Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Недавнее подписание президентом России Владимиром Путиным указа об утверждении Основ государственной политики регионального развития на период до 2025 года для нас, представителей «палаты регионов», стало событием ожидаемым и в то же время знаковым.

Должен отметить, что работа над этим документом велась достаточно давно, и на финишном этапе Совет Федерации работал со структурами исполнительной власти в плотном контакте. В июне прошлого года на заседании верхней палаты проект указа представил вице-премьер Дмитрий Козак. Сенаторы не только сами включились в его обсуждение, но и инициировали проведение самой широкой дискуссии по актуальным вопросам социально-экономического развития, в том числе в регионах. В ней участвовали ведущие представители научного и экспертного сообществ нашей страны, были высказаны дельные замечания и предложения. В сентябре на заседании Совета безопасности, посвященном вопросам совершенствования государственной региональной политики, с основным докладом выступила председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, в котором представила в том числе результаты этого обсуждения.

Необходимость выработки новых подходов к региональному развитию назрела уже давно. Предыдущий указ был принят еще в 1996 году, когда наша страна жила в совершенно иных условиях. В то время были актуальны задачи становления федерализма, местного самоуправления, сохранения единого экономического пространства, перехода к рыночной экономике. Сегодня на первый план выходят задачи обеспечения устойчивого экономического роста и научно-технического развития регионов, повышения уровня конкурентоспособности их экономики в условиях интеграционных процессов на евразийском пространстве. Очень важно обеспечить сбалансированное перераспределение полномочий и ресурсов от федерального на региональный уровень.

Не менее важно соразмерно оценивать различные стартовые условия регионов, принимая во внимание не только природно-климатические, но и общественно-политические факторы. Конечно, российские регионы неоднородны по своему экономическому потенциалу. У кого-то имеются огромные запасы нефти, газа, других природных ресурсов, которые при относительно низкой численности населения позволяют решать все бюджетные проблемы. Есть регионы, в которых еще в советское время концентрировался промышленный потенциал страны, создавались крупные производства, инфраструктура. А есть и такие, где нет собственных ресурсов для обеспечения обязательств государства, а люди не могут найти нормально оплачиваемую работу. Среди них, например, моя родная республика — Дагестан, которая в начале 90-х годов из-за действий международных террористов оказалась в состоянии транспортной, частично энергетической блокады, потеряла значительную часть своего промышленного и сельскохозяйственного потенциала, обеспечивающую в 80-х ее социально-экономическую самодостаточность. Часть предприятий ВПК не смогла провести конверсию, а оборонные заказы не поступали. Другая часть заводов выпускала комплектующие, которые не могла вывезти смежникам, как и завезти сырье. Третьи, как, например, рыбная промышленность, пострадали от резкого сокращения сырьевой базы — 80% каспийской кильки погибло, в том числе от извержения подводного вулкана, а у региона не было средств поддержать отрасль те несколько лет, за которые восстанавливались рыбные запасы.

У таких высокодотационных регионов нет собственных ресурсов для устойчивого развития, они вынуждены уповать на помощь федерального центра, различные государственные программы, которые в современных условиях бюджетного дефицита постоянно секвестируются.

Недавняя дискуссия на Гайдаровском форуме показала, что и регионы-доноры не вполне удовлетворены условиями распределения налогов и государственной поддержки, даже считают финансовую политику федерального центра дестимулирующей.

У каждого региона своя правда. Думаю, что принятый указ и последующие документы помогут найти новую точку баланса интересов российских регионов.

В 2000 году в России были созданы федеральные округа и де-факто введен новый уровень государственного управления. Но лишь в 2014 году с принятием закона о стратегическом планировании в России был зафиксирован еще один уровень региональной политики — макрорегионы. В новом указе обозначено требования выделения для макрорегионов «отдельных направлений, приоритетов, целей и задач социально-экономического развития при разработке и реализации документов стратегического планирования». На мой взгляд, это положение имеет принципиальное значение. К сожалению, существующие государственные программы развития макрорегионов — Северо-Кавказского федерального округа, Дальнего Востока и Байкальского региона — построены в большей степени на механическом соединении подпрограмм развития отдельных субъектов. Они не всегда учитывают потенциал интеграционных хозяйственно-экономических связей макрорегионов. Это выражается как в транспортно-логистических потоках, так и в отношениях между предприятиями. К примеру, во многие соседние по федеральному округу регионы нет даже прямых авиа- и железнодорожных маршрутов и часто приходится добираться до соседей через Москву.

Следует отметить, что в советский период межрегиональные хозяйственные связи были развиты намного сильнее. Например, дагестанские животноводы активно участвовали в создании овцеводства как отрасли в соседних Ставрополье и Калмыкии, а в Дагестане открывали филиалы предприятий машиностроительной и радиоэлектронной промышленности из Астрахани и Челябинска. И сегодня крайне важна задача межрегиональной интеграции, повышения в рамках макрорегионов мобильности трудовых, инвестиционных и интеллектуальных ресурсов.

Принятый президентом России указ является новой отправной точкой для системной работы по созданию нормативно-правовых актов реализации обозначенных основ региональной политики. Важно и в последующем сохранить высокий уровень взаимодействия федерального центра и регионов, который сложился на этапе обсуждения и проработки положений проекта указа.


Автор — заместитель председателя Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации, член Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ

Прямой эфир