Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Последнее звено: кто украл бесплатные лекарства для онкобольных
2020-10-14 18:41:14">
2020-10-14 18:41:14
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сотрудники правоохранительных органов провели обыски в нескольких государственных медицинских учреждениях Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Следственные действия прошли в рамках уголовного дела, возбужденного по фактам хищения препаратов для онкобольных пациентов. Уже арестованы шестеро фигурантов, еще нескольких отправили под домашний арест. По версии следствия, медики воровали из больниц препараты с целью дальнейшей перепродажи. Тем не менее, обвинение пока никому не предъявлено, достоверных фактов не очень много. «Известия» попытались разобраться в ситуации.

Официальные данные

В операции по пресечению хищений дорогостоящих медикаментов участвовали полицейские отдела экономической безопасности совместно с оперативниками ФСБ, сотрудниками прокуратуры Санкт-Петербурга и Росздравназдора. В Росздравнадзоре сообщили, что хищения лекарств, выделенных в рамках приоритетного национального проекта «Здравоохранение», выявили в нескольких лечебных учреждениях Санкт-Петербурга и Ленинградской области, а общий ущерб составляет 100 млн рублей.

Сотрудники полиции провели 35 обысков в рамках уголовного дела, возбужденного следователями ГУ МВД России, и изъяли в общей сложности 30 млн рублей, около 100 золотых слитков, лекарства на сумму примерно 100 млн рублей. После проведения обысков 10 октября были задержаны 16 человек. Под стражу взяли шестерых, остальным избрали более мягкую меру пресечения.

рубли
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

По версии следствия, медики в течение длительного времени выносили из больниц препараты для лечения больных онкологией, а затем перепродавали их оптом и в розницу.

«Известия» направили запрос в пресс-службу ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области для уточнения обстоятельств дела.

Кого арестовали

Объединенная пресс-служба судов Санкт-Петербурга сообщила, что под стражу взяли сотрудницу охранного агентства «Гарда-эскорт» Марию Добролеж, безработного Ашота Нерсисяна, медсестру Ленинградского клинического онкодиспансера Марину Присяжнюк и бывшую медсестру Городского онкодиспансера Марину Смирнову. Кроме того, арестовали супругов Алесю и Сергея Войтович. Последний ранее якобы работал в фармацевтической компании. Именно его называют организатором схемы.

Согласно данным местных СМИ, медики получали лекарства на складах больниц, оформляли документы о введении препаратов пациентам и передавали организатору, получая 10% рыночной стоимости медикаментов. Затем препараты поступали в открытую продажу через частные клиники и аптеки.

«Известиям» удалось связаться с адвокатом Алеси Войтович. Леонид Фёдоров рассказал, что она никогда не работала в системе здравоохранения. По делу Алеся Войтович сейчас проходит в качестве подозреваемой. «Следствие только началось. Обвинения пока не предъявлены, [но предъявят] в течение 10 дней с момента задержания. Все [шесть человек] были арестованы на два месяца по одному делу», — рассказал Фёдоров.

наручники
Фото: РИА Новости/Табылды Кадырбеков

Среди тех, кого отправили под домашний арест, оказалась медсестра Городского онкологического диспансера Елена Сергейчик. Вину она признала. По данным пресс-службы Невского районного суда Санкт-Петербурга, изначально ее задержали по подозрению в хищении препаратов на сумму не менее 1,7 млн рублей.

Где прошли обыски

Главный врач Городского онкологического диспансера Эльдар Топузов подтвердил проведение оперативных мероприятий: «Смотрят химиопрепараты, изымают по ним документы». Позднее он пояснил, что «были задержаны медицинские сестры. Информации по врачам у нас нет. Сейчас речь идет только об ужасном хищении среди медицинских сестер».

Обыски предположительно провели дома у медицинских работников и в Областном онкологическом диспансере. Заместитель главного врача по медицинской части Ленинградского областного клинического онкологического диспансера Александр Мефодовский в разговоре с «Известиями» отказался от комментариев. Обыски, возможно, прошли и в Первом Санкт-Петербургском государственном медицинском университете имени Павлова, а также в НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Горбачёвой, Клиническом научно-практическом центре специальных видов медицинской помощи, а также НМИЦ онкологии имени Петрова. «Известия» направили запросы в эти учреждения, чтобы уточнить информацию.

Кто виноват

Врач-онколог, доктор медицинских наук, заведующий отделением онкологии «Нейровита» Игорь Долгополов описал возможную схему хищений. «В больницу приходит партия лекарства из 100 флаконов. Дальше медсестрам дают распоряжение списать эти лекарства на больных. Может быть, даже задним числом. Лекарство записывают в журнал учета, но на самом деле не вводят больным. А потом партию реализуют уже через какие-то свои каналы. Медсестра здесь последнее звено. Она получила коробку, последняя держала ее в руках и списала», — отметил Долгополов.

больной
Фото: Depositphotos

По его словам, в случае с возвратом лекарства обратно оптовому поставщику перепродать его просто так нельзя. В лечебные федеральные и муниципальные учреждения лекарства поступают только через тендер, который поставщик должен выиграть. К тому же на партию лекарства должны быть оформлены документы. Но оптовые поставщики ухитряются мошенническим образом оформить нужные документы для той же партии лекарства, чтобы продать уже в другое медицинское учреждение. «Если такого [оптового поставщика в деле нет], тогда всё приобретает странный оборот», — отметил врач.

Сложная схема

Гендиректор Национального исследовательского центра детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачёва Галина Новичкова пояснила, что дорогостоящие препараты закупаются через тендер под каждого конкретного пациента, решение о закупке принимает врачебная комиссия, консилиум. «Делается на сайте госзакупок. Дорогостоящие препараты назначаются, в историю болезни вписываются, в специальные журналы. Каждый дорогостоящий препарат должен выдаваться и списываться для конкретного пациента. Все препараты, которые в стационаре разводятся и вводятся пациенту, списываются тут же», — сказала Новичкова.

лекарство
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

По словам Новичковой, в случае смерти пациента лекарство остается в стационаре для общего пользования. Консилиум решает вопрос о переназначении препарата другому больному. «Известия» обратились в пресс-службу Минздрава для уточнения правил назначения и получения препаратов для онкобольных пациентов.

Тем не менее, как подчеркнул Долгополов, схемы с хищением медицинских препаратов встречаются нередко. Воруют и медсестры, и руководители отделений медицинских учреждений. В феврале этого года полиция в Москве задержала руководителя отделения одного из онкологических диспансеров и двоих врачей, которые похищали лекарства и перепродавали их через подставных дистрибьюторов и аптеки в другие регионы. А в Кургане в 2017 году задержали сотрудницу одного из медицинских центров города по подозрению в хищении дорогостоящих лекарств, предназначенных для бесплатной раздачи больным ВИЧ. Она продала почти 90 упаковок лекарств.