Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Общество
Вся актуальная информация по коронавирусу ежедневно обновляется на сайтах https://стопкоронавирус.рф и доступвсем.рф
Культура
Русский рэп стал самым популярным направлением у россиян по версии Spotify
Экономика
Банк России продлит возможность реструктуризации до конца I квартала 2021 года
Туризм
S7 откроет в декабре чартерные рейсы еще в три страны
Общество
Власти Москвы заявили о выплатах надбавок медикам в полном объеме
Политика
Правительство поддержало проект о блокировке сайтов за оправдание экстремизма
Общество
Суд перенес заседание по вопросу нарушений на концерте Басты
Политика
Мишустин рассказал о выполнении правительством всех социальных обязательств
Мир
Венгерские депутаты обвинили Киев в разжигании гражданской войны в Закарпатье
Общество
Минпросвещения допустило возможность переноса итогового сочинения
Главный слайд
Начало статьи
Долгая дорога на пляж: почему на пути отдыхающих вырастают заборы
2020-08-07 16:25:44">
2020-08-07 16:25:44
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Миассе дачники решили приструнить постоянно снующих к озеру Тургояк отдыхающих и установили забор на территории между яхт-клубом и санаторием. Местные жители возмутились и пожаловались общественникам. Тем временем в Самаре разгорелся скандал: горожане обвинили сотрудницу областного минстроя в незаконной блокировке подъезда к Волге бетонными ограждениями. В дело вмешался губернатор, поручив разобраться в ситуации. Случаи, когда на пути желающих отдохнуть у воды вдруг вырастают ограждения, — далеко не редкость. Хроники противостояний и советы экспертов — в материале «Известий».

Не проехать, не пройти?

В Самаре разгорелся нешуточный скандал. Жители пожаловались на бетонные блоки, которые внезапно «выросли» на Третьей просеке и перекрыли съезд к Волге. Много лет местные любили здесь купаться, привозили лодки, а теперь традиционному отдыху пришел конец. В нарушениях обвинили руководителя одного из управлений Министерства строительства Самарской области Надежду Вехову, у которой рядом со спуском дом. «Всегда здесь был проход и проезд к Волге. 42 года. И этим летом решила эта дама перегородить нам этот проезд. Просто-напросто. И проход тоже», — жаловались журналистам РЕН ТВ местные жители.

Рассказывают: недавно в этом месте утонул мужчина — «скорой» не удалось подъехать к спасательной станции, врачи не успели оказать помощь вовремя. После этого жители сами убрали блоки, но они появились вновь. Ситуация в прямом смысле накалилась: 17 июля в сторону дома Надежды Веховой полетели бутылки с зажигательной смесью. Правоохранители возбудили уголовное дело по статье «Угроза убийством или причинение тяжкого вреда здоровью». Дошло до того, что губернатор Самарской области Дмитрий Азаров поручил провести проверку и разобраться.

У второй стороны конфликта своя правда, так что в этой истории не всё так однозначно. Как писали местные СМИ, бетонные блоки у спуска установила местная администрация по предписанию природоохранной прокуратуры.

«Пользоваться пляжем можно и нужно. Нельзя туда заезжать на автомобиле и парковаться там, поскольку нет специально предусмотренного твердого покрытия», — прокомментировал РЕН ТВ глава администрации Октябрьского внутригородского района Самары Александр Кузнецов.

заборы
Фото: соцсети

«Известия» также направили запрос в правительство Самарской области и районную администрацию с просьбой прокомментировать ситуацию, кто же все-таки виноват и в чем причина перекрытия проезда. На момент публикации оперативного ответа от местной администрации не поступило. Зато в Министерстве строительства Самарской области нам пояснили, что ничем иным, кроме как травлей Надежды Веховой, происходящее назвать нельзя: блоки установила администрация, физическое лицо на это просто не имеет права. А вина Веховой только в том, что она решила бороться с громкой музыкой, которая доносится из машин, мусором и незаконной переправой через реку. На жалобу отреагировала прокуратура, зафиксировала нарушения и вынесла представление.

«В отношении Веховой и членов ее семьи организована травля со стороны группы лиц, которая осуществляет незаконные перевозки через реку Волгу. Мама Надежды попала с сердечным приступом в больницу, папа боится из дома выходить, — рассказали «Известиям» в пресс-службе Минстроя Самарской области. — Переправа в данном месте носит стихийный характер: приезжают с лодками и за деньги перевозят людей через речку».

В министерстве отмечают, что недалеко организован цивилизованный спуск, которым занимаются частники, — с туалетными кабинками, урнами, местом для хранения и спуска лодок. Правда, присматривать за лодками предлагают за деньги, поэтому люди решают экономить и идут к другому спуску.

«Вехова вместе с соседями выступает за то, чтобы берег Волги был чистым, без мусора, чтобы всё было цивилизованно. Жители жаловались на громкую музыку, машины. Детям негде загорать: на маленьком пляже оставляют до 120 автомобилей. Там же водоохранная зона — по закону на пляже вообще не должно быть транспортных средств».

К слову, на встрече представителей природоохранной прокуратуры, местных жителей и главы администрации, которая прошла 6 августа, было решено бетонные блоки, мешающие проезду транспорта на пляж, все-таки убрать. А дальше подумают, как обустроить спуск для плавательных средств.

Неудачный забор

Жители Челябинской области, а точнее Миасса, пожаловались в соцсетях на дачников, которые решили перекрыть тропу к озеру Тургояк. Они за свой счет поставили лестницу к озеру, а затем и перекрывающий проход забор, о чем известили табличкой: «Вы находитесь на частной территории владельцев дач. Это не общественное место! (Оно до забора)».

заборы
Фото: соцсети

«Кем построены там эти домики? Кто владелец, считающий берег Тургояка своей «частной собственностью»? — задается вопросом автор поста в сообществе «Гражданский патруль. Миасс». — Мы, как и другие отдыхающие, перелазили через этот забор, чтобы попасть к излюбленным местам, в ответ так называемые частные собственники части территории памятника природы вымазали свой забор солидолом».

Активисты подготовили обращение в местную администрацию и Министерство экологии Челябинской области.

«Война с заборами и нарушителями продолжается ежедневно. Уже сегодня отправим специалистов ОГУ «Особо охраняемые природные территории» и специалистов надзора для проведения проверки по данному факту. В любом случае должна быть свободная 20-метровая зона», — написал 6 августа в своем Telegram-канале замминистра экологии Челябинской области Виталий Безруков.

заборы
Фото: соцсети

Похожая ситуация недавно произошла и в Твери. Рыболовы близлежащей деревни и СНТ наткнулись на забор на привычном пути следования и поняли, что клева в ближайшее время не будет: землю на берегу продали, а территорию огородили. По многочисленным просьбам с проверкой к водоохранной зоне приехали специалисты региональных управлений Росприроднадзора и Росрыболовства, природоохранной прокуратуры. В общем, проверка покажет, кто прав и кто виноват. К слову, нарушали не все: некоторые новоселы живописных территорий изучили нормы еще до начала строительства. Глядя на проверяющих, на всякий случай пообещали закон не нарушать.

«Просто зачем ставить, а потом сносить, — пожимает плечами собственник участка на берегу Волги. — Получить предписание и снести».

Большой соблазн

Как гласит Водный кодекс РФ, поверхностные воды, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, являются водными объектами общего пользования, то есть для всех. Ими можно пользоваться, соблюдая правовой режим водоохранного объекта. Ширина общедоступной береговой полосы составляет 20 м. Если же протяженность, например, канала, реки и ручья от истока до устья — не более 10 км, то ширина береговой полосы составит 5 м. Перекрывать выход к ней нельзя.

«На эту полосу установлен так называемый публичный сервитут, то есть каждый имеет право свободно находиться на объекте: лежать, загорать, купаться, рыбу ловить. Представьте, что в Москве, например, вы огородили тротуар какими-то столбиками и решили, что это ваше. Но это же не ваше! Так и с водными объектами общего пользования. Море, река, озеро — все могут там находиться. Так написано в законе, и никто не может ограничить доступ к ним — ты просто в этом случае занимаешься самодеятельностью, — объясняет «Известиям» генеральный директор Центра правового обеспечения природопользования Борис Кокотов. — В Российской Федерации находиться в частной собственности могут только пруды и обводненные карьеры. Можно собственный пруд построить и никого к нему не пускать».

По словам эксперта, истории с заборами — явление массовое. Началось всё в 2007 году, после того как приняли новый Водный кодекс РФ.

заборы
Фото: Global Look Press

«Новый Водный кодекс появился на фоне кампании господина [заместителя руководителя Росприроднадзора Олега] Митволя по выявлению физических лиц, которые построили дома вблизи водных объектов с нарушением правового режима водоохранной зоны. Нельзя было строить дома в пределах водоохранной зоны, а люди строили, — рассказывает эксперт. — Тогда появился новый Водный кодекс, который разрешил строить в водоохранной зоне объекты, но при условии, что они не будут негативно влиять на водный объект. С тех пор люди массово начали строить дома, а те, кто уже построил, таким образом их легализовали. Начались проблемы с доступом к береговой полосе, потому что, построив дом у кромки воды, людям, естественно, захотелось поставить свою пристань и никого там не видеть».

Старший преподаватель кафедры гражданского права и процесса Университета «Синергия» Александр Алексеев отмечает, что в каждом конкретном случае нарушения нужно отделять эмоции от правовой оценки и исследовать правовой режим использования водного объекта.

«В пределах водоохранной зоны устанавливаются ограничения на определенные виды хозяйственной деятельности. В частности, установлен запрет на движение и стоянку транспортных средств, если отсутствует твердое покрытие», — замечает эксперт.

Сам пользуйся и разреши другим

Недавно в Крыму отдыхающие пожаловались на действия охранника санатория «Форос»: тот с нагайкой выгнал их с пляжа лечебного санатория, в котором люди не проживали. Охранник, мягко говоря, перегнул палку, но что касается доступа к пляжу лечебного санатория, то он действительно ограничен.

«Есть санатории со специальными санитарными требованиями. Например, лечебный санаторий, где существует угроза распространения тех или иных заболеваний. Поэтому в этом смысле в рамках соблюдения санитарных норм и правил могут ограничить доступ тех или иных лиц на территорию, которой пользуются постояльцы санатория, но, опять же, в целях недопущения нарушения санитарных норм и правил», — объясняет Борис Кокотов.

В остальных случаях ограничений доступа быть не должно. Эксперт рассказывает, что некоторые санатории в Подмосковье, расположенные у воды, даже делают для «не своих» специальные калитки, чтобы люди не наматывали километры вдоль забора в поисках выхода к воде.

Фото: соцсети

«Это произошло после реакции прокуратуры. Люди жаловались, и санатории отреагировали — стали оставлять проход и таким образом обеспечивать доступ к береговой полосе».

Александр Алексеев приводит пример использования береговой полосы в Турции, где всё побережье застроено отелями.

«Каждый отель имеет свою прибрежную территорию, которую обязан поддерживать в надлежащем состоянии (например, охранять места кладки яиц черепах). Между пляжами, принадлежащими отелям, имеются проходы шириной 15–20 м, обеспечивающие свободный доступ всех граждан к морю. Проход вдоль прибрежной полосы свободный и никем не ограничивается. Если граждане, проживающие вблизи водного объекта, полагают, что их права на доступ к такому объекту нарушаются, то они могут обратиться в местную администрацию с заявлением об установлении публичного сервитута, то есть получить право ограниченного пользования чужим земельным участком», — отмечает эксперт.

Не надо самодеятельности

Что делать, если на привычной тропинке к речке, озеру или морю вдруг вырос забор? Специалисты рекомендуют фотографировать нарушения. Желательно делать фото с привязкой к месту, видом на водный объект. Снимки, советует Борис Кокотов, необходимо приложить к заявлению в соответствующие органы. Сообщить о нарушении следует в территориальный отдел Росприроднадзора или ведомство, которое занимается региональным экологическим надзором — например, местное минэкологии. Еще один вариант — природоохранная прокуратура, если таковая есть в регионе.

«Подобных дел много. Захватчик однозначно нарушает [законодательство]. Но чтобы нарушение закончилось для него выводами, необходима адекватная реакция госорганов, — говорит эксперт. — Самому спилить ненавистный забор смелости хватит не у всех. Да это и не нужно. Важно обращаться в полномочные органы, чтобы те уже применяли к нарушителям соответствующие меры реагирования».

заборы
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

По его словам, все споры и запреты — от неграмотности людей и непонимания. «При наличии определенного запрета или ограничения можно организовать собственное проживание таким образом, чтобы не злить людей в округе: ты дом построил, а рядом еще 25 деревень, жители которых привыкли приходить к реке, а тут появился забор, — говорит Борис Кокотов. — Надо договариваться, чтобы никто не мешал твоему уединению, а ты не мешал людям».