Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«После карантина к нам приходят, чтобы сыграть свадьбу»
2020-06-13 12:02:10">
2020-06-13 12:02:10
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Венский музей истории искусств после карантина вернулось лишь 20% посетителей. Однако уже есть желающие сыграть свадьбу среди шедевров — для них организована экскурсия под названием «Любовь». Об этом в интервью «Известиям» рассказала директор музея Сабина Хааг.

— Как прошли первые недели приема посетителей?

— В Вене с нетерпением ждали этого события. Мы были одним из первых открывшихся столичных музеев (работает с 30 мая. — «Известия»). Народу пришло много, настроение у всех было праздничное. Мы провели экскурсии небольшими группами, не больше девяти человек. Но затем в будние дни, как и во всех венских музеях, картина стала другой. Ничего общего со столпотворением до введения карантина. COVID-19 всё изменил. Сейчас школьные группы к нам не ходят. Люди пожилые — и не только они — побаиваются. Влияет и фактор погоды. В теплые солнечные дни все стремятся на природу. Мы все-таки рассчитывали, что гостей будет больше, так как в период кризиса, тревоги, неуверенности искусство и культура помогают пережить испытания. В итоге посетителей у нас осталось не более 20% от докризисного времени.

зал музея
Фото: Global Look Press/Georges Schneider

— Большинство опасается второй волны эпидемии и не хочет подвергать себя опасности?

— Главная забота музея — защита от инфекции и посетителей, и служащих. В Австрии приняли очень строгие меры, и сейчас больных немного. Поэтому мы не так уж сильно опасаемся второй волны. Люди приспособились жить в условиях пандемии и готовы сделать всё, чтобы избежать повторного локдауна. Все осторожничают. Так или иначе, музей остается одним из самых безопасных мест. Максимальные меры предосторожности рассчитаны на всё лето, но и в дальнейшем мы не намерены идти на риск.

— Поскольку границы Евросоюза остаются пока закрытыми, в ваш музей ходят главным образом жители Вены?

— Открывая музей, мы знали, что придут только австрийцы. Мы хотим, чтобы они могли насладиться тем, что сейчас называется slow art — «медленным искусством». То есть когда немногочисленные посетители могут окунуться в атмосферу неспешного общения с шедеврами.

— В экспозиции всё по-прежнему? Брейгель, Тициан и Рубенс остались на своих местах?

Незадолго до локдауна мы поменяли развеску в картинной галерее. Это новый момент для тех, кто давно к нам не приходил. Но мы хотим, чтобы посетители интересовались не только главными хитами, но и смотрели другие работы.

— Кто-то заметил, что до коронавируса музеи стремились защитить свои произведения искусства от людей, а сейчас озабочены защитой людей от людей. Так ли это?

— Не думаю. Музеи оберегают свои сокровища и одновременно заботятся о гостях. Сейчас это главная наша задача. У нас огромные залы, они позволяют соблюдать дистанцию и избегать контактов. Билеты резервируются только онлайн, маски обязательны. Прямо в музее можно купить очень красивые маски, которые создали наши художники по мотивам работ Вермеера, Рафаэля или Кановы. Публика сразу видит, что она в безопасности. Чтобы посетители не думали, что их держат на коротком поводке, мы постарались сделать всё элегантно и ненавязчиво. Человек приходит на встречу с искусством и не должен думать о том, как ему не подцепить инфекцию.

Здание Венского музея истории искусств

Здание Венского музея истории искусств

Фото: Global Look Press/Fotostand/Dostmann

— Не собираетесь повысить цену на билет?

Обычно он стоит €16. Но в течение всего июня у нас действует принцип pay as you wish («плати сколько хочешь»). Это не приглашение на бесплатный визит, а стремление установить с публикой особые доверительные отношения. Это важно для тех, кто во время пандемии оказался в трудном положении и не может позволить себе купить билет за полную цену. Но когда эпидемия закончится, мы вернемся к старой цене.

— Вы сильно пострадали от COVID-19?

В музее число иностранцев порой достигало 80% общего потока посетителей. Туристов сейчас нет, и неизвестно, когда они вернутся. Поскольку мы несем колоссальные потери, приходится пересматривать финансы. Музей наш федеральный. Государство финансирует 48% нашего бюджета, но мы рассчитываем на компенсацию убытков и ведем переговоры с министерством культуры.

— В нынешней обстановке люди предпочитают пользоваться виртуальными экскурсиями. Таких «диванных» любителей прекрасного оказалось немало: за два месяца карантина в Лувре онлайн побывало 10,2 млн человек, тогда как за весь прошлый год — 9,6 млн.

— Когда наступил кризис, мы тоже сделали акцент на программах онлайн. Наряду с социальными сетями это замечательный способ поддерживать связи с нашей аудиторией, в первую очередь с пожилыми людьми, которые боятся вируса. В любом случае мы непременно сохраним наш виртуальный музей.

— Общеизвестны слова Достоевского о том, что мир спасет красота. Однако до сих пор этого не произошло. Наверное, в условиях пандемии посещение музеев не входит в число приоритетов?

— Я постоянно обсуждаю этот вопрос с искусствоведами, философами, экспертами. Мы верим, что искусство и культура помогают найти ответы на главные вопросы бытия. Музеи и их сокровища формируют самосознание человека, его становление, внутренний мир. Разумеется, в кризисную эпоху приоритеты меняются. Тем не менее музей остается праздником на все времена. К сожалению, не все могут себе его позволить…

— Ваши выставочные планы на ближайшее будущее изменились?

— От нас постоянно ждут чего-то нового. До пандемии у музея была насыщенная программа, которую пришлось пересмотреть: от чего-то отказались, что-то перепланировали. Отложили на сентябрь 2020 года экспозицию, посвященную диалогу Бетховена с Гойей, Тернером, Роденом и современными мастерами. Прекрасную выставку «Женщины глазами Тициана: красота–любовь–поэзия», которая должна была открыться в октябре, перенесли на следующий год.

— В 2018–2019 годах грандиозная выставка «Имперские столицы: Санкт-Петербург — Вена. Шедевры музейных коллекций» прошла вначале в австрийской столице, а потом и в Санкт-Петербурге. Вы продолжаете сотрудничество с Эрмитажем и другими российскими музеями?

— У нас замечательное партнерство с Эрмитажем. Есть интересный проект «Ганимед», который мы хотели бы показать в Петербурге в октябре 2020 года. Однако на данный момент не знаем, останется он в программе или его придется отложить. Вопрос предстоит решить моему дорогому другу и коллеге Михаилу Пиотровскому. Сама я не в курсе того, в какой степени Петербург пострадал от COVID-19. Также мы продолжаем обмен музейными хранителями с Москвой и Петербургом.

— В вашем музее снова можно отпраздновать свадьбу в компании Веласкеса, Тинторетто или Вермеера?

Перед беседой с вами ко мне приходила молодая пара, которая хотела бы устроить в музее свадьбу. Это очень позитивный сигнал — значит, не все пребывают в унынии, люди хотят связать себя брачными узами в окружении искусства. Для них это важная эмоциональная связь. Мы предлагаем молодоженам экскурсию на тему «Любовь» — есть что посмотреть! Наши возможности не ограничиваются услугами Гименея. В музее не только играют свадьбы, но и отмечают дни рождения и другие важные события.

— Открылся ли ваш знаменитый кафе-ресторан с фирменным яблочным штруделем, тоже настоящим шедевром?

Всё открыто, и традиционное венское лакомство, как всегда, в меню. Посетителям есть где перевести дух за чашкой кофе.

— Вы руководите Музеем истории искусств с 2009 года. Если искусство вечно, то вечны и музеи? С чем связаны ваши главные надежды на будущее?

— В конце прошлого года мой контракт директора был продлен. Я, разумеется, не ожидала грядущей катастрофы. Так или иначе, я счастлива, что в музей возвращается жизнь. Убеждена, что мы выбрали для этого верный путь.

Справка «Известий»

Музей истории искусства в Вене, открытый в 1891 году, один из крупнейших в мире. В нем представлены произведения пяти тысячелетий, начиная с эпохи Древнего Египта и античной Греции. Основа музея — имперские коллекции Габсбургской династии, которые собирались на протяжении шести с половиной веков. Здесь больше всего работ Питера Брейгеля Старшего — 17 полотен. Частью музея являются также кунсткамера, оружейная и охотничья палаты, собрание музыкальных инструментов, Музей императорских карет в Шёнбруннском дворце Вены.