Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Наследие «дела Чикатило»

Глава СПЧ предложил законодательно ограничить применение в залах суда «клеток» и «аквариумов» для подсудимых
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Только террористы или серийные убийцы могут быть помещены в зале суда за решетку — к такому выводу пришли участники семинара-совещания «Либерализация законодательства: вызовы современности», состоявшегося 31 мая в Совете Федерации. Внести соответствующие нормы в законодательство предложил в ходе мероприятия глава Совета по правам человека (СПЧ) Михаил Федотов.

Выступая на семинаре, он отметил, что положение дел в российских судах не лучшим образом отражается на имидже страны в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ). Михаил Федотов предложил изменить эту оставшуюся с поздних советских времен практику с помощью федерального закона.

Наследие прошлого

Глава СПЧ начал с демонстрации фото, где в зале заседаний в одном из судов специальная решетка используется для хранения документов. «Это лучше, чем для хранения подсудимых», — тут же отреагировал кто-то из участников заседания.

По мнению правозащитника, российская правоприменительная практика может «сжевать даже самые либеральные нормы законодательства».

— Клетки появились не сейчас, а в глубоко советские времена. Этого нет в Уголовно-процессуальном кодексе (УПК) РФ. Это появилось в какой-то инструкции Минюста в конце 1970-х годов прошлого века и с тех пор пошло. Но мы будем постоянно получать упреки со стороны ЕСПЧ до тех пор, пока не закрепим это в законе, так как права человека в демократическом правовом государстве могут быть ограничены только законом, — подчеркнул Михаил Федотов.

Эту тему продолжил заместитель управделами омбудсмена РФ Иван Соловьев. Он пояснил, что на сегодняшний день в российском законодательстве нет специальных норм, которые бы регулировали правила временного пребывания (в зале суда) или обязывали оснащать судебные залы тем или иным оборудованием.

— Это регулируется ведомственными нормативными правовыми актами, которые официально не опубликованы, — уточнил он.

Иван Соловьев рассказал, что по этому вопросу омбудсмен запрашивал ряд госорганов — Министерство юстиции, прокуратуру, судебный департамент и Верховный суд. Позиция ведомств, по его словам, была «вполне ожидаема и весьма схожа».

— Все признали, что основанная цель — обеспечение безопасности участников судебного процесса, но при этом было бы целесообразно заменять металлические каркасы на модульные конструкции из прочного стекла, и это будет в большей степени соответствовать принципам защиты прав человека, — сказал он.

Соловьев привел в пример ответ из судебного департамента, в котором сообщалось, что согласно целевой федеральной программе развития судебной системы до 2020 года при строительстве новых судебных зданий осуществляется монтировка только кабин из прочного стекла. Также в ведомстве указали на необходимость урегулирования вопроса с помощью законопроекта о предоставлении судье права при наличии определенных обстоятельств и, исходя из категории преступления и личности подсудимого, принимать решение о помещении подсудимого в специально оборудованное место.

При чем тут Чикатило?

При этом позиция ЕСПЧ двойственна, отметил Иван Соловьев. С одной стороны, в Страсбурге говорят о том, что порядок и безопасность в зале суда имеют большое значение и могут считаться необходимыми для надлежащего исполнения правосудия. Одновременно с этим Европейский суд утверждает, что выставление подозреваемого на всеобщее обозрение в клетке подрывает его репутацию и вызывает чувство унижения, пояснил представитель омбудсмена.

В свою очередь президент Федеральной палаты адвокатов РФ Юрий Пилипенко выразил сдержанный скепсис по поводу преимуществ стеклянных «аквариумов».

— У людей, которые думают, что пластиковые «стаканы» лучше, чем клетки, не реальное представление о жизни. В этих «стаканах» дышать нечем, не слышно вопросов, которые задает суд, — вообще не слышно, что происходит в зале суда, нельзя пообщаться с защитником. Я хотел бы, чтобы коллеги представили себе эту ситуацию и, желая улучшить участь людей, сидящих в клетках, не сделали бы хуже, — заявил Юрий Пилипенко.

По мнению главы ФПА, есть два варианта решения этой проблемы: либо принимать закон, который бы ликвидировал клетки, либо… просто их ликвидировать, раз обязательность их установки не обозначена ни в одном законе.

— Даже если посмотреть советские фильмы, вы увидите, что там подсудимые находились в зале суда и проблем особых не было. Впервые решетка появилась во время дела Чикатило. Тогда это, возможно, было обосновано, но эта мода (на решетки в зале суда. — «Известия») прокатилась по всей стране, — позже пояснил Юрий Пилипенко журналистам.

Необходимость поправок

Михаил Федотов настаивает на том, что для решения этой проблемы необходимо принять соответствующий закон.

— Никого нельзя держать в клетке, если это не установлено законом и если это не необходимо, в демократическом правовом государстве, — заявил он, отвечая на вопрос «Известий». — Иначе мы будем иметь проблемы с Европейским судом по правам человека, как имеем сейчас именно по теме этих клеток для подсудимых.

Глава СПЧ предложил внести в УПК поправку на уровне федерального закона и установить, что подсудимый может быть помещен в специально приспособленное помещение только по соображениям безопасности и с учетом тяжести совершенных им насильственных действий. А все остальные подсудимые, по его словам, должны находиться в зале суда без клеток, если они не представляют угрозу для безопасности окружающих.

При этом правозащитник подчеркнул, что вводить «вместо клетки аквариум или стакан какой-то — это неправильно».

— Вы хотите быть как в зоопарке? Когда приходят в зоопарк и смотрят на животных в клетке, и то их жалко, а здесь все-таки люди, — сказал Федотов.

Что думают в Совфеде

Председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Андрей Клишас, комментируя ситуацию, отметил, что необходимо «посмотреть, какие вопросы затрагивают права и свободы человека с точки зрения человеческого достоинства».

— Надо определиться с тем, что мы переводим на уровень законодательного регулирования, — пояснил Клишас. — Конституция говорит, что вопросы, связанные с ограничением прав и свобод, может регулировать только федеральный закон. Но у нас с советского периода есть определенные упущения и некоторые нормы, не прописанные в законе и действительно ограничивающие права и свободы человека.

Андрей Клишас согласился с мнением правозащитников и адвокатов: судья имеет право решить вопрос о помещении подсудимого в зале суда в определенные условия, но это должно быть исключением, а не правилом, поскольку это — унизительная и зачастую избыточная мера.

Читайте также:

Судьям подберут оптимальную нагрузку

В Кремле прокомментировали идею СПЧ об административной амнистии

СПЧ предложил Путину провести первую в РФ административную амнистию

Прямой эфир

Загрузка...