Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Бах за Карабах: Россия возобновила удары по боевикам в сирийском Идлибе
2020-10-27 15:06:32">
2020-10-27 15:06:32
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Россия в последние дни активизировала борьбу с террористическими группировками в сирийском Идлибе и наносит удары по их позициям. Относительное затишье, которое наблюдалось в том районе с весны, может в обозримой перспективе вновь перерасти в масштабные боевые действия против исламистов. Но уже сейчас Москва, судя по всему, направляет послание Анкаре и обозначает свое недовольство сложившимся положением, причем не только в Сирии, но и за ее пределами. «Известия» разбирались, где та красная черта, которую переступила Турция, и какие еще у России есть рычаги воздействия на нее.

Буря после затишья

ВКС России нанесли 26 октября удар по лагерю подготовки террористов из группировки «Фейлак аш-Шам» в районе города Харем, расположенного примерно в 9 км от границы с Турцией. Об этом сообщил Сирийский наблюдательный совет по правам человека. По его сведениям, в результате около 80 боевиков погибли, десятки получили ранения.

За последние дни это далеко не первый случай, когда российские самолеты атаковали позиции экстремистов. Так, 20 октября был совершен налет авиации около города Джебель-эз-Завия на юге Идлиба, а до этого, 15 октября, — на тренировочный лагерь боевиков около Джиср-эш-Шугура.

Между тем на протяжении последних месяцев Москва практически не вела активных боевых действий в том районе. Последняя эскалация ситуации в Идлибе пришлась на начало года. Тогда сирийским войскам при поддержке России удалось выбить террористов из ряда районов, а также установить полный контроль над стратегически важной трассой М5, соединяющей Дамаск и Алеппо. И всё это, несмотря на активную поддержку, которую вооруженным группировкам оказывала Анкара.

Турецко-российский военный конвой, во время совместного патрулирования в Идлибе, Сирия

Турецко-российский военный конвой во время совместного патрулирования в Идлибе, Сирия

Фото: TASS/INA Photo Agency/imago-images.de/Azalden Idlib

Кроме того, по итогам переговоров между президентом Владимиром Путиным и его турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом 5 марта в Москве было достигнуто соглашение об открытии для беспрепятственного транспортного сообщения участка трассы М4 между Алеппо и Латакией и создании вдоль нее коридора безопасности шириной в несколько километров. Также лидеры двух стран согласовали проведение совместного патрулирования этого шоссе.

Террористическая командировка в Закавказье

С тех пор обстановка в Идлибе оставалась относительно стабильной, если можно так говорить об образовавшемся там террористическом серпентарии. И возможно, Москва и Анкара совместно искали бы приемлемые для обеих сторон варианты урегулирования ситуации, если бы не обострение в Нагорном Карабахе.

Практически с самого начала боевых действий стали поступать сообщения, что Турция отправляет сирийских боевиков в зону конфликта между Арменией и Азербайджаном. Более того, в российских СМИ даже появились публикации, в подробностях описывающие маршрут, по которому туда переправляют экстремистов. А затем о присутствии террористов из Идлиба в Нагорном Карабахе официально заявили российские представители, в том числе и директор Службы внешней разведки Сергей Нарышкин.

Кроме того, в Москве, совершенно очевидно, понимают, что Баку и Ереван, как это ни странно, несут куда меньшую ответственность за продолжающееся кровопролитие, нежели Анкара. К тому же в российской прессе со ссылкой на военно-дипломатические источники сообщали, что именно турки спланировали и подтолкнули Азербайджан к развязыванию боевых действий.

Армянские резервисты проходят подготовку в ходе военного конфликта с вооруженными силами Азербайджана, Нагорный Карабах
Фото: REUTERS/Hayk Baghdasaryan

Да и риторика официальных лиц Турции едва ли может прийтись их российским коллегам по душе. Так, вице-президент Фуат Октай на днях заявил, что Москва не смогла урегулировать конфликт в Нагорном Карабахе, хотя Россия на сегодняшний день — это, по большому счету, единственная страна, которая что-то делает, чтобы прекратить боевые действия, и не ограничивается, как другие, отточенными дипломатическими формулировками о безальтернативности политического решения конфликта.

Наконец, вооруженные столкновения между Арменией и Азербайджаном во многом совпали по времени с кризисом в Белоруссии. Это дало повод некоторым наблюдателям говорить о том, что Анкара просто-напросто воспользовалась ситуацией, когда Москва была вынуждена уделять повышенное внимание происходящему на территории западного соседа, и навязала ей проблемы еще и на южных рубежах.

Ухудшение по всем фронтам

Эскалация в Нагорном Карабахе стала довольно выразительным примером охлаждения отношений России и Турции, однако далеко не первым. В середине сентября эксперты из двух стран собрались в Анкаре для обсуждения ситуации в Сирии и Ливии. По последней некоторое взаимопонимание было найдено. По крайней мере, глава турецкого МИДа Мевлют Чавушоглу сообщил тогда о близости сторон к соглашению о параметрах прекращения огня в североафриканской стране. Впрочем, на данный момент нет никаких признаков того, что взаимопонимание удается развивать в нечто большее — подвижки в ливийском урегулировании в последнее время идут скорее по линии ООН. Что касается Сирии, то уже в середине сентября российские и турецкие эксперты разъехались без каких-либо договоренностей.

Глава турецкого МИДа Мевлют Чавушоглу

Глава турецкого МИДа Мевлют Чавушоглу

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

Кроме того, Турция стала резко сворачивать закупки российского газа. В июле СМИ сообщили о простое газопровода «Голубой поток». Официальной причиной называлась необходимость проведения технических работ, но те к середине лета порядком затянулись. Тогда эксперты отмечали, что для обеспечения потребностей Анкары вполне хватает и открытого в январе этого года газопровода «Турецкий поток». Однако вскоре появились новости о приостановке перекачки газа и по нему. И вновь официальная причина — ремонтные работы. Одновременно турки диверсифицировали закупки голубого топлива, переориентировавшись на поставки газа, в том числе и сжиженного, из других стран.

А появившиеся недавно новости об обнаружении в Черном море у побережья Турции огромных газовых месторождений дают туркам уже сейчас козырь в диалоге с Россией по самым разным вопросам.

Ответ готов

Складывается впечатление, что Анкара в последнее время пытается сформировать новый баланс в отношениях с другими игроками прежде всего за счет устранения крена в сторону России, который сформировался после провалившейся попытки военного переворота в Турции в 2016 году. Стремление, надо сказать, не новое. Турки традиционно стараются лавировать и не складывать все яйца в одну корзину.

Другой вопрос, что в данном случае они еще пытаются приложить руку к тем проблемам, где и других рук уже вполне хватает. Речь идет, например, о стремлении вмешаться в планы Израиля, Греции, Египта, Кипра и некоторых других стран, протянуть ветку газопровода из Восточного Средиземноморья в Европу. Анкара в данном случае намерена получить свой кусок этого большого пирога.

Другой пример — активное продвижение идеи о необходимости привлечения Турции к урегулированию конфликта в Нагорном Карабахе. Иными словами, турки хотят упрочить свое влияние в Закавказье, причем, как видно, делают они это далеко не мирным путем. А такая перспектива едва ли по душе России. И Москва реагирует на это. Вначале глава МИДа Сергей Лавров заявил 14 октября, что «мы никогда не квалифицировали Турцию как нашего стратегического союзника». А теперь под ударом оказались протурецкие боевики в Идлибе.

Мужчины с национальными флагами Азербайджана и Турции
Фото: REUTERS/Evgenia Novozhenina

В целом можно назвать эти выпады лишь предупредительными сигналами. Но за ними вполне могут последовать действия совсем иного рода. К тому же у сирийцев, в том числе и достаточно видных политических и общественных деятелей, в последнее время возникают вопросы, почему Россия приостановила борьбу с террористами. Кроме того, в Ливии у Москвы также далеко не последняя роль, и у нее есть инструменты воздействия на интересы Анкары в этой стране.

Наконец, как показывает практика, во время обострения отношений на импорт сельхозпродукции из Турции зачастую вводятся ограничения. Или, проще говоря, Москва запрещает ввоз турецких помидоров. Такое было, например, после того, как турки сбили в 2015 году российский самолет в Сирии. Кто знает, до чего может дойти ситуация теперь. Как бы то ни было, решение по этому вопросу сейчас за турками.