Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Последний футурист: умер Пьер Карден
2020-12-29 16:29:18">
2020-12-29 16:29:18
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Его творения неразрывно связаны не просто с историей моды — он, один из немногих кутюрье, действительно вписал свое имя в историю самого ХХ столетия. Парадоксально, но именно поэтому ему пришлось некогда покинуть Синдикат высокой моды — он стремился одевать людей, глядя в будущее, а не в недра их кошельков. Сегодня Пьер Карден, один из величайших дизайнеров всех времен, скончался на 99-м году жизни. «Известия» отдают дань памяти Мастеру и другу.

Он прожил без малого век — и в это столетие уместил не просто большую, яркую, важную жизнь, но жизнь, наполненную работой, изменившей само наше понимание окружающего мира. Платья геометрической формы, пиджаки-«битловки», сапоги-чулки — список может оказаться долгим, ведь Карден создал и запатентовал более 500 разнообразных предметов одежды и дизайнерских находок. Всю свою творческую жизнь он предпочитал смотреть в будущее, не оглядываясь на традиции Синдиката высокой моды, диктовавшего строгие правила. Именно поэтому он в 1965 году и покинул эту организацию — к тому времени у него уже было имя, не нуждавшееся ни в чьем «благословении».

Александр Васильев, историк моды:

Он прожил почти век — прекрасный возраст для великого вдохновителя моды. Успел всё, создал большое количество вещей, причем очень практичных.

Благодаря ему мир надел водолазку, он подарил женщинам черные колготки, кожаную мини-юбку, сапоги-чулки. Плащ из кожзаменителя, приобретший необыкновенную популярность, тоже его изобретение, как и солнцезащитные очки особой формы, круглые карманы, декоративные молнии.

Он был необыкновенно талантлив, и его вдохновляли талантливые люди. Его музами были замечательная актриса Мишель Морган и неповторимая Майя Плисецкая. Для нашей великой балерины он создавал и театральные костюмы, в том числе одевал ее знаковые балеты — такие как «Анна Каренина», «Чайка», «Дама с собачкой».

Он был также выдающимся организатором. Создал театр, в котором выступали ведущие актеры мира. Там артисты театра «Ленком» с триумфом показывали «Юнону и Авось» Марка Захарова. Он спас от разорения эпохальный ресторан «Максим» и сделал из него не только модное место, но и музей ар-нуво. Я лично его знал, часто встречался, ужинал с ним. Могу сказать со всей определенностью: этот человек видел будущее.

Он первым в 1960 году представил отдельную мужскую коллекцию, смело сломав парадигму моды как искусства «для дам», и первым начал экспериментировать с джинсовой тканью, столь любимой молодежью с тех самых пор. «Я всегда думал о будущем и творил для молодежи», — говорил он уже на склоне лет и ни капли не преувеличивал. Вместе с Андре Куррежем и Пако Рабаном он восстановил из послевоенного пепла французскую haute couture; но в отличие от коллег пошел еще дальше — он понес чувство стиля туда, где на него элементарно никогда не хватало денег. Рабочие кварталы, студенческие общежития — благодаря широкому подходу Кардена к правам на использование его имени вещи с маркой Pierre Cardin стали доступны тем, кто никогда и помыслить не мог о подобном приобретении. Его часто ругали за столь вольный подход и даже укоряли в алчности — в конечном счете, прав оказался он, приучив массы к тому, что одежда должна быть не только удобной и утилитарной, но и красивой. Успех нынешних модных массовых брендов во многом зиждется именно на тех давних лицензиях, которые Карден щедро продавал по всему миру в 1970-х и 1980-х.

Игорь Гуляев, дизайнер:

С большим уважением отношусь к творчеству Пьера Кардена. Дизайнер он мощный, серьезный. Это та школа мастерства, которая мне очень нравилась. Мы его знали благодаря Вячеславу Михайловичу Зайцеву, с которым Карден дружил, с которым у него было много общего в творчестве. Когда я впервые узнал о Кардене, мне было лет 14–15. Потом, уже став дизайнером, видел его и в Москве, когда он сюда приезжал, и в Париже.

Карден — человек, который привил нам чувство вкуса, своим творчеством показал, что значит класс, уровень. Ни разу за всю свою жизнь вне зависимости от перемен в мире он не предал себя. Всё, что делалось под брендом Pierre Cardin, всегда было достойным, правильным, классным. Он дал нам ту моду, которую сегодня почти не увидеть у многих дизайнеров и модельеров в индустрии. Сегодня мода стала быстротечной, удобной и простой. С одной стороны, это комфортно, демократично и хорошо. С другой — так хочется снова увидеть коллекции мировых модных домов, пропагандирующих уровень и красоту.

1975 год

В Нью-Йорке, 1975 год

Фото: ТАСС/AP Photo/Ray Stubblebine

Ставший для мира едва ли не самым главным символом Франции модельер был итальянцем по происхождению. Пьетро Костантин Кардини родился 2 июля 1922 года в итальянской провинции Тревизо. Спустя два года семья Кардини почла за лучшее покинуть страну, где к власти пришел фашистский режим Муссолини, и переехала во Францию. Отец будущего гения дизайна хотел, чтобы Пьер стал архитектором, но юношу тянуло к конструированию совсем иных вещей — не «стен на века», но одежды. Вещей, казалось бы, эфемерных, но, как показало время, оказавшихся куда более вечными, нежели многие архитектурные изыски середины прошлого столетия.

Получив архитектурное образование, Карден всё же покорился зову сердца. После Второй мировой он работал для великих Эльзы Скьяпарелли и Кристиана Диора; величие ожидало и его самого. В 1950-м он открывает собственный Дом. Первым большим успехом стали три десятка костюмов для «маскарада столетия» в венецианском Палаццо Лабиа годом спустя, вскоре о Кардене заговорила вся Европа, а затем — и весь мир. В 1959-м он первым из европейских кутюрье вышел на жадный до модных новинок японский рынок; в 1963-м Карден впервые посетил Советский Союз, где его имя надолго стало синонимично понятию моды как таковой.

юнеско

Модельер Пьер Карден и актриса Витта Поль (справа) во время посещения чернобыльской деревни, 31 марта 1991 года

Фото: Global Look Press/Istvan Bajzat

Модельер остался очарован нашей страной — Майя Плисецкая была одной из его муз, для которой он создавал изысканные костюмы, вошедшие в историю театра. В каком-то смысле его удивительная устремленность в будущее и смелые эксперименты с формой и цветам были сродни опытам русских футуристов начала ХХ столетия. Он приезжал в Москву 30 раз, в 1986 году устроив знаменитое шоу на Красной площади, показавшее миру, что «перестройка» затрагивает не только политику, но и быт советских людей. Одним из первых Карден начал и сотрудничество с СССР на коммерческой основе — отвечая на вопросы «Известий», он вспоминал, что вещи под его брендом шили более 30 советских фабрик. Неоднократно бывал он и в редакции, в том числе и уже в этом столетии.

Наталья Метелица, директор Санкт-Петербургского музея театрального и музыкального искусства, художественный руководитель фестиваля «Дягилев. P.S.»:

Пьер Карден, безусловно, входит в когорту великих дизайнеров костюма, патриархов моды. Костюмы Кардена всегда отличала театральность, они были более свободны, чем у его великих коллег, локальны по цвету. Его дизайн всегда отличался строгой геометрией, это, может, самая важная черта карденовского стиля. И конечно, огромна заслуга Кардена в том, что в моде распространилось направление унисекс. И при этом он одним из первых выпустил мужскую коллекцию, хотя и раскрывался прежде всего в женских образах — творя для женщин. Также он из первых, кто прагматично оценил «от кутюр», став выпускать линию одежды не то чтобы для масс, но, скажем так, для среднего класса. Карден прозорливо увидел коммерческую несостоятельность «от кутюр» и, напротив, перспективность «прет-а-порте». Позже к этому пришел и Сен-Лоран.

Нашему музею очень повезло: в нашей коллекции — полное собрание костюмов, которые Пьер Карден создал для Майи Плисецкой. Это костюмы для ее образов Анны Карениной, Нины Заречной, Анны Сергеевны («Дама с собачкой»), это и знаменитое концертное — черное с зеленым поясом — платье. Все они были переданы Майей Михайловной в нашу коллекцию. Плисецкая была музой Кардена и обожала его, восхищаясь его фантазией, он же восхищался линиями ее фигуры и, конечно, великим талантом. Они вдохновляли друг друга.

Есть одно платье Кардена и у меня, одно из самых прекрасных его черных платьев. Изумительное, сшитое в единственном экземпляре платье с очень сложным кроем, и надевать его довольно сложно. Карден был из тех модельеров, кто не стремился быть удобным, по крайней мере, когда создавал «от кутюр». Подруга подарила мне это платье в начале 1990-х, уже столько лет прошло, но я до сих пор могу его надеть, будучи уверена в том, что выгляжу эффектно и элегантно, но без претенциозности. И это доказательство того, что настоящая классика не выходит из моды.

Сделав мужскую моду частью искусства haute couture, Карден всё же вдохновлялся женщинами — столь же великими, как он сам. Плисецкая, Жанна Моро, Марлен Дитрих — все они были для него и объектами обожания, и источниками вдохновения. Его геометрические платья, вызывающе игнорировавшие женскую фигуру, парадоксальным образом подчеркивали женственность. Но там, где другие искали женственности «вечной», Карден видел будущее — эти смелые андрогинные наряды во многом предвосхитили нынешнюю уличную моду-унисекс. Впрочем, он не ограничивал полет своей фантазии рамками модной индустрии, работая и в области промышленного дизайна. «Для большинства парижских кутюрье это хуже ереси», — говорил сам маэстро. Но он никогда не боялся, пожалуй, самого важного — нарушать все правила.

Он оставался «у руля» и тогда, когда большинство его ровесников ушло на покой, а многие — и навсегда. «Я просто люблю свою работу. Надеюсь, что даже умру, работая», — говорил он в 2003 году, отвечая на вопросы читателей «Известий». Ему почти удалось сдержать слово — Карден отошел от дел, только перевалив на десятый десяток. Сегодня великий модельер оставил этот мир — в котором, впрочем, останутся созданные Карденом очертания и краски.