Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Воскресение Христово — день, которого люди ждут вне зависимости от того, насколько они воцерковлены и часто ли посещают храм. В этом есть какое-то удивительное, чýдное проявление праздника. И это свойство говорит о его нечеловеческом происхождении. Это праздник, в который Бог приходит к людям. В этот день, с одной стороны, завершается всё то, что Иисус Христос сделал в своей земной жизни, чтобы спасти весь мир и каждого из нас с вами. А с другой стороны, этим же днем начинается новый этап истории человечества.

И тут даже не важно, что не всё человечество понимает суть произошедшего однажды. Важно, что каждый чувствует: этот праздник — его, этот день каким-то таинственным образом связан и с ним.

Мы каждый год очень ждем Пасху, готовимся к ней. Воцерковленные люди проводят перед ней несколько недель строгого поста. Но даже и те, кто такой подготовки не совершает, всё равно этот праздник отмечают.

В этом году происходит что-то необычное. Эпидемия коронавируса заставила всех нас отложить планы, очень многое сильно переменилось за казалось бы небольшое время. Если кому-нибудь еще совсем недавно сказали бы, что он будет ограничен в своих привычных правилах жизни — выходе из дома, поездке на работу, походе в магазин, отдыхе в кафе, встречах с другими людьми — он бы сказал, что в современном мире это невозможно. Но вот шаг за шагом мы все очень быстро оказались изолированными друг от друга.

Эта изоляция создается не только с помощью ограничений со стороны государства, штрафов и проверок. Многие люди осознают взаимную ответственность, понимают, насколько от каждого человека зависит всё то, что будет происходить дальше и с городом, и со страной, и с миром.

В этой взаимной ответственности я вижу очень важную проверку всех людей на готовность к самопожертвованию ради другого человека. На готовность поступиться чем-то, что кажется вообще не связанным с другими людьми. Привычка зайти в кафе и выпить чашку кофе, вроде бы, не имеет никакого отношения ни к ближнему, ни к обществу. Но сейчас оказывается, что эта мелочь, на которую человек никогда раньше не обращал внимания, имеет значение не только и не столько для него, сколько для других. И оказывается, что мы в действительности зависим друг от друга гораздо больше, чем представляем обыкновенно.

В обычной жизни мы готовы помочь другим, например, пожертвовав на благотворительность. В последние годы служение милосердию активно развивается в нашем обществе. И это понятная задача: я живу обычной жизнью, но могу немножко своего благополучия отдать другому человеку. А сейчас возникла ситуация, когда мы оказываемся готовы делиться тем, чем не хотим: личным пространством и временем, которые обычно оставляем для себя.

Это изменение формальных отношений между людьми — на самом деле проверка того, насколько мы на самом деле можем называться обществом. И пока мы проходим эту проверку, каждый из нас начинает немного меняться.

Какое же это имеет отношение к Воскресению Христову? Как ни странно, самое непосредственное. Потому что Пасха — праздник любви. Он именно потому так близок любому человеку, глубоко религиозному или не очень. Своим воскресением Бог показал тот путь, который всякий может пройти навстречу Ему и которого Он ожидает от человека. И в этом пути самое главное — любовь, которую мы должны давать в ответ на то, что Бог сделал для нас. Для любого тут возникает вопрос: а что я могу сделать, чтобы засвидетельствовать эту любовь?

Любовь к Богу в нашем мире начинается с любви к человеку. С самых простых и понятных вещей, на которые мы часто не обращаем внимание. То, что мы нарочито делаем для других, может быть неплохим, но с некоторой долей искусственности. А вот когда мы сознательно ограничиваем себя ради другого человека в том, в чем не хотим и не привыкли, проявляется наша любовь. И в этом есть глубокая правда христианства: оно начинается не в поступках, а во внутренней ежедневной, ежеминутной готовности отдавать себя ради другого. Именно так, как это сделал Иисус Христос ради нас.

Пасха в изоляции и самоограничении очень важна для каждого человека, который пытается глубоко осмыслить свое предназначение в этом мире. В том храме, где я служу, сотни прихожан. Среди них очень много тех, кто готов помогать другим: быть рядом, носить продукты, вербу и куличи. Это простые, незначительные, казалось бы, проявления высоты человеческого духа, ставшие заметными в необычной ситуации.

Я вижу, как люди меняются. Сначала они сопротивляются ограничениям, связанным с посещением храмов. Невозможность пойти на Пасху и в другие Великие дни на службу повергает людей в уныние. Но постепенно они начинают понимать: тем, что сегодня остались дома, они служат другому человеку. А ведь пространство веры, молитвы — очень личное. Обычно им не готовы делиться. Для верующего естественно, что он всегда может беспрепятственно пойти в храм. Но сейчас это естественное оказывается ограниченным. И в ограничении люди находят много смысла и несомненную радость, потому что делают это не только для себя.

Этот период довольно скоро закончится — не через месяц, так через какое-то обозримое время. И мы все выйдем из него иными, изменившимися. Научившимися немногого по-другому смотреть на человека, который находится рядом. Иначе оценивать свое внутреннее пространство, которое не хочется делить ни с кем. И чем больше мы будем готовы впускать в свою жизнь другого человека, тем больше будем христианами. Тем больше в наших душах будет пасхального, радостного чувства.

Автор иерей, настоятель храма прп. Сергия Радонежского в Солнцево города Москвы

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир