Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Февраль. И дни стали длиннее, и рубль крепче, особенно на минувшей неделе. И если увеличение светового дня — в рамках природных законов, то отечественная валюта вела себя вопреки законам логики. 

Помню, когда работала в одной газете, часто по утрам наблюдала двух сотрудников отдела финансов, которые играли в угадайку: вырастет доллар или упадет? «А на что больше будет ругаться Вадим (их начальник)?» — пришел однажды один из них к открытию универсальной формулы. Казалось бы, в начале февраля, когда стало известно о том, что Центробанк будет месяц закупать валюту для Минфина в объемах по 6,3 млрд рублей в день, сомнений в направлении курса не оставалось. В лучшем случае на поддержке предстоящего налогового периода  наша валюта должна была удержаться на месте, в худшем — ослабеть.

Но нет. Всем ожиданиям назло рубль начал укрепляться и так преуспел в этом, что аналитики, которые предсказывали ослабление рубля, если не поседели, то изрядно удивились. И начали с энтузиазмом искать причины такого парадоксального явления.

Версий было много. Консенсус нашли — влияние иностранных валютных спекулянтов, которые решили заработать на том, что в России сейчас достаточно высокий уровень ставок. И кто бы мог их упрекнуть? Ведь регулятор еще в начале осени прошлого года не просто намекнул, а практически прямым текстом заявил, что снижать ключевую ставку не будет. В лучшем случае в I квартале 2017-го. То есть самое время состричь последние купоны.

В памяти всплывает девальвация 2008–2009 годов, которая впервые была объявленной. В определенный момент она началась, о чем сообщил ЦБ, в определенный — закончилась. Да, это помогло сохранить резервы. Но не только. Разве могли российские банки упустить возможность и не поиграть на совершенно прогнозируемом тренде? Не могли, естественно. И заработали на этом, как оценило тогда Агентство по страхованию вкладов, 800–900 млрд рублей. 

Вот и сейчас, что неудивительно, нашлись желающие поиграть на валютном курсе. Пока аналитики ломали головы в поисках «виновников» побед рубля, регулятор сам указал на них в последнем обзоре банковской ликвидности. Правда, особенно на это внимание не обратили. Видимо, так читают многочисленные и весьма интересные документы ЦБ. 

В январе 2017 года, сообщил Центробанк, ситуация с валютной ликвидностью улучшилась. И пояснил, что частично это могло быть связано с поступлением иностранной валюты в банковский сектор от зарубежных инвесторов, купивших акции «Роснефти» в рамках приватизации. «В этих условиях отдельные крупные банки значительно увеличили рублевые заимствования на рынке валютных свопов. В свою очередь, банки-нерезиденты сократили размещение на этом рынке», — пояснил ЦБ.

Ну вот и разобрались. Не мифические иностранные, а свои, можно сказать, родные, отечественные, отдельные крупные банки. Вздохнули с облегчением. Все в дом, как говорится.

Но знаете, что поразило в этой ситуации? Почему укрепление рубля, пусть нелогичное и назло всем обстоятельствам, было воспринято если не с враждебностью, то с изрядной долей негатива? Отовсюду послышались стоны. Например, глава Минсельхоза Александр Ткачев заявил, что укрепление рубля не катастрофа, конечно, но удар по отечественной экономике. Минпромторг обнародовал данные о том, какой курс считает наша промышленность приемлемым для своего развития — 65 рублей. 

Нет, понятно, что им крепкий рубль не на руку. Но адекватна ли реакция самому укреплению. Во-первых, к доллару, например, наша валюта подорожала менее чем на 4%, что явно недостаточно для того, чтобы сильно повредить промышленности, убить зарождающееся импортозамещение. Во-вторых, той же промышленности сильный рубль может быть и на пользу. В плане закупок техники и оборудования за рубежом, к примеру.

Как ни странно, но именно рубль может с вызовом произнести: не червонец, чтобы всем нравиться. Поскольку любое его движение, особенно достаточно резкое, чревато недовольством. Слабеет, так стонут импортеры и население, укрепляется — экспортеры, производители, бюджет. Но, пожалуй, именно дорожающая отечественная валюта раздражает большее количество фигурантов.

Стойкими поклонниками укрепления, похоже, остаются лишь граждане. И не потому, что часто ездят за рубеж или имеют значительные сбережения в иностранной валюте. Просто людям, с одной стороны, комфортней с крепким рублем, с другой — в понимании обывателя, подорожание доллара и евро неизбежно оборачивается ростом цен в магазинах. 

Впрочем, и внимание аудитории многолетнего сериала «Курс рубля» иссякло. Как показал недавний опрос ФОМа, перипетии сюжета все реже заставляют людей тянуться к корвалолу. Всего 16% опрошенных заявили, что переживают из-за колебаний курсов. Еще год назад таких было 29%. И это очень показательное снижение. Хотя 57% человек продолжают следить за курсом, его движение уже не слишком отражается на их нервных клетках. Почти половина опрошенных (49%) заявили, что колебания или вовсе не влияют, или влияют слабо. Больше половины уверены, что рост курса рубля полезней для экономики и он будет укрепляться. 

Отнюдь. Рубль, конечно, полон сюрпризов, бывает непредсказуемым, но при этом он еще и послушный, невзирая на плавающий курс. Скажем, в минувшую пятницу министр экономического развития Максим Орешкин заявил, что тенденция курса рубля носит краткосрочный характер, не связана с фундаментальными факторами и в ближайшее время будет некоторое ослабление рубля, а потом его стабилизация. И как отреагировал виновник торжества? Тут же упал более чем на 60 копеек. 

И это, как принято говорить, не предел. Аналитики говорят, что к маю мы увидим доллар по 64 рубля. Эффект от приватизационной сделки уйдет, во II квартале могут проявиться последствия от закупок валюты для Минфина, платежный баланс будет не в столь хорошей форме. Да и внешние факторы не дремлют. Уже очень скоро новый президент США Дональд Трамп должен объявить о налоговой реформе. В случае если перемены будут существенными, то это поддержит доллар. Как и предстоящие в этом году повышения ставки Федрезервом. А наш ЦБ, возможно, снизит ставку, что тоже сыграет не на стороне рубля. В общем, как отметил Максим Орешкин, фундаментально оснований для укрепления нашей валюты нет.

Прямой эфир