Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Если верить Пушкину, то до идеальных дорог нам осталось 300 лет»
2020-12-13 12:29:16">
2020-12-13 12:29:16
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

У каждого есть свои грехи, и говорить об этом — смысл театра. А если зритель аплодирует — значит, в него «попало», считает Алексей Гуськов. Ради хорошей роли он готов худеть, дирижировать оркестром и тренировать хоккейную команду. Об этом народный артист России рассказал «Известиям» после премьеры картины «Серебряные коньки», которая с большим отрывом возглавила бокс-офис этого уикенда.

— Сюжет «Серебряных коньков» разворачивается на рубеже XIX и XX веков. Герои живут в предвкушении ярких событий и перемен. Вам свойственны такие ожидания?

— Ощущение новых времен мне знакомо в той же степени, что и всем. Скоро Новый год. Каждый из нас в момент боя курантов будет представлять себе, что произойдет с ним в следующем году, и желать лучшего себе и своим близким. Но я не верю, что простая смена дат имеет какое-то серьезное значение. Что касается фильма, то он рассказывает о времени, которое в Европе называли прекрасной эпохой, а в России это был Серебряный век — время расцвета экономики, искусств. Массовые занятия спортом в ту пору были очень хорошим знаком. Люди хотели заниматься своим здоровьем, хорошо выглядеть. Значит, другие проблемы отступили.

Актер Алексей Гуськов в фильме «Серебряные коньки»

Актер Алексей Гуськов в фильме «Серебряные коньки»

Фото: Александр Остров

— В кадре вам не пришлось выходить на лед. А когда в последний раз вы стояли на коньках?

— Не помню. В студенческие годы.

— Возможно, вы поклонник фигурного катания?

— Я очень спокоен к фигурному катанию. Безусловно, что-то о нем знаю, но фаворитов у меня нет. В спорте больше всего люблю командные игры — футбол и хоккей.

Кадр из фильма «Серебряные коньки»

Кадр из фильма «Серебряные коньки»

Фото: Александр Остров

— В картине много ярких цитат. Например: «ямы и колдобины — наше стратегическое преимущество. Пока они у нас есть, мы непобедимы». Скажите, эта беда по-прежнему наше преимущество?

— Вы, наверное, помните строфы из «Евгения Онегина»: «Когда благому просвещенью / Отдвинем более границ, / Со временем (по расчисленью / Философических таблиц, / Лет чрез пятьсот) дороги, верно, / У нас изменятся безмерно: / Шоссе Россию здесь и тут, / Соединив, пересекут».

Если верить Пушкину, до идеального состояния дорог нам осталось где-то 300 лет. И у нас нет другого выхода, как рассматривать это в качестве своего стратегического преимущества. Но если серьезно, то сценарий «Серебряных коньков» я читал с огромным удовольствием, в том числе из-за прекрасных диалогов. Как вы знаете, в основе сценария лежит одноименный роман 1865 года американской писательницы Мэри Мэйпс Додж. Но действие нашего фильма перенесено в Россию. Разумеется, в нем есть детали, отражающие именно российские реалии. И, на мой взгляд, сделано это очень удачно.

— Герой Юры Борисова говорит: «Честь есть только у тех, кто может себе ее позволить». На ваш взгляд, в наши дни честь в большой цене или в дефиците?

— Я не согласен с тем, что можно позволить или не позволить себе иметь честь. Она у человека либо есть, либо ее нет. Но если есть, то она существует на все времена. И никто ее не может ни отменить, ни не позволить.

Актер Алексей Гуськов на съемках фильма «Седьмая симфония»

Актер Алексей Гуськов на съемках фильма «Седьмая симфония»

Фото: Лиана Мухамедзянова

— Ваша супруга по фильму — адепт моды, а дочь — эмансипированная девица, стремящаяся получить образование. Каково вам с ними?

— Мы с самого начала договорились с Северией Янушаускайте, что наши персонажи дополняют друг друга. Ее героиня Северина будет рассказывать своему мужу Николаю Николаевичу обо всех новостях и событиях, произошедших в обществе, которые он, занятый государственными делами, мог пропустить. Вместе с дочерью она приносит в семью все новое — веяния, моду, средства технического прогресса. А он как хозяин дома, защищающий традиционные ценности, вносит порядок в весь этот художественный хаос, отсекая все, что, на его взгляд, кажется ненужным.

— В доме вашего героя часто звучит музыка Дебюсси. А какую музыку вы любите?

— Музыка — это дело настроения. Я не люблю попсу. По определению Альфреда Шнитке, шлягер — это самое большое зло: паралич индивидуальности и уподобление всех всем. Смешно, но это так и есть. Музыка должна будить чувства. Если хоть раз послушать симфонический оркестр, его невозможно забыть. А если исполняться будет Бетховен, то это самое совершенное, что существует на свете. Даже воспоминания об услышанном вызовут огромную гамму эмоций.

Актер Алексей Гуськов на съемках фильма «Седьмая симфония»

Актер Алексей Гуськов на съемках фильма «Седьмая симфония»

Фото: Лиана Мухамедзянова

— Музыка не покидает вас и в работе. Вы только закончили съемки в сериале Александра Котта «Седьмая симфония», рассказывающем о легендарном исполнении произведения Шостаковича в блокадном Ленинграде. Для фильма специально сильно похудели. Вы всегда готовы к жертвам ради работы?

— Актерская профессия предполагает что-то с собой делать, меняться. Работа над этой картиной для меня отдельная история, наполненная особой ответственностью. Когда 9 августа 1942 года в истерзанном блокадой Ленинграде музыканты исполнили Симфонию № 7 Дмитрия Шостаковича, это был не просто факт. За ним стояли судьбы многих людей, в том числе незаслуженно забытого и недооцененного дирижера Карла Ильича Элиасберга, роль которого я и играю. На мой взгляд, он совершил подвиг.

В Санкт-Петербурге есть музей, посвященный истории исполнения Седьмой симфонии. Там вам расскажут о том, как собирался этот оркестр. Как необходимо было найти двойной состав, потому что симфония написана для 80 музыкантов. Многие тогда уехали в эвакуацию, в Ленинграде был оставлен для поддержания боевого духа населения только Оркестр Радиокомитета, собирать исполнителей было неоткуда. Никто не ожидал, что случится блокада, что она продлится так долго, а люди будут поставлены в такие невыносимые условия.

И вот сначала было всего 18 музыкантов. Они приходили на репетиции обессиленные, уставшие. А если вспомнить хотя бы тему нашествия в симфонии, это мощь и сила. И они дали ее. Человеческий дух не заменишь никакими пайками. Музыканты исполнили симфонию и ответили немцам, собиравшимся 9 августа праздновать победу над ленинградцами в «Астории». Враг понял, что город жив и никогда не сдастся.

— Вы играли дирижера во французской картине «Концерт». Сейчас вновь встали за пульт, играете Карла Элиасберга. Находите ли вы что-то общее между этими героями?

— Общее между ними то, что оба моих героя — дирижеры, а это особая профессия. Если вернуться к музыке, то оркестр — это мир. Мы все приходим в этот мир, как инструменты со своим голосом. И, лишь объединившись, достигаем гармонии. Как говорит мой герой Карл Ильич Элиасберг, в оркестре нет неважных инструментов, важны все. А дирижер держит баланс.

Актеры Алексей Гуськов и Геннадий Хазанов в спектакле «Фальшивая нота» на сцене Театра Вахтангова

Актеры Алексей Гуськов и Геннадий Хазанов в спектакле «Фальшивая нота» на сцене Театра Вахтангова

Фото: пресс-служба Театра Вахтангова

— На сцену Театра Вахтангова вы выходите в спектакле «Фальшивая нота». Без слез смотреть его невозможно. Как вам кажется, почему постановки на такие тяжелые темы, как геноцид, люди смотрят с интересом? Ведь не только из-за громких имен на афише?

— Во-первых, потому, что в таких спектаклях есть тема. Во-вторых, это очень красивая постановка Римаса Туминаса. А в-третьих, два актера, существующих в ансамбле, где ни один не тянет одеяло на себя. Геннадий Хазанов — не только исполнитель гениальных сатирических миниатюр, а прежде всего очень глубокий драматический актер. Он один может держать огромную аудиторию.

В «Фальшивой ноте» он появляется в качестве поклонника моего героя, известного дирижера, и зритель сначала может улыбнуться, потому что ситуация «талант и навязчивый поклонник» покажется знакомой. Но потом зритель понимает, что смотрит другую историю, возможно детектив. А когда начинается исповедальная часть рассказа, осознает, что речь идет об огромной трагедии и что мы говорим о теме покаяния и ответственности за свои поступки.

Не важно, тяжелый это или легкий спектакль. Он просто попадает в каждого из нас, потому что у каждого есть свои грехи. Говорить о них — смысл театра. И если зритель аплодирует — значит, то, что мы хотели сказать, в него попало и помогло. Я люблю этот спектакль и своего партнера. «Фальшивая нота» — огромный подарок в моей жизни.

— Репетируете ли вы что-нибудь в театре сейчас?

— Я не хотел бы рассказывать о замыслах, которые еще не конкретизированы. На данный момент в театре у меня репетиций нет.

Актер Алексей Гуськов в спектакле «Фальшивая нота» на сцене Театра Вахтангова

Актер Алексей Гуськов в спектакле «Фальшивая нота» на сцене Театра Вахтангова

Фото: пресс-служба Театра Вахтангова

— Среди фильмов, в которых вы снимались за последнее время, — «Только Локо!». Это история о гибели в авиакатастрофе хоккейной команды «Локомотив». Кого вы играете?

— Тренера детской команды, в которой воспитывались многие игроки «Локомотива». На коньках кататься и здесь не пришлось. В этом не было необходимости. Но если такая появится, то будет мотивация выйти на лед. Вот тогда, безусловно, я встану на коньки и прокачусь.

Признаюсь, в этом проекте меня очень заинтересовал сценарий. Спортивные картины, как правило, рассказывают историю преодоления. А эта о памяти. В ней мы хотели сказать «спасибо» ребятам, которые представляли город Ярославль, сплачивали людей. А вообще мир болельщиков — отдельный мир, и количество добрых дел, которые они делают, огромно.

— Вам нравится выражение Булгакова «Никогда и ничего не просите, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами все дадут!»? Или вы не из тех, кто ждет?

— Да нет, в этом отношении я достаточно самостоятельный человек. Много своих идей и проектов, которые и осуществляю.

Актер Алексей Гуськов на съемках фильма «Спойлер»

Актер Алексей Гуськов на съемках фильма «Спойлер»

Фото: Сергей Карпенко

— Актеры благодаря работе могут погрузиться в разные эпохи. А в каком времени вам было бы комфортно?

— Можно, как великий Лотман, жить в своем времени, но в окружении Пушкина и его друзей-декабристов. Или погружаться в тот исторический период, который наиболее интересен для изучения. Но жить мне комфортно в своем собственном времени, сегодня.

— Вас не расстраивает, что из-за пандемии мы ограничены в выборе новогоднего отдыха? Как будете отмечать праздник?

— Все будет как обычно. Надо соблюдать меры безопасности, но не надо, чтобы пандемия была в головах, как профессор Преображенский у Булгакова говорит про разруху. Я с этим согласен.

Справка «Известий»

Алексей Гуськов окончил Школу-студию МХАТ в 1983 году. Работал в труппах московских театров. С сентября 2013 года служит в Театре им. Вахтангова. Сыграл около 100 ролей в кино и телесериалах, среди которых — «Иоан Павел II: Святой человек», «Граница. Таежный роман», «Классик», «Мусорщик», «Раскаленная суббота», «Белая гвардия».

Читайте также