Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Чтобы жить честно, надо рваться, путаться, ошибаться...»

30 марта 1847 года Лев Толстой начал вести дневники, которые к концу жизни назвал своим главным литературным наследием
0
«Чтобы жить честно, надо рваться, путаться, ошибаться...»
Фото: РИА НОВОСТИ/О. Игнатович
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Вот уже шесть дней, как я поступил в клинику, и вот шесть дней, как я почти доволен собою» — так начинается первая дневниковая запись, которую 30 марта (17 марта по старому стилю) 1847 года сделал будущий великий писатель и публицист, а тогда 19-летний студент юридического факультета Императорского Казанского университета Лев Николаевич Толстой. 

В своей первой записи молодой Толстой размышляет в основном о пользе уединения. «Легче написать 10 томов философии, чем приложить одно какое-нибудь начало к практике», — завершает он свои рассуждения, возможно, первым из своих дневниковых афоризмов.

Составив в той, первой, тетради целый блок правил, в которые в том числе входило конспектирование всех прочитанных книг и важных событий, Лев Толстой продолжил вести дневники до конца жизни и сам считал их самым ценным из всего написанного. Излюбленными дневниковыми темами писателя станут религия, семья, нравственное воспитание и любовь.

«Известия» выбрали несколько ярких цитат из его дневников разных лет. 

О жизни

«Чтобы жить честно, надо рваться, путаться, ошибаться, начинать и бросать... и вечно бороться и лишаться. А спокойствие — душевная подлость».  

«Наши добрые качества больше вредят нам в жизни, чем дурные».

«Ничто так не ослабляет силы человека, как надежда в чем-либо, кроме своего усилия, найти спасение и благо».

«Каждый хочет изменить человечество, но никто не задумывается о том, как изменить себя».

«Дело жизни не в том, чтобы быть великим, богатым, славным, а в том, чтобы соблюсти душу».

О счастье

«Есть два рода счастья: счастье людей добродетельных и счастие людей тщеславных. Первое происходит от добродетели, второе от судьбы».

«Счастье охотнее заходит в дом, где всегда царит хорошее настроение».

«Счастье не в том, чтобы делать всегда, что хочешь, а в том, чтобы всегда хотеть того, что делаешь».

«Несчастие делает добродетельным — добродетель делает счастливым — счастье делает порочным».

О себе 

«Когда я искал удовольствия, оно бежало от меня, а я впадал в тяжелое положение скуки — состояние, из которого можно перейти ко всему — хорошему и дурному; и скорее к последнему. Теперь, когда я только стараюсь избегать скуки, я во всем нахожу удовольствие».

«Странно, что мне приходится молчать с живущими вокруг меня людьми и говорить только с теми далекими по времени и месту, которые будут слышать меня».

«Тайна в том, что я всякую минуту другой и всё тот же. То, что я всё тот же, делает мое сознание; то, что я всякую минуту другой, делает пространство и время».

О знаниях

«Дело не в том, чтобы знать много, а в том, чтобы знать из всего того, что можно знать, самое нужное».

«Знания — орудие, а не цель».

О деле 

«Для общего дела наверное лучше делать каждому, что ему велено, а не то, что ему кажется хорошим».

«То, что предположил себе делать, не откладывай под предлогом рассеянности или развлечения; но тотчас, хотя наружно, принимайся за дело. Мысли придут».

«Лучше попробовать и испортить (вещь, которую можно переделать), чем ничего не делать».

«Старайся исполнить свой долг, и ты тотчас узнаешь, чего ты стоишь».

О мечтах 

«В мечте есть сторона, которая лучше действительности; в действительности есть сторона лучше мечты. Полное счастье было бы соединение того и другого».

«Не знаю, как мечтают другие, сколько я ни слыхал и ни читал, то совсем не так, как я <...> Другие говорят, что горы, казалось, говорили то-то, а листочки то-то, а деревья звали туда-то. Как может прийти такая мысль? Надо стараться, чтобы вбить в голову такую нелепицу».

О народах

«Жизнь всех народов везде одна и та же. Более жестокие, бесчеловечные, гулящие люди кормятся насилием, войною, более мягкие, кроткие, трудолюбивые — предпочитают терпеть. История есть история этих насилий и борьбы с ними».

«Если русский народ — нецивилизованные варвары, то у нас есть будущность. Западные же народы — цивилизованные варвары, и им уже нечего ждать».

«Западные народы бросили земледелие и все хотят властвовать. Над собой нельзя, вот они и ищут колоний и рынков».

О семье и отношениях

«Есть такие минуты, когда мужчина говорит женщине больше того, что ей следует знать о нем. Он сказал — и забыл, а она помнит».

«Существует странное, укоренившееся заблуждение о том, что стряпня, шитье, стирка, нянчанье составляют исключительно женское дело, что делать это мужчине — даже стыдно. А между тем обидно обратное: стыдно мужчине, часто незанятому, проводить время за пустяками или ничего не делать в то время, как усталая, часто слабая, беременная женщина через силу стряпает, стирает или нянчит больного ребенка».

«Если сколько голов — столько умов, то сколько сердец — столько родов любви».

О старости

«Старость — самая большая неожиданность в жизни».

«В глубокой старости идет самая драгоценная, нужная жизнь и для себя, и для других. Ценность жизни обратно пропорциональна в квадратах расстояния от смерти».

Последний дневник

16 августа 1910 года (29 августа по старому стилю) — менее чем за два месяца до смерти — Лев Николаевич начнет свою последнюю дневниковую тетрадь, озаглавив ее «Дневник для самого себя».

«Всё то же, еще хуже. Только бы не согрешить. И не иметь зла. Теперь нету», — записал в нем Лев Толстой через два месяца, 16 октября 1910 года.

7 ноября 1910 года Лев Толстой скончался в селе Астапово Рязанской губернии. После него осталось около 4,7 тыс. страниц дневниковых записей, составившие 13 из 22 томов полного собрания сочинений писателя. 

Прямой эфир