Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Еж свидетель: Александринский театр представил новый формат детектива

Первый интерактивный спектакль по пьесе Бориса Акунина получился захватывающим и антивирусным
0
Фото: vk.com/Александринский театр и Новая сцена
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Убийство с отягчающими обстоятельствами, роковая случайность или самопожертвование во имя любви? Ответ остается за зрителем «Драмы на шоссэ» — именно так, в транскрипции начала прошлого века. Автор идеи и пьесы — Борис Акунин, куратор проекта — Валерий Фокин. «Известия» убедились, что первый специально созданный в онлайн-формате спектакль Александринки получился захватывающим и непредсказуемым. А также эпидемически безопасным для актеров.

Мода 1900-х, диспозиция — 2020-х

Онлайн-трансляции своих постановок театр делал тысячу раз, заметил в беседе с «Известиями» худрук театра Валерий Фокин. А это специально созданный проект. Самое главное, что зрители смогли в нем участвовать и по ходу онлайн-постановки голосовать за те или иные повороты сюжета.

По словам худрука, обычно zoom-читки «с колена» смотреть невозможно — неотрепетированные, неубедительные, плохо сделанные, но спектакль Александринки совсем другое дело.

— «Драма на шоссэ» открывает мультижанровую виртуальную программу Александринского театра «Другая сцена», — заявил Валерий Фокин. — Она предназначена для интерактивного вещания. Можно сказать, что это — интернет-сцена. Детектив Бориса Акунина — первая ее ласточка.

Спектакль играют в одном из пространств Новой сцены, где Александринский театр дает свои экспериментальные постановки. Камеру включают незадолго до начала спектакля. Актеры (без масок и перчаток) уже на местах, операторы устанавливают свет, гример (в перчатках и маске, спущенной с носа) курсирует от персонажа к персонажу, наводя последние штрихи. Вместо звонков к началу действия — позвякивание судейского колокольчика. Открытие занавеса знаменует смена ракурса: теперь всё внимание на декорированную темно-серыми панелями сцену и актеров. Одеты они по моде начала 1900-х, но диспозированы строго по правилам 2020-х. Расстояние между персонажами минимум два метра. И нарушений «социальной дистанции» не предусмотрено: сцена представляет собой зал суда, так что займите свои места, дамы и господа.

Правосудие в Zoom

После краткого введения в эпоху прошлого века (на экране мультяшные винтажные авто и заголовки криминальной хроники) судья (Игорь Волков) представляет присяжных. Их шестеро, и это цвет отечественной культуры: литератор Татьяна Толстая, историк Николай Сванидзе, актриса Мария Миронова, журналист Алексей Пивоваров, пианистка Полина Осетинская и режиссер Константин Богомолов.

«Судить по правде и справедливости» каждый обязуется из личного окошечка зума. За спиной Константина Богомолова — схемы и графики. Худрук Театра на Малой Бронной вершит правосудие из своего рабочего кабинета. Старшину присяжных судья предлагает выбрать зрителям, нажав для этого значок внизу экрана. Обозреватели «Известий» значок не обнаружили и им пришлось согласиться с вердиктом более удачливых зрителей: старшиной становится Татьяна Толстая, а судья оглашает материалы дела.

Молодой инженер Алексей Мизинцев (актер Виктор Шуралёв) обвиняется в непреднамеренном убийстве пятилетнего Вани Скоробогатова (крупный план подсудимого: глубокое раскаяние налицо). Орудием злодеяния стал автомобиль, на котором инженер с супругой катили по загородному шоссе с невероятной скоростью в 50 верст в час вместо разрешенных 30-ти. Ехали-ехали и переехали мальчика. Тот был увлечен игрой с ежиком и не успел увернуться от роковой машины.

Инженер, совершив наезд, помчался дальше и был остановлен поручиком Липницким, который тренировал вблизи шоссе своего ахалтекинца. Увидев мертвого ребенка и уносящийся вдаль автомобиль, он бросился в погоню верхом. «На моем месте так поступил бы каждый гвардеец», — рапортует вызванный в качестве свидетеля обвинения поручик (Александр Лушин). Поскольку преступление налицо, присяжным предстоит решить, заслуживает ли подсудимый снисхождения. Если он покинул место происшествия в состоянии аффекта, то может отделаться шестью месяцами заключения вкупе с церковным покаянием. Если же действовал хладнокровно и обдуманно, получит до 10 лет каторжных работ.

Прокурор, тип сварливый и желчный (Игорь Мосюк), настаивает на суровом приговоре, но его пыл охлаждает симпатичный и в меру застенчивый адвокат (Степан Балакшин). Он сообщает суду, что за рулем была жена подсудимого, вину которой его подзащитный взял на себя. Пока супруга (Елена Вожакина) плачет и рассказывает, как было дело, прокурор находит еще одного свидетеля. Убитый горем дед погибшего Вани (Петр Семак) признается, что Маша Мизинцева — его двоюродная племянница, и теперь, когда внук погиб, а ему осталось жить недолго, миллионы Скоробогатовых отойдут ей. То есть, подытоживает прокурор, налицо корыстный умысел — возможно, сговор супругов.

Истина под колючками

Дальше начинается самое интересное — обсуждение дела присяжными, которым судья по ходу процесса меняет задачу. Теперь им предстоит ответить на вопрос: виновен ли Мизинцев в смерти мальчика. Присяжные, нисколько не огорошенные таким поворотом событий (видно, что знают толк в детективах), дружно требуют отправить дело на доследование. Действительно, как определить, кто сидел за рулем, если очевидно, что супруги от большой любви выгораживают друг друга? Где заключение патологоанатома? Запрошен ли производитель автомобиля — возможно, его конструкция была неисправна? Почему не предоставлен протокол осмотра места происшествия? И вообще — был ли жив мальчик в момент наезда?

Татьяна Толстая на правах старшины солирует дольше других и даже успевает рассказать о процессе Веры Засулич, где присяжные были вынуждены оправдать обвиняемую, отвечая на хитро сформулированные вопросы. Понятно, что александринский состав на эту удочку не попадется — уровень компетенции выше. Да и Борис Акунин сочиняет детективы позаковыристей дела террористки Засулич. Что-что, а находить повороты, способные перевернуть сюжет с ног на голову, он умеет. Спойлерить не будем. Возможно, писатель свой рассказ опубликует, а Александринка выложит спектакль для свободного просмотра. Скажем только, что дело разруливает — кто бы вы думали? Правильно, Эраст Петрович Фандорин. Исполняющий эту роль Тихон Жизневский влетает в фойе Новой сцены с неопровержимой уликой — клеткой с ежом. Хочешь знать, кто убийца — загляни под его колючки.

В общем, спектакль удался. Отсутствие декораций, перемещений по сцене и технологических фишек с лихвой восполнили занимательность и непредсказуемость.

А что же с разрекламированным интерактивом? Он оказался не таким обширным, как можно было предполагать. Помимо выбора старшины, зрителям предложили вынести свой вердикт по процессу (совпал с решением присяжных) и поучаствовать в сборе средств для нуждающихся.

— Проект носит благотворительный характер, — рассказал «Известиям» Валерий Фокин. — Так как продать билеты и перечислить сборы в помощь тем, кому она необходима, мы сейчас не можем, то попросили зрителей пожертвовать деньги двум фондам: «Артист» и «Детский хоспис». Это наш первый опыт сотрудничества.

Удался ли опыт, руководство театра пока не знает. Какую сумму собрала Александринка за пару часов спектакля, станет известно через несколько дней.

Прямой эфир