Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Не понимаю, для чего возобновлять сезон»

Капитан «Урала» Артем Фидлер — о рестарте чемпионата России, самоизоляции в Екатеринбурге и переболевшем COVID-19 Погребняке
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Распространено мнение, что футболисты выступают за полноценное завершение сезона. Мол, они соскучились по матчам и хотели бы сохранить спортивный принцип. Но этой точки зрения придерживаются не все спортсмены. Полузащитник и капитан «Урала» Артем Фидлер в интервью «Известиям» заявил, что видит серьезные риски в рестарте сезона. Он также поделился, как проводил время на самоизоляции, и рассказал о том, как переболел коронавирусом его одноклубник Павел Погребняк.

— Насколько вам сложно было на самоизоляции в Екатеринбурге?

— У нас не было пропускного режима, был только масочный. А я вообще на два месяца уехал за город. Там мог спокойно делать пробежки — это, конечно, не командные тренировки, но хоть какое-то поддержание формы. Было время на семью и детей, а то всё время в разъездах. Так что всё отлично, ни о чем не жалею.

— Из чего состоял тренировочный процесс, кроме бега?

— Нам дали целую программу упражнений — одними пробежками не обошлось. Если всё делать, то можно спокойно поддерживать форму.

— Говорят, в регионах люди не столь серьезно относятся к вирусу. Какое у вас мнение на этот счет?

— Такое есть. В первую неделю, когда всё только объявили, народ сидел по домам, улицы пустые, все были очень ответственными. А потом складывалось ощущение, что всем стало просто «по барабану». Пришла хорошая погода, и люди начали гулять в центре. Думаю, сейчас из-за этого статистика заболевших растет, потому что изначально реально было очень мало заразившихся. Это нехорошо. Но есть и те, кому реально необходимо выходить из дома, чтобы работать и кормить свою семью. А некоторые просто погулять выходят. Тут уже ответственность лежит на каждом конкретном человеке.

— Ваш одноклубник Павел Погребняк достаточно тяжело болел коронавирусом...

— Мы переживали за него — это наш парень, наш друг. Тем более, у него еще и детишки с женой заболели. Это же не шутки. Вначале все скептически относились. Есть коронная фраза сомневающихся: «У тебя кто из знакомых болеет?». А когда переболевший человек из твоего ближнего окружения и рассказывает тебе, что с ним произошло, ты начинаешь понимать суть ситуации. Буквально на днях говорил с Пашей. Он рад, что это наконец закончилось.

— Как скоро Погребняк планирует вернуться в строй?

— Он на связи с доктором. Ему сейчас нужно проверить сердце и остальные органы, чтобы не было никаких осложнений. Вся фишка этого вируса в том, что никто не знает, чем это обернется для переболевших. Непонятно, какие теперь можно давать нагрузки на сердце. Но у нас доктора квалифицированные, думаю, станут всё держать под контролем. Надеюсь, к началу сезона Паша будет готов.

— Как поддерживали Павла в этот период?

— Конечно, писали ему, готовы были помочь всем, чем надо. Только не знали, как ему передать что-то, чтобы не заразиться. Голубями что ли? (Смеётся.) Он лежал в 14-й больнице. Паша ощутил все прелести уральской жизни и российских больниц. Всё прочувствовал на себе.

— В эту паузу ваш одноклубник болгарин Николай Димитров решил завершить карьеру в возрасте 32 лет. Это стало для вас неожиданностью?

— Вообще не ожидал. Он хороший квалифицированный футболист. Но у каждого своя жизнь. Все же часто думают, что у футболистов много денег и они просто кайфуют всё время. Но никто не замечает проблем со здоровьем, того, что спортсмены очень мало времени проводят с семьей. У Николая сейчас дочка в школу пойдет, она будет учиться в Болгарии, и он хочет больше времени посвящать ей. В нашей жизни самое дорогое — это время. А мы сейчас с командой находимся дольше, чем с родными. Димитров был очень полезен для нас и, наверное, еще бы помог в оставшихся матчах. Но это его решение.

— Нет ощущения, что он подвел команду тем, что не поможет ей в концовке сезона?

— Нет, как мы можем его в этом обвинять? У каждого свои приоритеты, но семья у любого должна быть на первом месте. Знаю, что в некоторых командах иностранцев домой не отпускали, а у нас Григорий Викторович (Иванов, президент «Урала». — «Известия») абсолютно правильно поступил, позволив легионерам уехать. Я просто не понимаю, с каким настроением сейчас вообще будут выходить на поле эти иностранцы, которые больше двух месяцев просидели в чужой стране без семей. А теперь еще играть в футбол при практически пустых трибунах. Не понимаю, для чего вообще возобновлять сезон.

— Также «Урал» покинул защитник Михаил Меркулов. Он выложил в Instagram видео со сценой из фильма «Гарри Поттер», в которой Добби говорит своему хозяину Люциусу Малфою, что он теперь свободен. При этом лица героев заменены — у Добби лицо Меркулова, а у Малфоя — Григория Иванова. Как отреагировали?

— Считаю, что Миша неправильно поступил. В «Урале» из него сделали футболиста, и все относились к нему по-человечески. Как я понял, он обиделся, что полгода сидел, и его никто не отпускал в другие клубы (зимой игрок отказался подписывать новый контракт с «Уралом», так как у него уже были договоренности с другим клубом. В итоге футболиста отправили в «Урал 2» до истечения соглашения. — «Известия). Но ведь за него никто не давал денег, он хотел уйти бесплатно. Вы знаете хоть одну команду в мире, которая бесплатно отпустит своего действующего молодого игрока? Считаю, что Миша поступил неправильно, но это его дело. Думаю, здесь сказывается его юношеский максимализм, и он не до конца понимает, что сделал. Повзрослеет — поймет.

— В том самом видео он фактические изобразил себя в образе раба...

— Ну какой он раб? Он же получал здесь деньги. Его никто не заставлял тренироваться с утра до вечера. Я знаю, что бывали ситуации, когда игроков в аналогичных историях вынуждали по полной отрабатывать остаток контракта и устраивали им по несколько тренировок в день. Как у того же Олега Самсонова в «Краснодаре». А с Мишей в «Урале» никто так не поступал.

— Как изменился подход к тренировочному процессу после пандемии?

— Всё очень жестко, всё по регламенту. Постоянно измеряют температуру, сдаем анализы на коронавирус.

— Есть волнение, когда сдаете тесты на вирус?

— За себя особо нет, а за близких есть. Они-то вообще сидят дома и никуда не ходят. А нам приходится выбираться на работу. Несмотря на все предосторожности, мы всё равно контактируем со многими людьми. Так что не дай Бог подхватить этот вирус, главное, никого не заразить.

— Как относитесь к тому, что на трибуны во время матчей будут пускать по 10% от вместимости стадиона?

— Уверен, наш клуб сделает всё возможное, чтобы обеспечить полную безопасность всем зрителям. Мы же играем для болельщиков. А когда ты выходишь на поле при пустых трибунах, то получаются игры, как на сборах.

Это реально очень важно. Без фанатов на стадионе вообще неинтересно и не по кайфу. Нет никакого удовольствия. Раз уже решили играть с 10% зрителей, значит, будем для них отдаваться по полной. Вижу, что сейчас первым возобновили чемпионат Германии, и у них там очень много травм после рестарта. Мы должны прекрасно понимать, что у нас будет такая же ситуация. Понятно, что задача футболистов одна — играть. Пусть играют. Но надо же как-то по-человечески всё делать.

Мне не совсем понятны меры предосторожности. Например, на матч мы должны ехать на двух разных автобусах, чтобы сохранять дистанцию. Но ведь потом мы встретимся в раздевалке и что дальше? Мы по очереди будем переодеваться?

— В Германии, например, переодевается сначала основной состав, а потом уже запасные...

— Да, но потом они выходят из раздевалки и всё равно друг с другом пересекаются, как и на тренировках. Или идет установка тренера на матч, он что ее должен три раза повторять сначала для первой десятки футболистов, потом для второй и для третьей? Я вот этого не понимаю. Все требования идут от Роспотребнадзора, они дали рекомендации, которые можно соблюдать в обычной жизни — например, социальную дистанцию. Но эти правила на практике просто не могут работать в футболе. Думаю, те, кто разрабатывал регламент, не совсем понимают реалии футбола. Или, например, нам нужно лететь на матч на чартере, но не у всех клубов есть на это деньги. Получается, мы должны лететь на обычном самолете, с другими людьми не из клуба, которые не проходят постоянное тестирование. Тогда риск заболеть очень высокий. Такое ощущение, что те, кто принимал решение о возобновлении сезона, не думают о здоровье футболистов и их семей.

— «Химки» отказались от своего места в РПЛ, и теперь из элиты вылетит только одна команда — последняя. Вас эта ситуация успокаивает, с учетом того, что «Урал» от 15-го места отделяет три очка?

— Я так понимаю, мы решили доиграть чемпионат, чтобы был какой-то спортивный принцип. Но почему тогда не доиграли ФНЛ и ПФЛ? Получаются какие-то неоднозначные решения. Они завершили досрочно, «Ротору» и «Химкам» автоматически дали путевки в РПЛ, хотя у «Чертаново» такое же количество очков, как у подмосковной команды. И где здесь спортивный принцип? Если мы доигрываем сезон, то пусть все его завершат полноценно.

— РФС объясняет, что клубам ФНЛ и ПФЛ будет сложно в плане финансов соблюдать все нормы нового медицинского регламента.

— Хорошо, а какие тогда гарантии, что у того же «Ротора», который вышел в РПЛ, осенью будут деньги на то, чтобы в следующем сезоне соблюдать все эти нормы? На мой взгляд, нужно было досрочно завершать сезон и оставлять состав участников лиг таким, какой он есть сейчас. А дальше уже смотреть по ситуации. Если всё нормально, то начать новый чемпионат с теми же участниками. В этом сезоне у нас хорошие шансы в Кубке России. Тем более, финал будет на нашем домашнем стадионе. Но, даже с учетом этого, считаю досрочное завершение сезона адекватным решением.

— Возможно, стоит хотя бы попробовать?

— Да, но если, не дай бог, футболисты, условно, через два тура после рестарта начнут заражаться, то сезон опять остановят. И зафиксируют таблицу по последним матчам. Это что, будет по-спортивному? Мне непонятно, для чего это всё делают. Но мы люди подневольные — нам скажут, будем играть.

— Вам уже 36 лет, не чувствуете давление от того, что каждый пропущенный месяц из-за коронавируса — это очень весомая часть оставшейся карьеры?

— Честно говоря, я об этом даже не думал. Может быть, если бы ничего этого не произошло и в мае чемпионат закончился, я бы уже не продлил контракт и завершил карьеру. А теперь карьера продолжается. (Улыбается.) Но всё равно, конечно, лучше бы этого всего не было, и мы спокойно доиграли.

— У вас есть понимание относительно дальнейшего продолжения карьеры?

— С Григорием Викторовичем есть договоренность, что пока приношу пользу, продолжаю тренироваться и играть. Главное, чтобы здоровье позволяло.

— У вас есть договоренность, что останетесь в «Урале» после завершения карьеры?

— Мы не говорили о конкретной должности. Но Григорий Викторович уже сказал, что найдет мне работу в клубе, и я смогу остаться в нем после завершения футбольной карьеры. А кем, что и как — мне без разницы. Главное, приносить пользу родной команде.

Читайте также
Прямой эфир