высокую эффективность «Спутника V».

— Идут ли переговоры о восстановлении авиасообщения между Россией и Ливаном? Когда страна откроется для туристов из РФ?

— По имеющейся у нас информации, восстановление авиасообщения и открытие границ между нашими странами ожидается уже в июне этого года. Мы вели переговоры с послом России в Бейруте, он называл такие даты. Но возобновление полетов напрямую зависит от ситуации с коронавирусом в Ливане и РФ (в ноябре 2020 года Росавиация предоставила российским авиакомпаниям допуск на полеты в Бейрут, однако прямых рейсов между РФ и Ливаном до сих пор нет. — «Известия»).

Читайте также
Прямой эфир