Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Ушли в онлайн: как теперь помогают людям с психическими расстройствами
2020-04-16 21:50:20">
2020-04-16 21:50:20
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Минздрав рекомендовал гражданам по возможности отложить обращение к врачу на время пандемии. Попасть к специалисту сегодня чаще всего можно только в экстренных случаях. Тысячи россиян, которые проходили амбулаторное лечение, лишились такой возможности. В их числе и люди с психическими расстройствами. Для многих из них регулярные встречи и занятия с врачом были залогом качественной жизни и душевного здоровья. Как изменилась их жизнь и на какую помощь им сегодня можно рассчитывать — разбирались «Известия».

Больше проблем — меньше заявок

Необходимость сидеть в четырех стенах, изменение привычного образа жизни и постоянные сообщения о коронавирусе — всё это стрессовые ситуации для человека. Кому-то с ними удается справится самостоятельно, а кому-то не обойтись без помощи специалиста.

Геннадий Аверьянов, главврач клиники доктора Курпатова

Есть целая категория психически нездоровых людей, которых паника на фоне коронавируса травмирует еще сильнее. Это и неврозы, связанные с боязнью за свое здоровье или с боязнью загрязнений, когда, например, человек постоянно моет руки, ему повсюду мерещится возможность заражения, он не может ни есть, ни трогать дверные ручки, ни на чем-либо сосредоточиться. На людей, склонных к неврозу, сильно влияет нарушение привычного уклада жизни, ограничение в пространстве, постоянное вторжение в личное пространство другого человека, отсутствие возможности проявить активность в конструктивных вещах. Они переходят к невротической форме реагирования. У кого-то это проявляется в переедании, у кого-то в тяге к алкоголю, в агрессии к окружающим.

Такие состояния еще не подходят под категорию «угрожающих жизни», поэтому формально не требуют оказания срочной медицинской помощи и госпитализации. Но качество жизни человека и его отношения с окружающими заметно ухудшаются. Раньше для работы с такими пациентами применялись амбулаторные методы лечения и различные консультации. Сейчас возможности принять пациента лично у врачей чаще всего нет.

паника
Фото: Depositphotos

Автор цитаты

«Требования Росздравнадзора таковы, что большей части частных клиник проще не работать. Чтобы обслужить человека, нужно направить запрос в Росздравнадзор с описанием ситуации, жалоб, личными данными, плюс у врача должен быть защитный костюм, что в частной клинике организовать вообще сложно. Затруднена и выписка рецептов. Получить психотропные препараты без них невозможно, а продлить сейчас затруднительно, потому что всё в бумажном формате, сканы действуют с трудом. Приходится рассылать курьерскими службами, но и это довольно трудоемкая работа», — объясняет Геннадий Аверьянов.

Сказалась ситуация и на тех, кто находится на стационарном лечении, отмечают специалисты общественной организации инвалидов вследствие психических расстройств «Новые возможности» (ОООИ «Новые возможности»). Письма от больных и их родственников приходят сотрудникам со всей России.

Автор цитаты

«Пациенты стали отказываться от некоторых препаратов, потому что в побочных действиях там указана пневмония. В связи с коронавирусом людей это пугает. Врачи, конечно, как могут успокаивают и объясняют, но страх может быть очень сильным. Кроме того, сейчас сложно организовать свидание в больнице. Видеосвязь предусмотрена в единичных учреждениях, часто есть вообще один стационарный телефон на всё отделение. Успевают пообщаться далеко не все. Можно, конечно, говорить по мобильному, но часто бывает, что он выдается лишь на пару минут и в присутствии медсестры», — рассказывает координатор проектов организации Светлана.

Сложнее стало и с помощью тем, кто впервые столкнулся с психическим расстройством.

Геннадий Аверьянов, главврач клиники доктора Курпатова

Первичное обращение за медпомощью по закону о телемедицине должно быть очным. Понятно, что сейчас этот пункт обходят, называя помощь «психологическим консультированием», которое никак не регламентировано законом. Но здесь возникает другая проблема. Психологов, которые предлагают помощь онлайн, много, но в психиатрических патологиях они чаще всего не разбираются. Консультация, где настоящему депрессивному больному начнут задвигать позитивную психологию, только навредит.

помощь
Фото: Depositphotos

В частных клиниках, которые специализируются на психиатрической помощи, помощь в новом формате пациентам тоже предлагают. Например, по видеосвязи. Но, по словам самих врачей, спрос невелик.

Автор цитаты

«Сейчас больше поступает экстренных пациентов. Те, кто может отложить визит, стараются дождаться, когда снова разрешат очные встречи. Конечно, наличие врача, которого пациент знает, которому доверяет, уже само по себе снижает беспокойство, но эффективность онлайн-бесед ниже: не считываются вербальные сигналы, сама связь периодически барахлит. Немногие готовы платить за такой формат. Экономическая ситуация вынуждает людей экономить», — объясняет Геннадий Аверьянов.

Опытным путем

Если у частных организаций поток клиентов стал снижаться, то в государственных медучреждениях спрос на бесплатную помощь сохранился. В рекордные сроки больницам пришлось переходить на дистанционный формат работы. Больше всех в такой ситуации повезло тем, кто начал тестировать такие функции еще до пандемии.

Лариса Бурыгина, главный врач психиатрической больница № 4 им. П.Б. Ганнушкина

На территории, которую мы обслуживаем, проживает порядка четырех с половиной миллионов человек, плюс в стационар поступают и жители Зеленограда. Чтобы работать на такой большой территории, оперативно взаимодействовать с отделениями, мы давно стали использовать видео-конференц-связь. В таком формате можно обсудить все важные моменты: и лечебные вопросы, и организационные. В пилотном режиме мы внедряли и консультирование пациентов посредством телемедицинских технологий. Оно не использовалось широко, но позволило отработать алгоритм. Этот опыт очень помог сейчас перестроиться.

помощь
Фото: ТАСС/Валерий Шарифулин

Сейчас больница предлагает три направления помощи: для тех, кто регулярно наблюдается у специалистов больницы, для тех, кто не страдает психическими расстройства, но испытывает временные психологические трудности, в том числе на фоне эпидемии, и для врачей, которые столкнулись с эмоциональным выгоранием из-за напряженного труда.

Первым уровнем помощи для всех становится телефонная линия.

Автор цитаты

«Позвонив, человек попадает к оператору — сотруднику с медицинским образованием. Человек описывает ситуацию, которая его тревожит, и выходит на вводную консультацию. Она может длиться как 10, так и 50 минут. Дальше, в зависимости от результата и желания самого обратившегося, он может перейти на телемедицинское консультирование с соответствующим специалистом или продолжить общение по телефону доверия с психологом. Узнать, как совладать с тревогой, какие есть практики, тренинги, какие рекомендации помогут лично ему», — объясняет заместитель главврача по медицинской части Михаил Левин.

На то, чтобы проработать психологическую проблему, одного звонка чаще всего недостаточно. Для оценки состояния человека и правильного подбора курса лечения психолог проводит опрос по специальному чек-листу.

Автор цитаты

«Это позволяет определить степень выраженности тревоги и предложить подходящие виды помощи: от консультации врача и дальнейшего общения по телефону до посещения больного бригадой неотложной помощи и выписки рецептов. Возможности охватить разные расстройства, от самых легких до тяжелых, есть и сейчас», — уверен специалист.

По видеосвязи врачи ведут уже несколько групп пациентов. Корреспондент «Известий» пообщался с психологом, который проводит такие занятия, и одним из участников тренинга.

Юлия Румянцева, психолог ПКБ № 4

Я веду тренинг эмоциональной регуляции для людей с дисфункциональным поведением: суицидальным, самоповреждением, злоупотреблением алкоголем и наркотиками, с расстройством пищевого поведения. Он идет минимум полгода, за это время мы учим пациентов справляться с такими состояниями. Раньше тренинг проходил очно, сейчас мы перевели занятия на онлайн-формат. Конечно, стало сложнее, ведь в работе психолога важен личный контакт: ты видишь, как человек сидит, как выглядит, как себя ведет. Тонкие нюансы подмечать через камеру сложнее.

С тем, что занятия в онлайн-формате отличаются от очных, согласны и пациенты.

Олег (имя изменено), один из участников тренинга

Наши занятия ближе к формату обучения, чем лечению. Это тренинг навыков. На каждом занятии ведущий показывает новую практику. Задания могут быть совсем разные. Например, медитации. Нужно вообразить, как спускаешься по винтовой лестнице. Многие занятия проходят в групповом формате. Дистанционно мне, с одной стороны, проще сосредоточиться, но, с другой, ты меньше социализируешься, лишаешься живого общения. Второе, наверное, главный минус. Нет элементов неформального общения: нельзя поговорить с психологом в перерыве между занятиями, с участниками группы. У нас, конечно, есть чат в «телеге», но очно было только одно занятие, так что мы еще толком не познакомились, поэтому активности пока нет.

врач
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Но даже с учетом того, что онлайн не может полностью заменить классические тренинги, для пациентов это серьезная поддержка.

Автор цитаты

«Для меня это значительно лучше, чем просто поставить занятия на паузу. Для многих ребят такие тренинги — вообще единственная возможность поговорить хотя бы с кем-то, поэтому очень здорово, что ведущие смогли организовать такой формат», — рассказывает молодой человек.

По мнению экспертов, пока так перестроиться удалось единичным медучреждениям. Получить от департамента здравоохранения Москвы разрешение на общение с другими столичными больницами «Известиям» так и не удалось.

Светлана, координатор проектов ОООИ «Новые возможности»

В Москве и Санкт-Петербурге есть хоть какие-то возможности для дистанционной помощи, но широкого охвата нет. В ряде психоневрологических диспансеров вообще нет ставки психотерапевта, он просто приходил раз в неделю и вел группы. Это значит, что теперь возможность работать с ним у людей полностью пропала. В лучшем случае поддержать больного теперь может семья, но, к сожалению, родственники не всегда понимают потребность в психотерапии, что сеансы нужны, что они должны проходить один на один. Иногда они воспринимают это, как что-то ненужное. О чем разговаривать?

Пока же пациентам и защитникам их интересов остается надеяться, что ситуация заставит людей по-новому взглянуть на проблему и понять, что, как и ряду других отраслей, психиатрии требуется модернизация.