Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Было неприятно, что не дали шансов Киселевичу»

Защитник «Виннипега» Дмитрий Куликов — о бывшем партнере по «Джетс» и жизни в США во время самоизоляции
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

До рестарта сезона НХЛ осталось чуть больше недели. Уже через несколько дней 24 команды отправятся в Эдмонтон и Торонто, которые примут матчи плей-офф. Среди российских участников Кубка Стэнли — 29-летний защитник «Виннипега», двукратный серебряный призер чемпионата мира в составе сборной России Дмитрий Куликов. В интервью «Известиям» он рассказал о карантине и о своей семье, оценил решение о возобновлении чемпионата, а также поделился мнением о том, был ли у защитника Богдана Киселевича шанс закрепиться в НХЛ.

— Как вы провели карантин? Тяжело было находиться в ситуации неопределенности насчет продолжения сезона?

— Честно говоря, карантин я провел хорошо. Старался не думать о хоккее и больше времени уделять семье. Когда чемпионат только-только приостановили, у меня было чувство, что сезон вообще не возобновят. В связи с ситуацией, происходящей в мире, я был уверен практически на 100%, что всё отменят до следующего года. Спокойно отдыхал с родными, вообще не нервничал по этому поводу.

— В НХЛ все же решили рискнуть и возобновить сезон. Не переживаете за свое здоровье и здоровье своих близких? Некоторые игроки даже отказались от участия в чемпионате.

— Чувство страха понемногу проходит. Сейчас волнуюсь гораздо меньше. Скажу честно, поначалу, когда все начиналось, было намного страшнее. В новостях постоянно показывали такие ужасы, что телевизор лучше было не смотреть. Сейчас время прошло, все успокоились. В некоторых местах людям намного тяжелее, чем нам. В Виннипеге, к примеру, вообще нет заболевших, поэтому за себя я точно не волнуюсь. А вот за семью переживаю, так как оставил их во Флориде. Но они стараются находиться дома, изолироваться и общаются только в узком кругу с людьми, которым доверяют.

— К слову, ваша жена родом из Швеции. Расскажите, на каком языке разговаривают дети?

— На английском, потому что общаются на нем в школе, с друзьями, с соседями и смотрят телевизор. Это происходит у них на инстинктивном уровне. Но так как сейчас моя мама приехала во Флориду и помогает дома, мой сын с ней отлично подтягивает русский. Думаю, он говорит сейчас на нем уже даже лучше, чем на английском (смеется). Я тоже беру на себя эту ответственность и пытаюсь со своей стороны научить детей разговаривать на моем родном языке как можно больше.

— Жена, наверное, тоже говорит по-русски? Знает какие-то определенные фразы?

— В основном мы общаемся на английском. Но по-русски она понимает, если не тараторить, говорить четко и простыми фразами. И всегда сама может ответить, что захочет.

— В этом году в основе «Виннипега» нет других россиян, которые постоянно находились бы с основной командой. Богдана Киселевича в прошлом году успели обменять в «Джетс» из «Флориды», после чего он вернулся в КХЛ. Насколько вас расстроил его отъезд?

— Мы знали друг друга еще до этого. Мы одного года рождения, вместе ездили на сборы, играли по юниорам за сборную Москвы, потом за сборную России. Он был в «Северстали», а я в «Локомотиве». Так что получилось даже поиграть друг против друга. Мне было неприятно, что в «Виннипеге» Богдану не дали шансов. Я хотел бы с ним поиграть вместе.

Может быть, ему нужно было немного подождать? Многие считают, что он не дотерпел.

Не думаю, что у него был в «Джетс» какой-то шанс. Про «Флориду» ничего не скажу. Я не понял, зачем «Виннипег» обменял еще одного защитника, когда у нас уже было восемь. С самого начала не думал, что у него будет возможность заиграть. Те, кто считает, что он не дотерпел, мне кажется, они не правы. Может быть, в какой-то другой команде, да, он и заиграл бы, но не в «Виннипеге».

— От «Виннипега» в последние сезоны ждали большего — но команда не смогла пройти дальше финала конференции. Что вы думаете о рестарте нового сезона (на момент приостановки канадский клуб шел на шестом месте в Западной конференции)?

— Думаю, у «Виннипега» есть шанс выиграть Кубок Стэнли. Я отыграл здесь уже три сезона, и у меня до сих пор осталось чувство недосказанности. Уверен, что мы можем больше.

Прямой эфир