Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С богатыми мужчинами лучше знакомиться на Патриарших прудах, Россия готова к женщине-президенту, а в «Современнике» все с любовью относятся к Михаилу Ефремову и ждут его, считает актер Иван Стебунов. Об этом он рассказал «Известиям» перед выходом в прокат картины Ad Libitum режиссера-дебютанта Полины Ольденбург.

— Иван, чем вас привлек персонаж и сценарий фильма, раз согласились на роль второго плана?

Сценарий меня не просто привлек, а по-настоящему захватил — он лихо написан. К тому же это триллер — жанр, который я очень люблю. Мой персонаж — один из тех мужчин, что потеряли покой и сон после встречи с чудо-женщиной.

— Слышала, что Игорю Петренко еще на этапе съемок показалось, что его персонаж — президент компании Ad Libitum — не самый хороший человек. А этот актер любит играть роли положительные и добрые. Для вас это принципиально?

— Для меня важно другое. Когда читаю сценарий, мне нужно найти в линии своего персонажа хотя бы одну яркую сцену, которую мне будет интересно сыграть. Могу даже согласиться на огромную роль в большом сериале ради одного такого эпизода. Чем меня зацепил мой персонаж в фильме Ad Libitum? Как раз определенной сценой, которая показалась мне яркой и классной. Так что самое главное для меня — это материал, а оттенки, принципы и всё остальное — на втором месте. Главное, чтобы была драматургическая основа.

— Картина посвящена поиску любви. Поделитесь, почему успешные в финансовом плане мужчины меняют одну женщину за другой?

Хотите узнать, почему успешные мужчины становятся бабниками? Дело вовсе не в деньгах, не надо делить мужчин на богатых и бедных. Все они меняют баб — это классика.

— Как считаете, где сегодня стоит искать обеспеченного мужчину?

Гулять на Патриарших как минимум. Ужинать там в разных ресторанах…

Иван Стебунов

Актер Иван Стебунов

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— Люди в вашем кругу знакомятся на Патриках?

— Не знаю, в моем кругу много несчастных. Особенно актрис.

— Поэтому вы женились на девушке не из своей профессии?

— Да, именно поэтому.

— Я к чему всё это спрашиваю: по сюжету, компания Ad Libitum помогает мужчинам, которые по разным причинам отчаялись влюбиться. Какая причина у вашего героя?

— Приелось. Он успешный богатый человек, живущий в Москве, ему уже ничего не нужно. Он так свою позицию и объясняет. Таких мужчин, особенно в возрасте после тридцати, часто можно встретить. Понятно, что уныние — самый страшный грех, но порой некоторые в него всё же впадают. Вот и мой герой находится в глубочайшем унынии и хочет себя как-то взбодрить.

— Вам это чувство знакомо?

— Перманентно — нет. В принципе уныние — это нормальное состояние, если оно появляется, я не гоню его от себя. Люди стараются его избежать, сопротивляются своим настроениям и состояниям, корят себя за депрессии, в которые впадают. А я убежден, что большая часть — процентов 80–90 всех произведений музыки, кино, театра, живописи и тем более поэзии — просто не были бы созданы, если бы Господь не дал нам эту маету, состояние нестабильности и непокоя. Я благодарен, что мы способны всё это переживать и чувствовать. Это большая награда. Без ощущения несовершенства вокруг мы бы не поняли, какое это счастливое состояние, когда всё хорошо.

— А для творчества вам в каком состоянии комфортнее находиться? В депрессии или…

В любви. В кино, и особенно в театре, мне очень и очень важна нормальная человеческая дружеская атмосфера. Если что-то идет вразрез с этим, то предпочитаю уйти. Понятно, что в творчестве важен результат и многим совершенно непринципиально, как ты к нему пришел. Но я всё же стараюсь, и у меня в последнее время получается совмещать полезное с приятным. То есть окружать себя только хорошими людьми и заниматься тем, чем мне действительно нравится.

К счастью, сейчас у меня нет такого материала, для работы над которым нужно погружаться в негативные состояния. Этого и в жизни с лихвой хватает. Всё и так замерло, пандемия оказалась делом довольно угнетающим.

кадр Корпорация Ad Libitum

Кадр из фильма «Корпорация Ad Libitum»

Фото: Capella Film

— Эксперты говорят, что в 2021 году прокат скатится в еще большую яму, а производство уйдет в стриминги. Верите этому?

Думаю, всё так или иначе уйдет на платформы. Очень скоро кино останется винтажным времяпрепровождением — мы даже не заметим, как это произойдет. Мы уже стоим на пороге этого. Кинотеатры останутся только местом для свиданий, всё остальное уйдет в интернет. Недаром стриминговые платформы развиваются гигантскими шагами. Это уже есть, это данность. Забудьте про кино — скоро никто не будет туда ходить.

— Вас как актера это расстраивает?

— Это ведь касается не только актерской профессии. Вопрос шире — вся наша жизнь стремительно меняется. Не знаю пока, как ко всему этому относиться. Поживем — увидим. С одной стороны, и про театр в свое время говорили, что он канет в небытие, а он всё живет и живет. Но кино — вещь другого порядка. Пандемия сильно «помогла» людям ощутить, что и дома смотреть фильмы очень даже неплохо. Культура ходить в кино отошла на третий план. Все эти онлайн-встречи и конференции стали классным и модным времяпрепровождением. Станем ли мы впоследствии меньше общаться вживую? Думаю, да, и это созвучно времени.

— Вам нравится, что персональная жизнь человека стала более замкнутой?

— У меня она и до пандемии была очень узкой. Знаю, что много пар распалось во время самоизоляции. Понятное дело — люди впервые остались вдвоем на такое продолжительное время. Моей семьи это не коснулось. Мы с женой всё шутим, что хорошенько отрепетировали самоизоляцию заранее, как следует потренировались. Актерская жизнь — она такая: три месяца ты не появляешься, потому что находишься в экспедиции, а потом можешь полгода просидеть дома.

К тому же я в принципе не тусовочный и не очень общительный человек. Даже на самоизоляции не особо заметил, что меня лишили какого-то общения. У меня вообще не было дискомфорта. У актеров самоизоляция в крови.

Кадр из фильма «Корпорация Ad Libitum»

Фото: Capella Film

— Вам нравится, что в режиссуру — профессию, которая до недавнего времени считалась скорее мужской, пришли женщины? Оксана Карас, Нигина Сайфулаева, Анна Меликян, Наталья Мещанинова. Вот и с фильмом Ad Libitum дебютировала еще одна женщина-режиссер — Полина Ольденбург.

— Женщины могут себе это позволить. Почему бы и нет? Мне неважно, с кем работать. Главное, чтобы кино было нескучное — всё остальное мне безразлично. Я дважды снимался у женщин, не заметил никакого различия. Режиссер — это бесполая профессия. Прекрасно отношусь и к женщинам, и к мужчинам-режиссерам.

— А как относитесь к феминизации общества? Если раньше все говорили, что этот мир мужской и принадлежит мужчинам, то сегодня он всё больше похож на женский.

— Я вообще не против! Более того, будет здорово, если следующим президентом России будет женщина. Женщины со всем справятся.

— Думаете, наше общество готово к женщине-президенту?

Россия готова к женщине-президенту, а общество готово, чтобы у нашей страны появилась мама. Родина-мать и президент-мать. У женщин развит материнский инстинкт, женщины хозяйственные и заботливые.

— А русский мужик не будет бунтовать против этого?

— Если на пост президента придет женщина, она будет той, которая и с этим делом сумеет разобраться. Другая не придет.

— Расскажите, как дела в «Современнике»? Какая там обстановка при новом худруке, что изменилось?

— Предпочитаю пока не обсуждать эти темы, еще даже года не прошло с назначения. В театре кипит работа, принят целый вал каких-то мер. Виктор Рыжаков привел с собой очень большую команду молодых людей, которые сейчас очень много работают. Это хорошо. Позитивных изменений масса. Но вокруг этого сейчас столько интриг, что я бы не хотел пока ничего говорить.

«Современнике»

Иван Стебунов (в центре) и Михаил Ефремов (справа) в спектакле «Не становись чужим» на сцене театра «Современник»

Фото: РИА Новости/Сергей Пятаков

— Интриг по поводу перестановок в театре?

— Скажем так: не улеглось еще до конца это дело. Подождать надо.

— Как себя чувствуют при новом худруке актеры?

— Нормально. Кучера, проститутки и артисты служат любой власти.

— Есть недовольные?

— Не знаю, но, думаю, в каждом коллективе есть недовольные, это нормальный процесс.

— Летом, когда произошла авария с участием Михаила Ефремова, ваше имя затаскали по газетным заголовкам. Вам тяжело далась эта ситуация?

— Всё нормально, при чем тут я вообще?

— Вас хотели обвинить в том, что вы с женой находились в машине Ефремова и пустили его в нетрезвом состоянии за руль.

— К слухам и желтым заголовкам у меня есть иммунитет, на мне это никак не отразилось. По сравнению с проблемами остальных мои проблемы в этой истории уж точно никого не должны интересовать.

— Вы сейчас общаетесь с Михаилом Ефремовым?

Сейчас не поддерживаю общение, нет особой возможности. Но есть те, кто с ним общается. Еще мы записывали новогоднее поздравление для него, в нем приняли участие довольно много артистов.

— Как к нему относятся в театре? Вспоминают о нем?

— Конечно. Относятся с любовью, все его ждут. Верят, что всё нормально будет, что всё еще будет хорошо.

— Какие-то подарки ему передаете?

— Нет, не передаем. Там своя система, я не особо в курсе. Есть артисты, которые больше меня могут об этом рассказать. Знаю, что звонить ему нельзя, можно только письма писать на специальную почту. Он имеет право отвечать от руки, но тоже не каждый день…

Справка «Известий»

Иван Стебунов — актер театра и кино. После окончания девяти классов поступил в Новосибирское театральное училище, затем — в Санкт-Петербургскую академию театрального искусства (курс Геннадия Тростянецкого и Юрия Бутусова). С 2006 года — актер театра «Современник». Снялся более чем в 50 картинах и сериалах, среди которых: «Громовы», «Котовский», «Жена офицера», «Однолюбы», «МУР».

Читайте также
Реклама