Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Рынок страхования испытывает серьезную трансформацию»

Генеральный директор Страхового Дома ВСК Александр Тарновский — о реалиях 2020 года, реформе ОСАГО и трансформации рынка
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Во II квартале 2020 года рынок страхования упал на 11%, но с начала года цифры изменились незначительно. Тем не менее пандемия коронавируса повлияла и на эту отрасль: потребительский спрос упал, продажи продуктов и общение с клиентами пришлось перенести в онлайн, а игроки, плохо переживающие кризис, начали демпинговать. Как трансформируется рынок страхования в этом году и что его ждет в ближайшее время, рассказал генеральный директор Страхового Дома ВСК Александр Тарновский.

Тенденции года

— Прогноз рынка страховых услуг на 2020 год был довольно консервативным — 3–4%. Насколько реалии скорректируют рынок в среднесрочной перспективе?

— Несмотря на 11-процентное падение во II квартале 2020-го, по итогам шести месяцев рынок без учета страхования жизни и ОМС показал нулевой темп роста. Страховой Дом ВСК сейчас (по итогам девяти месяцев) показывает положительную динамику сборов. Можно с уверенностью сказать, что ожидания аналитиков по значительному падению рынка не сбылись.

Восстановление экономической активности даст дополнительный толчок к восстановлению страховой отрасли. Набранный из-за закрытия границ и резкого падения потребительского спроса «эффект хлыста» (феномен в цепях поставок — усиление амплитуды колебания спроса (объема заказов) по мере удаления от реального источника спроса) постепенно пройдет, и потребительский спрос стабилизируется.

Если другие факторы не повлияют на экономику и расходы населения, то 2020 год может закончиться без падения. Важно, что следующий год не будет для страховщиков простым: пропадут доходы от переучета курсовых разниц, изменится структура портфеля заработанной премии из-за демпинга игроков, плохо переживающих кризис, вырастет убыточность по массовым моторным видам страхования из-за пересмотра расценок на запчасти и ремонт — в результате это повлияет на сокращение прибыли.

В среднесрочной перспективе страховщиков ждут серьезные испытания во внедрении современных технологий и перестройке бизнес-моделей. Если такие изменения у большинства игроков завершатся успешно, то развитие рынка может продолжиться с темпами, даже немного превышающими рост экономики страны.

— Как отразится на российском рынке страхования жизни в целом и инвестиционного страхования жизни в частности падение фондовых рынков в 2020 году, в том числе из-за пандемии?

— Развитие сегмента страхования жизни будет зависеть от дальнейшей эпидемиологической ситуации в мире, так как до сих пор сохраняются ограничения: социальное дистанцирование, ограничения в работе офисов страховых компаний и банков, перевод клиентов на дистанционное обслуживание. Потребительская активность снижается на фоне неудовлетворенности клиентов доходностью по договорам инвестиционного страхования жизни, которые больше других видов страхования жизни отреагировали на экономическую ситуацию в мире.

Драйвером роста может стать снижение ключевой ставки и, как следствие, снижение процента по банковским вкладам. Это переключит внимание вкладчиков с классических банковских продуктов на продукты управляющих и страховых компаний с гарантированной доходностью. Для опытных вкладчиков падение рынков — благоприятное время. Они смогут зафиксировать выгодную «точку входа», что обеспечит им выигрышную позицию на весь срок действия договора страхования. В сентябре мы выплатили дополнительный инвестиционный доход 15 000 клиентов компании «ВСК — Линия жизни». Общая сумма выплат составила более 500 млн рублей.

— В 2019 году сборы по накопительному страхованию жизни (НСЖ) выросли. По оценкам экспертов, у него выраженная социальная функция. Как продукт развивается в кризис?

— Во многом благодаря послаблениям, о которых регулятор объявил в начале 2020-го на фоне эпидемии, страховщики жизни начали адаптацию и перевод продуктов в онлайн и стали активно наполнять продукты дополнительными сервисами.

— Каковы перспективы включения страхования жизни в государственную систему гарантирования вкладов?

— Инициатива находится в проработке профессионального сообщества страховщиков жизни. В целом можно отметить, что введение системы гарантирования положительно скажется на уровне доверия потребителей к страхованию жизни и на отрасли в целом.

— Какие виды страхования, в том числе социально значимые, могут появиться на нашем рынке после 2020-го?

— Кризис приводит к изменениям в привычках и поведении людей, которые в обычной ситуации заняли бы долгие годы: люди большую часть времени проводят дома и переходят на иные способы досуга.

Страховщики смогут предложить расширенные сервисно-страховые продукты для условных домоседов, которые могут включать психологическую помощь, онлайн-тренировки дома, страхование доставки продуктов/товаров и страхование от киберрисков, включая защиту персональной информации в интернете.

Что касается активной части населения, то пандемия дала сильный толчок для развития внутреннего туризма, а значит, и страховщики будут разрабатывать решения для тех, кто начинает путешествовать по России. Количество оформленных страховых полисов на территорию «Россия» у нас возросло в несколько раз относительно прошлых лет, их доля в общем объеме проданных договоров составляет 20–25%. Но в абсолютном выражении и по отношению к общему количеству путешествий по РФ — это по-прежнему капля в море. Сегодня в первую очередь страхованием интересуются те, кто в путешествии планирует заниматься активным отдыхом, а также семьи с детьми.

В корпоративном сегменте активно развивается потребность в страховании киберрисков. Системы искусственного интеллекта — пока скорее хайповые истории, но большинство оценок говорят о взрывном рынке через несколько лет. Страхование может стать социальным инструментом смягчения последствий от ошибок умных систем или их преднамеренного взлома. К тому же у страховых компаний появится возможность выступить инфраструктурным интегратором решений искусственного интеллекта в оболочке страхования таких решений.

— Как выжить региональным страховщикам? И не ускорится ли в ближайшее время процесс концентрации отрасли за счет их поглощения?

За пять лет количество страховых компаний в России сократилось более чем в два раза, и тренд сохраняется. С начала года уже более 10 страховщиков ушли с рынка. Состав лидеров за последние годы почти не изменился, в их число по-прежнему помимо рыночных игроков входят государственные и аффилированные с крупными банками страховые компании. Продолжается концентрация вокруг первой десятки страховщиков, что оказывает сильное давление на оставшихся небольших региональных игроков. По итогам шести месяцев 2020-го доля компаний, входящих в топ-10, составила 71,6%, а в некоторых сегментах рынка достигает 80% и более.

Сегодня для сохранения своих позиций и дальнейшего развития на не растущем и высококонкурентном рынке, по-моему, всем, а не только региональным игрокам необходимо создавать и внедрять инновации в области цифровых коммуникаций с клиентом, скоринга и оценки рисков, урегулирования убытков и предоставления расширенного клиентского сервиса.

Реформа ОСАГО

— Продолжится ли реформа ОСАГО в 2020 году?

— Основной этап уже вступил в силу — это либерализация тарифного коридора. Пока мы видим очень аккуратные подходы к тарификации. По предварительным оценкам, для 20% наших клиентов стоимость полиса вырастет, для 20% — снизится, для 60% почти всё останется как есть. Возможно, в будущем конкурентная борьба будет способствовать более существенным корректировкам — как в сторону уменьшения, так и увеличения тарифа. Пока об этом рано говорить, на стабилизацию понадобится 1–2 года.

Не менее важным изменением в ОСАГО стал допуск посредников к электронным продажам. Раньше он был запрещен. Сейчас редакция изменений в закон не дает пока однозначного ответа о степени участия посредника в процессе оформления полиса ОСАГО в электронном виде. Вопрос прорабатывается Российским союзом автостраховщиков.

В 2020 году был принят закон о финансовом маркетплейсе. Несмотря на то что пока на рынке мало официальных маркетплейсов и они в большей степени ориентированы на банковские услуги, возможность заключить договор страхования через финансовую платформу не за горами.

Важно отметить, что экспертный совет Госдумы поддержал перевод урегулирования убытков в цифровой формат, в добровольных видах страхования развитие идет более активно.

Мы тоже развиваем дистанционные сервисы по урегулированию и наблюдаем здесь хорошую динамику. Сегодня мы единственная страховая компания в России, которая предоставляет клиентам полный цикл дистанционного обслуживания по полисам автокаско.

В этом виде страхования дистанционное урегулирование буквально за несколько месяцев выросло у нас в шесть раз, до 27% от общего количества страховых случаев.

По обязательным видам, в частности по ОСАГО, пока существуют определенные законодательные ограничения, не позволяющие в полной мере реализовать дистанционное урегулирование. Надеемся, что в ходе осенней сессии заседаний Госдумы уже до конца года они будут сняты.

Переход в digital

— Что сегодня менее ресурсно: идеальная digital-страховая компания или проверенная временем сеть финансовых консультантов?

— Работающая система в моменте всегда менее затратна. Новое направление требует инвестиций на развитие и продвижение. Но если погрузиться в суть, то следует сравнить особенности структуры затрат прямого, агентского и интернет-канала продаж. Здесь есть явные отличия.

В структуре продаж традиционных каналов доля аквизиционных расходов может достигать 30% и более в зависимости от продукта и сезонных акций по продвижению продаж. В структуре затрат интернет-продаж нет прямого вознаграждения посреднику, но есть рекламные затраты на продвижение в интернете, необходимые для расширения воронки продаж. Чем шире воронка охвата аудитории таких традиционных продуктов, как ОСАГО и каско, тем выше затраты на продвижение.

Уровень конкуренции в интернете за внимание и клики на рекламу сильно вырос. Популярные площадки и соцсети активно осваивают брокеры, нефинансовые посредники и даже крупные агенты. Это напрямую отражается на стоимости клика и охватной рекламе. В перспективе уровень расходов на продвижение и аквизиционных расходов может примерно сравняться. Но развитие цифровых сервисов требует еще расходов на разработку, обновление и поддержку онлайн-продуктов.

Не стоит упускать и фактор «последней мили» в общении с клиентом перед покупкой. Сегодня произошла некоторая активизация спроса на страховые услуги на онлайн-площадках, но они для многих не могут полностью заменить общение с продавцом. Страховые продукты по-прежнему не являются продуктами первого спроса, и клиентам часто удобнее, когда полис за них оформляет профессиональный посредник.

У каждой из моделей бизнеса — digital и традиционных каналов — есть свои преимущества и недостатки. Компании, которые стремятся комплексно подходить к формированию предложения страховых услуг, должны развивать оба направления.

— Какова, на ваш взгляд, идеальная digital-страховая компания?

— Реализация на российском рынке цифровых бизнес-моделей всё еще проходит стадию становления. Нет одной эталонной модели, к которой стремились бы все игроки. Идеальная digital-компания не может обойтись без прямого общения с клиентом, будь то контакт-центр или личный менеджер. Кроме того, весь процесс взаимодействия с клиентом должен быть подкреплен онлайн-сервисами, возможностью омниканальной коммуникации с компанией, а также дистанционным урегулированием любого убытка.

Развитие отношений с клиентом и предложение ему персонализированных услуг, необходимых в конкретный момент времени, — отличительная черта такой компании.

Ипотечное страхование

— Какие из законодательных инициатив в последнее время наиболее актуальны и важны для страхового рынка?

— Весной Банк России разработал концепцию регулирования ипотечного страхования. На первый взгляд это выглядит привлекательно: заемщику не нужно самому и за свой счет страховать ипотечные риски. Его имущество, жизнь и здоровье страхует банк-кредитор.

Но, по мнению страхового и банковского сообщества, изменения могут плохо отразиться на заемщиках.

ЦБ стремится к снижению ипотечных расходов для россиян и прозрачности страхования. Но на практике концепция может не привести к достижению этой цели. Если обязанность по страхованию возложить на кредитора, то велика вероятность развития сценария привлечения банком к страхованию своей кэптивной компании, что будет серьезно ограничивать конкуренцию, как следствие — сдерживать снижение тарифа для клиента. Либо сработает альтернативный сценарий, когда банк будет заинтересован в заключении договора с компанией, которая предложит минимальный тариф, — что может привести к демпингу, низкому качеству андеррайтинга, проблемам с перестрахованием и высокой убыточности. В конце концов, зрелые страховщики просто откажутся работать в этом сегменте.

— Тогда как повысить прозрачность и сократить расходы заемщика на страхование?

— Единственный и эффективный способ снизить расходы заемщика на страхование — прямая конкурентная борьба за клиента. От этого в конечном счете выиграют и потребители, и государство, и сами банки.

Действующая модель уже побуждает страховщиков развивать ипотечный продукт и сервис, включать дополнительные риски и опции, уменьшать количество исключений в страховом покрытии, упрощать общение с клиентами.

Нужно сохранить этот механизм, повысить прозрачность аккредитации страховых компаний в банках, ограничить размеры комиссионного вознаграждения, а также запретить банкам навязывать клиентам услуги «своих» страховщиков.

Мы надеемся, что при дальнейшем обсуждении концепции эти аргументы будут услышаны и регулятор примет взвешенное решение, при котором заемщик сможет выбирать надежного страховщика сам.

Другие инициативы

— Какие еще инициативы помимо концепции ипотечного страхования вызывают у вас сегодня наибольший интерес?

— На днях в Госдуме вывели на рассмотрение изменения в закон «Об организации страхового дела в Российской Федерации». Поправки призваны бороться с кобрендовыми схемами между банками и страховыми компаниями по вопросам кредитов.

Суть в том, что страховщики не смогут заключать договоры страхования или перестрахования, по которым основную выгоду получает лицо, входящее в ту же банковскую финансовую группу, что и сам страховщик.

— Чем вызвана необходимость разработки этого законопроекта?

— Надо признать, что он действительно появился не на пустом месте. На рынке банковского страхования по факту сложилась определенная тенденция, которой недовольны в первую очередь клиенты.

Во-первых, банки «стимулируют» клиентов к оформлению услуги в «своих» страховых компаниях; во-вторых, создают искусственные барьеры заемщикам для приема страховых полисов альтернативных рыночных игроков; в-третьих, чересчур долго проверяют на соответствие альтернативных компаний своим требованиям (часто неоправданно завышенным) для аккредитации; и в-четвертых, размер комиссионного вознаграждения банков по ряду страховых продуктов достигает уже 80% от страховой премии, которую оплачивает заемщик.

— К каким последствиям может привести принятие законопроекта?

— Финансовые организации, принадлежащие к одной группе, не смогут одновременно получить выплаты страхового возмещения и страховую премию.

Это создаст предпосылки для укрепления финансового рынка в целом, повысит здоровую конкуренцию между страховыми компаниями, что в конечном итоге снизит стоимость страховых услуг и сделает их более востребованными и доступными для населения.

Читайте также
Прямой эфир