Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сорок пятый президент США Дональд Трамп уже занял свое кресло в Белом доме и даже успел подписать несколько первых указов. А лидеры Европы продолжают обсуждать его заявления, сделанные накануне инаугурации, в том числе и интервью британской и немецкой прессе, строить свои предположения о сотрудничестве с Соединенными Штатами при новом главе государства. Практически ни один президент, премьер или министр иностранных дел той или иной страны Старого Света не удержался от комментариев по поводу критических замечаний Дональда Трампа в адрес некоторых европейских государственных деятелей и Североатлантического альянса.

Сильнее всех обиделся на его слова президент Франции Франсуа Олланд. Он даже позволил себе сказать, что «Европа не нуждается в советах извне». Интересно, что, когда американские конгрессмены потребовали от него не передавать России построенные для ее ВМФ «Мистрали», он принял эти требования как руководство к действию. Даже несмотря на крупный финансовый ущерб, который принесла сорванная сделка французскому заводу в Сен-Назере. А тут вдруг взбунтовался?!

Поддержала своего соседа и Ангела Меркель. «Я думаю, — заявила она, — что наша, европейцев, судьба находится в наших руках». Слова Трампа об устаревшем НАТО задели и министра иностранных дел Германии Франк-Вальтера Штайнмайера. После встречи с генеральным секретарем альянса Йенсом Столтенбергом он заметил, что мнение нового президента США о Евросоюзе и НАТО «было воспринято ими с удивлением и обеспокоенностью».

Такой вот крохотный европейский бунт, как у детишек в песочнице.

А между тем слова Дональда Трампа об устаревшем НАТО и необходимости его реформирования имеют серьезное основание. И дело тут не только в том, что из двадцати восьми стран, входящих в альянс, всего пять вносят в общий бюджет положенные 2% от своего ВВП, а остальные продолжают паразитировать на американской военной силе и на американском вкладе, который достигает 75% от общего натовского кошелька. Североатлантический блок действительно устарел и нуждается в серьезном реформировании. 

Почему? Потому что был создан и остается инструментом противодействия когда-то СССР, а сейчас — России. Отсюда все его телодвижения: усиление военной инфраструктуры на границах нашей страны, бряцание оружием, переброски американской тяжелой бронетехники поближе к российским рубежам, вопли о «российской военной угрозе», массированное информационное оболванивание европейской публики, которой приходится платить из собственного кармана за все эти истерики и военные приготовления.

И это при том, что никакой военной угрозы со стороны России для стран НАТО не существует. Время от времени эту аксиому вынужден признавать и генсек альянса Йенс Столтенберг. Но с заезженного конька, сохраняющего ему высокий военно-дипломатический и политический пост в евроатлантической иерархии, а заодно и солидную пожизненную ренту, соскакивать не собирается. Хотя у НАТО действительно есть острые угрозы, о которых, кстати, говорит и Дональд Трамп. Это международный исламский терроризм. Но именно против него Североатлантический альянс бороться не в состоянии. Для этого у него нет ни сил, ни средств, ни соответствующих структур, ни, собственно говоря, даже никакого желания.

Давайте вспомним, как реагировало НАТО на террористические акты радикальных исламистов, которые взрывали Испанию. Мадрид 11 марта 2004 года. Подорваны четыре электрички, погиб 191 человек, ранено 2000. Великобританию — теракт в лондонском метро в июле 2005 года, убито 52, ранено 700 человек. Францию — ноябрь 2015 года, взрывы в Париже у стадиона «Стад де Франс», бойня в концертном зале «Батаклан», расстрел кафе и стрельба возле пиццерии. Около 150 человек погибших, более 350 раненых. Бельгию — в брюссельском аэропорту, практически рядом со штаб-квартирой альянса, и в столичном метро в марте 2016 года. Погибло 34 человека, ранено более 200...

Как реагировали на эти трагические события в руководстве Североатлантического альянса? Привели в действие пятый параграф Вашингтонской декларации, который гласит, что нападение на одну из стран НАТО является нападением на всех? Увы, нет. Только выразили соболезнования и солидарность с семьями потерпевших.

Единственный раз в НАТО воспользовались пятым пунктом, да и то под давлением США, когда в сентябре 2001 года в Нью-Йорке был совершен террористический удар по зданиям Всемирного торгового центра. Тогда Брюссель сформировал вооруженную коалицию из союзников и партнеров и направил ее в Афганистан на борьбу с исламским терроризмом. Хотя бандиты-камикадзе, захватившие «боинги», были гражданами Саудовской Аравии, ближайшего союзника США на Ближнем Востоке. Но не будем об этом. Правда, полтора десятка лет пребывания войск НАТО в Афганистане никак не помогли в борьбе с радикальной террористической опасностью, в том числе и в Европе. И сегодня, особенно после того, как Европу наводнили потоки беженцев после инициированных тем же НАТО бомбежек Ливии, и участия некоторых стран, входящих в альянс с США, в войне в Ираке и в Сирии, террористическая опасность для Евросоюза и Североатлантического альянса, в отличие от ситуации на восточных рубежах, только возрастает.

Но командование НАТО эта проблема почему-то не волнует. Там даже после слов Дональда Трампа о необходимости реформирования устаревшей военно-политической и, добавим от себя, бюрократической организации согласны только с необходимостью увеличивать финансовый вклад каждой страны в общий котел до 2% ВВП. Даже провели по этому поводу на днях заседание министров иностранных дел государств — союзников по альянсу и комитета начальников штабов армий, входящих в Североатлантический блок. И опять там говорили о деньгах. Видимо, уповая, что бизнесмена Трампа волнует именно это — слишком высокие затраты США на систему, которая не приносит Соединенным Штатам необходимых, по мнению нынешнего главы Белого дома, дивидендов.

О том, как нужно реформировать НАТО, чтобы оно соответствовало стоящим перед ним задачам, в США и в России могут быть разные представления. В Вашингтоне и Брюсселе, думаю, достаточно мудрецов, которые, если захотят, найдут способ, как повернуть деятельность Североатлантического альянса от воображаемых, виртуальных угроз вроде российской агрессии к борьбе и противостоянию с реальными опасностями, такими, как международный терроризм, которые могут поставить под удар мир и благосостояние самых богатых и успешных стран Старого континента. Поживем — увидим, что они придумают.


Автор — военный обозреватель ТАСС, полковник в отставке

Прямой эфир