Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

80 лет назад, 16 марта 1941 года, родился Бернардо Бертолуччи, один из крупнейших кинорежиссеров XX века. В этот день «Известия» вспомнили основные вехи творческой биографии великого итальянца, а заодно о том, как секс, марксизм и буддизм помогали режиссеру разговаривать со зрителями о власти, любви и смерти.

Сын за отца

Бернардо Бертолуччи родился в Парме. Много раз обращали внимание, что из большой пятерки итальянских кинорежиссеров четверо (Бертолуччи, Феллини, Пазолини и Антониони) появились на свет в провинции Эмилия-Романья и только аристократ Висконти по происхождению — ломбардец. В этом нет ничего удивительного: северо-восточный регион Италии всегда был ее научным и образовательным центром, здесь находится Болонский университет, один из старейших в мире. Культурный слой интеллигенции здесь во все времена был не тонок.

Принадлежал к этому слою и Бертолуччи-старший — довольно известный в послевоенной Италии поэт. Семья жила в Риме, Атиллио Бертолуччи был своим в самых разных кругах — издательском, театральном, киношном. Когда Бернардо исполнилось 15, отец помог ему опубликовать первые стихи (Бертолуччи-младший будет вполне серьезно заниматься литературой всю жизнь), а пять лет спустя, когда молодой поэт увлечется кино, позвонит другому начинающему режиссеру — Пьеру Паоло Пазолини, которому тоже когда-то помог напечататься.

бертолуччи
Фото: Global Look Press via ZUMA Press/Fotogramma

Пазолини позвал Бернардо на съемочную площадку своего дебютного фильма «Аккатоне» ассистентом. Пазолини был в два раза старше Бертолуччи, но так получилось, что в кино они пришли одновременно, да и темы их интересовали примерно одни и те же — секс, власть, насилие и революция. Разумеется, эстетически Пазолини оказался куда радикальнее своего младшего товарища, но политически и культурно они были единомышленниками. Достаточно сказать, что первый фильм Бертолуччи «Костлявая кума» (1962) снят по рассказу Пазолини.

Творчество Бертолуччи легко разбивается на три периода. Первый, впрочем, никак нельзя назвать ученическим: и «Костлявая кума», и «Перед революцией» (1964), и «Партнер» (1968) — вполне профессиональные, крепкие работы. Другое дело, что как художник и мыслитель молодой Бертолуччи еще не состоялся, еще слишком сильны были чужие влияния, еще не созрело собственное художественное высказывание. Ждать, впрочем, оставалось недолго.

В ожидании коммунизма

Фильм «Перед революцией» (не будем касаться его художественных достоинств) поражает в первую очередь пророческим названием. Италия, как и вся Европа середины 1960-х, действительно ждала революцию — и дождалась в виде событий 1968 года. Поражение этой прокси-революции обернулось для Италии «Свинцовыми семидесятыми», эпохой политического насилия, коррупции и терроризма. Для Бертолуччи же мировоззренческий кризис (он был, как и Пазолини, и Висконти убежденным коммунистом) обернулся десятилетием небывалого творческого подъема, временем подлинного режиссерского величия.

Круг интересовавших режиссера вопросов остался прежним, но о власти, любви и насилии он заговорил теперь совершенно новым языком. В «Стратегии паука» (1969) и «Конформисте» (1970), первом фильме «классического Бертолуччи», он исследовал корни возникновения и временного триумфа фашизма с фрейдистских позиций, бесстрашно перемешивая темы предательства, убийства, сексуальных перверсий. Тогда же Бертолуччи начал сотрудничество с оператором Витторио Стораро, и с тех пор его фильмы отличались еще и невероятным визуальным богатством.

Бернардо Бертолуччи, Марлон Брандо и Мария Шнайдер

Бернардо Бертолуччи, Марлон Брандо и Мария Шнайдер на съемках фильма «Последнее танго в Париже»

Фото: Global Look Press/Ipa/Giacomino/Ropi

Разумеется, Бертолуччи не собирался запереть себя в амплуа режиссера, анатомирующего итальянскую политическую историю, пусть и через несколько специфическую призму. Через два года после «Конформиста» он снимает «Последнее танго в Париже», откровенную до провокационности любовную драму, после которой исполнители главных ролей Марлон Брандо и Мария Шнайдер не разговаривали с Бертолуччи несколько нет. Сейчас «Последнее танго» почти единодушно считается лучшим в истории мирового кинематографа фильмом об отношении мужчины и женщины.

Но подлинным триумфом Бернардо Бертолуччи, его манифестом и магнум опусом стал «Двадцатый век» (1976), грандиозный по замыслу, исполнению и постановочному размаху (свыше 5 часов в полной версии) эпос об Италии первой половины прошлого столетия с Жераром Депардье и Робертом Де Ниро в главных ролях. Фильм был снят как на итальянском, так и на английском: Бернардо Бертолуччи в рамках Родины становилось тесновато.

Смена декораций

Поразительно, но лучшие фильмы Бертолуччи оставались крепко обделены всевозможными премиями. «Конформист» и «Последнее танго в Париже» номинировались на «Оскар», а первый еще и был назван лучшим фильмом года в Италии, но в целом полки в доме Бертолуччи от статуэток не ломились. (Примечательно, что примерно так же обстояло дело и у Пазолини, а вот Висконти, Антониони и Феллини наградами были буквально осыпаны.)

Все изменилось, когда Бертолуччи, перебравшись из Италии в Великобританию, снял фильм полностью на английском языке, да к тому же и в расчете преимущественно на Голливуд. «Последний император» стал плодом нового увлечения Бертолуччи — Китаем и буддизмом. Подробное и вновь очень длинное жизнеописание правителя Манчжоу-Го и последнего монарха государства Цин Пу И принесло режиссеру девять «Оскаров» и полный набор главных «Давидов ди Донателло» (главная итальянская кинопремия). К «Последнему императору» невозможно придраться. Это высококлассное кино, но выверенность его, как историческая, так и интонационная, точный расчет на вкусы заокеанских киноакадемиков — это, конечно, очень далеко от того, что Бертолуччи снимал еще за 10 лет до этого.

Бернардо Бертолуччи на съемках фильма «Последний император»

Бернардо Бертолуччи на съемках фильма «Последний император»

Фото: Global Look Press via ZUMA Press/Yanco Films

Он создал еще несколько фильмов — все на английском, некоторые («Ускользающая красота» и «Мечтатели») имели и кассовый, и медийный успех. Однажды Бертолуччи попытался повторить успех «Последнего императора», сняв «Маленького Будду», визуально роскошный кинокомикс по основам буддистского вероучения. Громкий провал (бюджет в 9 раз превысил сборы) мало повлиял на живого итальянского классика: он никогда не гнался за успехом «в моменте» и — вещь совершенно поразительная — всю свою карьеру снимал только то, что хотел.

По фильмам Бертолуччи сложно изучать реальную историю ХХ века, зато они служат прекрасной иллюстрацией того, как менялись взгляды на мир у европейских интеллектуалов второй половины этого столетия — от ожидания революции до ощущения нирваны.

Читайте также
Реклама