Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Подобного старта театрального сезона Москва, пожалуй, и не знала. Из-за взятой по случаю пандемии вынужденной паузы многие столичные театры выпустили залпом по два, а то и по три новых спектакля. Показать их планировали весной или летом, карантин тому помешал. И вот парад премьер! Сентябрь мог бы оказаться еще насыщеннее, но две, возможно, самые ожидаемые постановки — «Сын» в РАМТе и «Бульба. Пир» в Театре на Малой Бронной — увы, перенесли, поскольку и у артистов, и у режиссеров оказались положительные тесты на ковид. Впрочем, и того, что осталось, хватило с лихвой. «Известия» отобрали самые интересные столичные премьеры месяца.

«Разбитый кувшин»

Театр наций

Сочиненная в 1806 году Генрихом фон Клейстом комедия про разбитый кувшин — классика немецкой драматургии, почти как у нас гоголевский «Ревизор». Разумеется, под кувшином автор подразумевал не столько изделие из глины. Это и поруганная честь, и утраченные иллюзии, и общество, где судьей (в буквальном смысле слова) оказывается сам злодей.

35-летний Тимофей Кулябин не оправдал бы репутацию радикального режиссера, если бы не посмотрел на старинный текст ироничными глазами человека XXI века. Он перенес действие в недалекое будущее, предсказал Евросоюзу развал (еще один разбитый кувшин), инспектора Вальтера, приезжающего в деревенский суд с проверкой, превратил в «средний пол» (неожиданная, однако не самая выигрышная роль Ингеборги Дапкунайте), одного из персонажей сделал геем, другую — мусульманкой. И вообще заявил в интервью, что «Разбитый кувшин» — изящный и смешной анекдот. Мол, даже не трудитесь искать фигу в кармане.

«Разбитый кувшин» Театр наций
Фото: theatreofnations.ru

Зрители поверили и, кажется, не ошиблись. Ну да, анекдот. Может, немного затянутый, но прекрасные актеры не позволяют заскучать.

Постановки Кулябина часто номинируются на театральные премии, и в случае с «Разбитым кувшином» одна номинация должна быть точно — за лучшую мужскую роль. Виталий Коваленко, играющий отвратительного судью Адама, за свое мастерство вполне достоин сравнения с великим Клаусом-Марией Брандауэром, игравшим эту роль в театре «Берлинер Ансамбль».

«Старший сын»

Театр Олега Табакова

Сезон еще не был открыт, а иные СМИ уже раструбили, что нынешний худрук «Табакерки» Владимир Машков уволил часть своей труппы, включая любимцев публики Розу Хайруллину и Максима Матвеева. Общественность гудела: кто же будет играть? На деле все оказалось не совсем так или даже совсем не так. И главное, что кроме кадровых новостей вышедшие из карантина «табаковцы» предъявили два достойных внимания спектакля.

На основной сцене новую режиссерскую работу сделал сам Машков. Спектакль, созданный по детективной пьесе Агаты Кристи «И никого не стало», вышел предсказуемо крепким и эффектным кассовым зрелищем, со звездами — от Бориса Плотникова до Анны Чиповской, с именитыми соавторами в лице модельера Валентина Юдашкина и скульптора Александра Рукавишникова. Однако не стоит удивляться, если искушенных театралов этот «почти бродвейский» спектакль оставит с холодным носом. А вот камерный и обаятельный «Старший сын» по хрестоматийной пьесе Александра Вампилова, возможно, удивит и растрогает. Его играют на исторической сцене, то есть в легендарном подвале.

Старший сын Театр Олега Табакова
Фото: vk.com/ttabakova

Уж сколько видено-перевидено этих отцов и детей — Бусыгиных и Сарафановых! В той же «Табакерке» «Старший сын» шел в постановке Константина Богомолова, история была изложена довольно жестко. Пьеса Вампилова позволяет прочитать ее с разной интонацией и сделать акцент на нескольких темах. Режиссер Алена Лаптева неожиданно решила взглянуть на жизнь провинциального музыканта Сарафанова (блестящая роль Сергея Беляева) как на ораторию. Он же давно сочиняет и никак не может продвинуть дальше первой страницы опус «Все люди — братья». А почему? Бездарен? Ленив? Занят? Возможно и это. Но, скорее всего, причина в другом: мало кто разделяет его почти что блаженное отношение к миру и мысль, что все люди — братья и сестры, а без этого музыки нет...

«Баба голубиная»

Театр Российской армии

Мы говорим: Алина Покровская, подразумеваем — Люба Трофимова из фильма «Офицеры». Новая театральная работа народной артистки РСФСР тоже, как ни странно, связана с культовым кинофильмом, но с другим.

Военный театр, где Покровская служит с 1962 года, сейчас переживает кадровое обновление: с находившимся четверть века на посту главного режиссера 75-летним Борисом Морозовым не был продлен контракт. Нового творческого лидера у театра пока нет, эту роль исполняет менеджер — заместитель директора по развитию Милена Авимская. Из трех посткарантинных премьер, созданных при ее активном участии, обратим внимание на ту, о которой можно сказать русской пословицей: Мал золотник, да дорог.

«Баба голубиная» Театр Российской армии
Фото: wpolitics.ru/Андрей Грабарев-Малер

Экспериментальная сцена рассчитана на 75 мест, а при нынешней шахматной рассадке — вообще человек на тридцать. Здесь на расстоянии вытянутой руки, в декорациях полудома-полуголубятни играется моноспектакль «Баба голубиная». Это бенефис Алины Покровской, приуроченный к ее 80-летию. Актриса отважно взялась за новый и, прямо скажем, странный материал: Дмитрий Минченок написал продолжение истории, рассказанной в знаменитой пьесе Владимира Гуркина и в фильме Владимира Меньшова «Любовь и голуби».

Обо всем, что случилось с персонажами за последующие 30 лет, зрители за час с небольшим узнают от постаревшей Нади, Надюхи, Надежды Кузякиной. Не буду заниматься спойлерами, но Раиса Захаровна родит сына...

Можно спорить, удачна ли сама идея подобного продолжения и убедительна ли мегаинтеллигентная актриса в роли деревенской бабы, но вместе с режиссером Андреем Бадулиным Покровская заставляет зрителей и улыбаться, и вытирать слезы.

«День влюбленных»

«Бродвей Москва», МДМ и Fancy Show

Формат сайт-специфик, подразумевающий прямую связь между спектаклем и местом, где его играют (классический пример — исполнение оперы «Аида» у подножия пирамид Гизы), не то чтобы сильно популярен среди столичных трупп, но уж точно не является для них терра инкогнита. Время от времени театры выводят зрителей из пресловутой зоны комфорта. Спектакли прописывают в неожиданных пространствах. Скажем, чеховскую «Чайку» — в усадьбе Мелихово.

Вот и «День влюбленных» — не просто мюзикл, а «мюзикл за столиками». Действие разворачивается в баре, обладатели билетов становятся его посетителями — рассаживаются за столики, куда могут за отдельную плату заказать алкоголь и закуски.

Непосвященные удивятся: почему это действие зрелища, созданного в России и командой отечественных театральных деятелей, происходит в Нью-Йорке и действующие лица — не русские туристы или хотя бы эмигранты, а некие Джессика, Палома и прочие Шейлы?

Все просто и сложно: после успешной постановки в Москве американского мюзикла «Первое свидание» продюсер Дмитрий Богачев вдохновился сделать его сиквел. Но, говорят, у заокеанских авторов на этот счет оказалось иное мнение. И тогда привлекли российских сочинителей.

Персонажам сменили имена: был Аарон, стал Дэвид. Музыку написал Евгений Загот, тексты песен (очень хорошие) — Женя Беркович, а незамысловатое либретто (иные в мюзиклах встречаются редко) — Михаил Дурненков.

Главные герои — влюбленная парочка — ссорятся и мирятся, обсуждая детали грядущей свадьбы, которую они собираются сыграть именно в том баре, где однажды (в мюзикле «Первое свидание») познакомились. К их разборкам подключаются друзья и родственники. Закончится все хеппи-эндом.

Сказать, что постановка поражает обещанным остроумием диалогов и невероятными сюжетными коллизиями, было бы преувеличением. Добротный коммерческий продукт. Вполне возможно, что через какое-то время нам предложат еще одну порцию.

«Дачники»

Театр им. Ермоловой

Режиссер Евгений Марчелли, совсем недавно на радость столичным театралам назначенный худруком Театра им. Моссовета, выстрелил в сентябре двумя премьерами в «чужих» театрах. Оба спектакля — по классическим произведениям (первый — «Страсти по Фоме» в Театре наций, в его основе повесть Достоевского «Село Степанчиково и его обитатели»). Мы же поговорим о горьковских «Дачниках», поскольку к пьесе Максима Горького постановщик обращается уже в третий раз и для него это «история про то, как человек не умеет жить».

Дачники» Театр им. Ермоловой
Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко

Злободневность горьковского текста поражает. Разумеется, он писал о других «дачниках» и о другом времени, но сегодня, когда из-за пандемии многие самоизолировались и чувствуют страх перед будущим, его персонажи выглядят очень узнаваемыми. Разве не прав один из них, Павел Рюмин, говоря, что жизнь предстает «огромным бесформенным чудовищем, которое вечно требует жертв ему, жертв людьми».

По мнению тех, кто видел версию, сделанную Марчелли в 2003 году в Омске (ее привозили на фестиваль «Золотая маска»), третье вхождение режиссера в одну и ту же воду оказалось не столь впечатляющим. Но тем, кому сравнивать не с чем, спектакль понравится. В нем — все то, за что любят Марчелли: витальность, азарт, секс, хулиганство — запиканная песня Шнура, жонглирование текстом, красивые женщины, включая жену режиссера, замечательную актрису Анастасию Светлову.

«Снегурочка»

Театр на Таганке

В середине сентября могла случиться театральная сенсация: воссоединение «Таганки»! Напомню: «Содружество актеров Таганки» было образовано в 1993 году в результате скандального ухода от Юрия Любимова части артистов Театра на Таганке, а вместе с ними «ушла» и новая сцена. В августе «Содружество» лишилось своего бессменного худрука: умер Николай Губенко. И, как выяснилось, решение об объединении некогда разведенной труппы уже несколько месяцев обсуждалось в высоких кабинетах.

Вообще, людей, построивших буквально «берлинскую стену» между двумя театральными зданиями, осталось раз-два и обчёлся. И, казалось бы, новым поколениям артистов делить абсолютно нечего. Но у губенковцев идея оказаться под началом энергичного директора «Таганки» Ирины Апексимовой энтузиазма не вызвала — скорее наоборот.

Снегурочка» Театр на Таганке
Фото: tagankateatr.ru

Хотя в творческом плане «Содружество» — слабое звено столичной театральной жизни, его вместительный зал больше известен как площадка для проката антрепризных спектаклей, и кардинальные перемены ему остро необходимы, тем более Апексимовой удается привлекать к сотрудничеству модных и актуальных режиссеров. И Денис Азаров, поставивший премьерную «Снегурочку», как раз один из них.

И вот тут нужно признать: режиссер-то талантлив, но пьеса Александра Островского ему не удалась. Много дыма. Много воды. Много голых ног и торсов. Много гэгов и узнаваемых фирменных приемов из спектаклей других модных и актуальных режиссеров. Но мало любви, которую так ищет Снегурочка в стране берендеев.

Читайте также
Реклама