Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Никогда такого не было, и вот опять». Американцы готовят новый пакет антироссийских санкций. Физическим и юридическим лицам будет запрещено инвестировать в нефтегазовые проекты более $20 млн и в газопроводные проекты более $5 млн. Законопроект, помимо прочего, предусматривает запрет поставок товаров, услуг и технологий. Причем санкции будут распространяться и на компании из третьих стран.

США — опытный мировой «санкционный жандарм». В 2014 году управление по контролю за иностранными активами министерства финансов США обвинило французский банк BNP Paribas SA в торговле суданской нефтью, а также в сотрудничестве с Ираном. На BNP Paribas SA был наложен штраф в $9 млрд.

Вот и сейчас предлагаемый сенаторами законопроект является очередной попыткой изолировать российский нефтегазовый сектор.

Подобные попытки продолжаются два последних года, поэтому можно подвести предварительные итоги.

Затруднили действия американцев и европейцев реализацию отечественных проектов? Да, безусловно. Но остановили ли санкции осуществление этих проектов? Думаю, что нет. Ряд проектов был заморожен, но не из-за санкций, а вследствие падения цен на нефть.

Например, ExxonMobil имела договоренность с «Роснефтью» о разработке месторождений на шельфе Арктики и Черного моря, а также месторождений с трудноизвлекаемыми запасами нефти в Западной Сибири. Все три вида проектов имеют высокую себестоимость. Даже при цене нефти более $100 за баррель добыча на открытом «Роснефтью» и ExxonMobil месторождении «Победа» в Карском море была бы нерентабельной.

Аналогичным образом подешевевшая нефть подействовала бы и на проекты в Черном море, и на месторождения трудноизвлекаемой нефти.

Ярким примером действия финансовых санкций стал проект НОВАТЭКа (вошел в черный список США) «Ямал СПГ». Акционеры планировали привлечь $20 млрд проектного финансирования из $27 млрд общих затрат. В итоге по менее привлекательным условиям, с задержкой, но все-таки были привлечены кредитные средства у китайских банков. А в конце 2016 года о финансировании «Ямала СПГ» объявили японский банк JBIC и итальянские банки, в том числе Intesa.

Новый законопроект американских сенаторов направлен на то, чтобы перекрыть российским компаниям возможность развивать сотрудничество с иностранными компаниями.

Какие проекты в России могут пострадать в случае утверждения законопроекта?

Во-первых, США могут потребовать от инвесторов из других стран не переводить российским компаниям те кредиты, договоренность о которых уже достигнута. От этого может пострадать тот же «Ямал СПГ», до которого не дойдут японские, итальянские и китайские средства.

«Газпром» не получит кредитов от японских Mizuho Bank, Sumitomo Mitsui Banking Corporation и американского банка JPMorgan Chase, с которым договорились о кредите в декабре 2016 года. Эти деньги планировалось потратить на строительство «Северного потока-2», «Турецкого потока» и «Силы Сибири».

Во-вторых, законопроект предполагает запрет инвестиций, а значит, иностранным компаниям нельзя будет покупать доли в российских проектах. Тем временем НОВАТЭК планирует привлечь в СПГ-проект на Гыданском полуострове иностранных инвесторов из Японии, Китая и Индии. «Газпром» и «Сибур» не исключают продажу долей в газоперерабатывающем и газохимическом заводах в Амурской области.

Самая интересная история может сложиться с СПГ-проектами «Роснефти» и «Газпрома». Российский газовый концерн хочет построить третью очередь действующего СПГ-завода на Сахалине. Новые санкции запретят другим собственникам завода, Shell и японским Mitsui и Mitsubishi, вкладывать в него деньги. А «Роснефть» вместе с ExxonMobil договорились построить свой завод — «Дальневосточный СПГ» в Хабаровском крае. Эти проекты по сжижению газа крайне выгодны всем участникам, так как этот газ может поставляться в Японию и Южную Корею с минимальным транспортным плечом. И именно в проекте «Дальневосточный СПГ» реально могут пострадать интересы ExxonMobil.

В-третьих, санкции должны коснуться российских газопроводных проектов. Вероятно, речь идет о «Северном потоке-2» и «Турецком потоке». Морские участки этих трубопроводов «Газпром» финансирует самостоятельно. Но судно-трубоукладчик «Газпром» обычно нанимал в итальянской компании Saipem. В 2016 году у российских компаний появилось собственное судно-трубоукладчик, но сможет ли это судно построить «Турецкий» и «Северный поток-2», пока не известно.

Мы рассмотрели, какие российские проекты могут пострадать от новых санкций США, но есть смысл всё же ставить вопрос по-другому. Пойдут ли вообще американские власти на обострение отношений с Россией? А точнее, пойдут ли они на обострение отношений с элитами Японии, Китая, Евросоюза, Индии и других стран, которые явно не заинтересованы в разрыве энергетических отношений с Россией? Проблема для инициаторов санкций в том, что законопроект является еще и попыткой насолить Трампу, чтобы уже ему пришлось разбираться с этими проблемами. Но вот успеют ли американские политики утвердить законопроект в оставшиеся дни президентства Обамы?

Автор — эксперт Финансового университета при правительстве РФ, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности

Прямой эфир