Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Миша Коляда был так хорош, что хотелось плакать»

Заслуженный тренер России по фигурному катанию Инна Гончаренко — о прокатах начала сезона, выборе Загитовой и программе Медведевой
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На минувших выходных в Москве открылся сезон российского взрослого фигурного катания. Во дворце «Мегаспорт» в присутствии нескольких тысяч болельщиков фигуристы сборной страны показали свои программы. Многих не было: кто-то снялся из-за травм, Алина Загитова — из-за участия в шоу. Зато остальные спортсмены порадовали болельщиков. «Известия» обсудили контрольные прокаты с заслуженным тренером России Инной Гончаренко, которая воспитала многих титулованных фигуристов, включая Максима Ковтуна, Сергея Воронова и Елену Радионову.

— Кто вас больше всего порадовал?

— Во-первых, хочу всех поздравить с тем, что прокаты состоялись. Просто настоящий праздник. И главным героем этого праздника был Миша Коляда. Настолько порадовал, что плакать хотелось — и в субботу, и в воскресенье. Да, это еще не стопроцентная готовность, но очень хорошая. Он заметно прибавил в выразительности катания, чувстве музыки, видно его новое отношение к рабочему процессу. Очень рада за него и за его тренера Алексея Николаевича Мишина.

— Многие эксперты считают, что Коляде надо было переходить к Мишину еще тричетыре года назад.

— Ничего не бывает просто так. Не будь базы, которую заложила первый тренер Валентина Чеботарева, настолько быстро Михаил не перестроился бы. Каждый вкладывает свое, на сыром спортсмене такое не сделать. Здесь очень удачно всё сошлось.

— Михаил возвращается в топ нашего мужского одиночного катания?

— Безусловно. Хочется наслаждаться его катанием и пожелать, чтобы впереди в его карьере было только лучшее. Никакие травмы не должны больше ему помешать.

— А кто был лучшей среди девушек?

— Это всё-таки прокаты, мы смотрим готовность спортсменов на начало сезона, это скорее проба. У девочек безошибочно не катал никто. Но это на данный момент не страшно. Они впервые вышли на публику после долгого перерыва и менялись даже от короткой к произвольной программе. В воскресенье многие катались уже с большим удовольствием, Аня Щербакова, например. Короткая у нее получилась зажатой — видимо, переволновалась. Видно, что она выросла, но сейчас непростой момент в ее карьере. Пандемия, все события вокруг наслаиваются. Но девчонки борются, идут на четверные.

Очень понравилась Саша Трусова, особенно в короткой программе. Наконец я увидела, что решаются проблемы с ее выразительностью и скольжением. Видно, что качество движения повысилось. Всегда приятно наблюдать, как спортсмен прогрессирует от сезона к сезону. Работа проделана большая, но основное впереди.

— Много было скептических прогнозов по поводу переходов Трусовой и Косторной из группы Этери Тутберидзе в академию Евгения Плющенко. Девушки их развеяли на данный момент?

— Все очень любят делать прогнозы и торопиться. Время всё расставит на свои места. Я изначально говорила, что надо подождать и посмотреть. Мы помним Женю как амбициозного и упорного спортсмена. Думаю, эти качества перекочевали и в его тренерскую деятельность и будут с ним всегда. Он привык добиваться цели. Монополия — не всегда хорошо. Не будем поднимать тему корректности переходов, это отдельный вопрос. Что касается Косторной, мне понравилась задумка короткой программы (на произвольную чемпионка Европы-2020 не вышла. — «Известия») — интересные движения, но она элементарно не выкатана еще. До конца непонятно, что получится. Но если девочка будет упорно трудиться, то всё сложится.

— То есть никакого эксцесса в ее снятии с произвольной нет?

— Да, катастрофы нет. Как я поняла, они просто не успели программу подготовить. Это прокаты, и у нас довольно много спортсменов сборной не принимали в них участия. Тогда уж давайте говорить и об остальных, надо быть справедливыми.

— Давайте говорить. Снятие с прокатов примы Алины Загитовой — что это было? Завершение карьеры?

— Завершение будет тогда, когда она сама об этом объявит. Сейчас она сделала выбор: участие в «Ледниковом периоде» предпочла контрольным прокатам. Конечно, по этому шагу можно делать вывод о расставленных приоритетах. Но Алина — заслуженный человек, она оповестила об этом федерацию, думаю, было принято обоюдное решение. И ей дали, видимо, некие преференции. Но в любом случае выбор олимпийской чемпионки надо уважать. У нее своя жизнь, она вправе распоряжаться ей так, как считает нужным.

— Вернемся к тем, кто участвовал. Кого бы еще выделили?

— Камилу Валиеву. Она интересная спортсменка, у нее новые программы. В короткой она мне больше понравилась, там фигуристка была в более привычном для нее образе. «Болеро» в произвольной программе она, кажется, не до конца прочувствовала. Но опять же — девочка в начале пути. Приятно, что мы увидели от Камилы четверной прыжок, даже после серьезного падения. Характер есть, она готова к борьбе. Но самое оригинальное выступление в произвольной программе — прокат Жени Медведевой, которой удалось всех нас удивить необычной программой. Но хотелось бы видеть ее в другом физическом состоянии.

— Говорят, оказывает определенное влияние травма спины.

— Не могу говорить об этом, я не ее врач. Но если травмы есть, может, стоит подумать над тем, чтобы пока исключить акробатические трюки из программы? Стоит ли рисковать?

— Вас не смутило в принципе большое количество травм и снятий у фигуристов?

— Думаю, это последствия форсированной подготовки. Большой перерыв сыграл свою роль. Кто-то быстро собрался после расслабленности карантина, а кому-то сложно. Таков нынешний необычный сезон. Прекрасно, что он вообще начался. Думаю, что прокаты были событием не только для России, а для всего мира. Все, кто имеет отношение к фигурному катанию, их смотрели, потому что соскучились. И порадовали почти все, кто выступал. Высочайший уровень на начало сентября, и даже если что-то не получалось — настрой у фигуристов был оптимистичный.

Читайте также
Прямой эфир