Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Футбольный хулиган: почему приговор Александру Кокорину оставили в силе
2020-08-03 20:49:13">
2020-08-03 20:49:13
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Новичок «Спартака» Александр Кокорин остался единственным фигурантом скандальной драки двухгодичной давности, осужденным по статье «Хулиганство». Мосгорсуд на заседании в понедельник оставил его приговор в силе. Брата игрока Кирилла Кокорина, футболиста Павла Мамаева и их друга Александра Протасовицкого оправдали по «хулиганской» статье (213 УК РФ), но осудили снова — уже по статье о побоях. Конечно, отбывать наказание заново им не придется. Реальный срок Кокорина-младшего, Мамаева и Протасовицкого был заменен годом исправительных работ. Таким образом, теперь они имеют право на реабилитацию. Правда, ни один из фигурантов дела не доволен решением Мосгорсуда. Все они собираются вновь обжаловать его.

Работы не исправили

Пресненский суд в 2019 году приговорил братьев Кокориных к полутора годам заключения каждого. А Мамаева и Протасовицкого — к одному году и пяти месяцам. В случае с Мамаевым, Кокориным-младшим и Протасовицким лишение свободы теперь заменено одним годом исправительных работ с удержанием 10% заработной платы в пользу государства. Правда, применить эту санкцию не получится, так как все фигуранты дела отбыли реальные сроки заключения.

Впрочем, защита Мамаева по-прежнему намерена обжаловать приговор, так как по другим статьям обвинения футболист «Ростова» не оправдан.

В отношении Павла было принято половинчатое решение, — объяснил адвокат Мамаева Игорь Бушманов. — Его оправдали по одному из тяжких преступлений — ч. 2 ст. 213 УК РФ. Однако по другим эпизодам, предполагающим год исправительных работ, ситуация не поменялась. И мы будем подавать жалобу в кассационную инстанцию. Мосгорсуд не последовал четким предписаниям вышестоящего кассационного суда, где было расписано, что по первому эпизоду (драка с водителем Виталием Соловчуком. — «Известия») нужно четко определиться, кто и какие действия совершал, и правильно их квалифицировать.

Футболисты Павел Мамаев и Александр Кокорин, осужденные за серию потасовок в центре Москвы, в Московском городском суде во время пересмотра апелляционного приговора

Футболисты Павел Мамаев и Александр Кокорин, осужденные за серию потасовок в центре Москвы, в Московском городском суде во время пересмотра апелляционного приговора

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

Мамаев, Кокорин-младший и Протасовицкий могут рассчитывать на реабилитацию в связи с оправданием по статье «Хулиганство».

Я буду рекомендовать своему подзащитному добиваться реабилитации и дисциплинарной ответственности лиц за незаконное содержание под стражей, — сказал «Известиям» адвокат Кирилла Кокорина Вячеслав Барик. — Что касается реабилитации, то речь идет не о деньгах, а о том, чтобы вынесшие подобные постановления представители следствия и прокуратуры ответили за свои действия и принесли письменные извинения за допущенные процессуальные нарушения.

Озорной гуляка

Меньше всех по итогам судебного заседания может быть доволен Александр Кокорин. Его приговор оставлен в силе. Суд так и не посчитал нужным пересмотреть обстоятельства самого главного эпизода скандального дела — удара стулом чиновника Минпромторга Дениса Пака в одном из московских кафе. Его нанес именно Кокорин-старший. Брат Александра Кирилл также вступил в конфликт с потерпевшим, но его действия в том эпизоде переквалифицировали с хулиганства на более мягкую статью «Побои».

Защита Александра Кокорина, разумеется, осталась недовольна решением Мосгорсуда и намерена снова его обжаловать.

— Со стороны Саши не было хулиганства, — заявила адвокат Кокорина-старшего Татьяна Стукалова. — Мы также считаем, что его следует оправдать по эпизоду с водителем Соловчуком.

Новичок «Спартака» и его брат в понедельник не приезжали в суд, как и Павел Мамаев. Присутствовал лишь Александр Протасовицкий. На пятничном заседании, о котором писали «Известия», присутствовали все четверо.

Адвокат Павла Мамаева Игорь Бушманов

Адвокат Павла Мамаева Игорь Бушманов

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

— Неприятно, что суд принял такое решение по Саше, — заявил Александр Протасовицкий в интервью СЭ. — Да и по нам нет полного удовлетворения. Если у Саши вообще без изменений, то нам сняли только статью «Хулиганство», но судимость осталась у всех.

Скандальные драки, последствия которых тянутся до сих пор, случились в октябре 2018 года. Футболисты сборной России стали участниками нескольких потасовок в центре Москвы, в ходе которых пострадали водитель телеведущей Ольги Ушаковой Виталий Соловчук и глава департамента Минпромторга Денис Пак.

В мае 2019 года Пресненский суд приговорил братьев Кокориных, Мамаева и Протасовицкого к различным срокам лишения свободы. Выйти из мест заключения они должны были через четыре месяца, так как весь период следственных действий и судебного процесса провели в СИЗО, где один день считается за полтора в колонии.

Кирилл Кокорин и Александр Протасовицкий, осужденные за серию потасовок в центре Москвы, в Московском городском суде во время пересмотра апелляционного приговора

Кирилл Кокорин и Александр Протасовицкий, осужденные за серию потасовок в центре Москвы, в Московском городском суде во время пересмотра апелляционного приговора

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

В сентябре 2019 года футболисты покинули колонию ИК-4 в Белгородской области по УДО. Тогда же освободились и Кокорин-младший с Протасовицким. В общей сложности они провели в заключении 11 месяцев.

Уже долгое время адвокаты спортсменов пытаются добиться снятия с них судимостей. Защите удалось убедить Кассационный суд вернуть дело на пересмотр. Судебная коллегия указала на существенные нарушения уголовного и уголовно-процессуального законодательства при вынесении приговора. Адвокаты осужденных в кассационной жалобе отмечали, что, согласно тексту приговора, водителю ведущей Первого канала Ольги Ушаковой Виталию Соловчуку одни и те же увечья были нанесены всеми фигурантами дела. Кроме того, по мнению адвокатов, суд не дал оценку их позиции об отсутствии хулиганских побуждений у обвиняемых, а также не принял к рассмотрению видеозапись, по которой можно было судить о провокационных действиях потерпевшего.

Читайте также