Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Минимальный вклад: кому выгодно снижение ключевой ставки Центробанка
2020-07-24 19:18:47">
2020-07-24 19:18:47
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В пятницу Центробанк вернулся к стандартному, как обозначила глава регулятора Эльвира Набиуллина, шагу по снижению ключевой ставки. Совет директоров ЦБ принял решение снизить этот индикатор на 25 базисных пунктов, до 4,25% годовых. После июньского шага в 100 б.п. нынешнее изменение аналитики назвали осторожным. В любом случае ключевая ставка снова обновила исторический минимум. Другой вопрос, что от смягчения денежно-кредитной политики (ДКП) фактически не выигрывают ни реальный сектор экономики, до которого «дешевые» заемные средства доходят через вторые руки, ни население, поскольку вклады становятся всё менее выгодными, отмечают опрошенные «Известиями» эксперты. Основные выгоды от смягчения ДКП могут получить крупнейшие банки и их дочерние компании.

Плавно и осторожно

После резкого и решительно шага по снижению ставки в июне — сразу на 100 б.п., аналогичных действий в этом месяце от СД Центробанка эксперты не ожидали. Как пояснила старший аналитик банковских рейтингов Национального рейтингового агентства (НРА) Надежда Караваева, изначально прогноз компании сводился к понижению ставки именно на 25 б.п.

— Но с появлением данных о сокращении реальных располагаемых доходов населения за II квартал на 8% годовых по сравнению с аналогичным периодом 2019 года (или 3,7% в сравнении с первым полугодием 2019-го), а также на фоне сообщений Минфина о сокращении расходов бюджета на следующие три года мы не исключали и более значимое понижение ставки — на 50 б.п., — пояснила она.

Однако, отмечают эксперты, регулятор оставил себе пространство для маневра еще как минимум на 50 б.п. до конца года. Пока ЦБ насторожила неоднородная динамика инфляции и инфляционные ожидания как бизнеса, так и населения.

ЦБ РФ
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Дела в экономике оказались не столь печальными, как казалось ранее, что отразилось в обновленном среднесрочном прогнозе регулятора.

— Прогнозы инфляции и падения ВВП более оптимистичные, чем апрельские и июньские, — отметил главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА» Антон Табах.

Например, если ранее ЦБ прогнозировал падение экономики в 4–6% в этом году, то сейчас — 4,5–5%. Существенно повысил регулятор свой прогноз по цене на нефть — с $27 до $38 за баррель.

Теория и практика

Стали ли такие результаты следствием беспрецедентного смягчения ДКП? Действительно ли «дешевые деньги» — соломинка для падающей экономики? Официальные данные, казалось бы, это подтверждают. Например, как указывалось в информационно-аналитическом материале Центробанка «О развитии банковского сектора РФ в июне 2020 года», который был опубликован неделей ранее, в прошлом месяцы темпы кредитования практически вышли на докризисный уровень. Корпоративный кредитный портфель увеличился на 0,5% после околонулевого роста в мае.

Но в обзоре обращается внимание на то, что в июне росли в основном кредиты финансовым организациям. В то время как задолженность нефинансовых практически не увеличилась, несмотря на действие ряда госпрограмм поддержки кредитования. Но не всё так плохо, отмечается в документе ЦБ: «Значительная часть прироста кредитов финансовым компаниям представлена сделками обратного репо с финансовыми посредниками (например, брокерами или управляющими компаниями), где конечными заемщиками выступают нефинансовые компании, а также краткосрочными кредитами дочерним лизинговым компаниям, где опять же конечным получателем средств могут выступать заемщики из реального сектора».

По словам старшего директора рейтингов инвестиционных посредников и инфраструктуры финансового рынка НРА Юрия Ногина, нельзя наверняка утверждать, кто является конечным «бенефициаром» кредитования через сделки обратного репо банков с финансовыми посредниками.

— Очевидно, что в текущей экономической ситуации кредитные организации склонны предпочитать кредитование собственных связанных сторон (финансовые организации, в частности, лизинговые компании), над которыми контроль со стороны регулятора гораздо выше, нежели над реальным сектором, чье финансовое положение ухудшилось из-за «коронакризиса», — пояснил эксперт.

рубли
Фото: ТАСС/URA.RU/Анна Майорова

Конечно, компании реального сектора, пусть и через вторые руки, получили необходимые средства, но под какой процент и смогли ли они выиграть за счет снижения ключевой ставки? По словам Юрия Ногина, удешевление заемных средств для конечных потребителей через финансовых посредников возможно вслед за решениями ЦБ.

— Но более длинная цепочка кредиторов, разумеется, повышает возможности для увеличения конечной ставки, — уточнил он.

Аналогичная картина наблюдается и на рынке кредитования физлиц. После его снижения в апреле на 0,7%, слабого роста в мае на 0,2%, в июне, по статистике, наблюдалось оживление (+1,0%). Но и тут есть «но». Как отмечается в материалах ЦБ, в большей степени прирост (1,5%) был на рынке ипотеки, причем во многом за счет кредитования с госучастием по льготной ставке 6,5%.

В необеспеченном кредитовании достижения много скромнее (всего +0,7%). Можно предположить, что во многом рост в этом сегменте могли обеспечить программы рефинансирования, которые предполагают новые выдачи.

Но менее всего гражданам выгодно снижение ключевой ставки с точки зрения вкладов, за счет которых люди пытаются сохранить свои сбережения. Обещанная доходность вслед за решениями ЦБ падала куда быстрее, чем ставки по кредитам. В последнюю декаду июня она опустилась в среднем до 4,8%. Разница с официальной инфляцией — практически на уровне статистической погрешности. То есть у людей почти не осталось возможности сохранить реальную доходность сбережений.

Регулятор тем не менее заявляет о росте средств населения на депозитах. Как обстоят дела в реальности? В уже упомянутом информационно-аналитическом материале о развитии банковского сектора отмечается, что в июне средства населения увеличились на 585 млрд рублей, или 1,9%. Причем максимальный приток показали системно значимые, то есть крупнейшие банки. Но сам же регулятор поясняет, что в значительной степени рост был обусловлен выплатами в рамках госпрограммы поддержки семей с детьми. По оценкам Банка России, в июне выплаты составили около 290 млрд рублей, то есть более половины притока. Поддержку оказало также развитие проектного финансирования и рост ипотеки — по итогам июня остатки на счетах эскроу увеличились на 68 млрд рублей. Таким образом, большая часть новых средств населения в банках нельзя отнести к притоку на вклады в полном смысле этого слова.

Как прогнозируют эксперты, обещанная доходность продолжит снижаться и в дальнейшем. По оценке экономиста «БКС Премьер» Антона Покатовича, ставки по вкладам в перспективе ближайших двух месяцев могут опуститься к уровням 4,2–4,5%. Далее по году, если цикл снижения ключевой ставки продолжится, обещанная доходность может приблизиться к отметке 4%.