Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Женщины во власти танца

В кинобиографии Лой Фуллер и Айседоры Дункан искусство важнее жизненных перипетий
0
Женщины во власти танца
Фото: kinopoisk.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Огюст Роден считал, что балет раскрепостили Лой Фуллер, Айседора Дункан и Вацлав Нижинский. Последние два имени хорошо известны широкой российской публике, о Фуллер помнят лишь специалисты. Фильм «Танцовщица» имеет шанс устранить эту несправедливость. Дебют в большом кино художника и фотографа Стефани Ди Джусто участвовал в программе «Особый взгляд» Каннского фестиваля, а теперь выходит в российский прокат.

Девочка из американской глубинки Лой-Мария Фуллер хотела стать драматической актрисой, начала танцевать в четыре года, но заявить о себе по-настоящему ей удалось лишь в тридцать, когда она придумала свой знаменитый «Серпантин». В рукава платья-балахона вставлялись упругие жерди, на них надевались полотнища легкой ткани, и артистка начинала завораживающие движения под бликами прожекторов.

Она не была красавицей и по балетным меркам казалась крупноватой. Но «Серпантин» делал все эти недостатки невидимыми. Позже было объявлено, что именно Фуллер явилась основоположницей танца модерн. Но зрители сначала Нью-Йорка, Парижа, а потом и всех мировых столиц, загипнотизированные зрелищем мелькающих рук-полотнищ, этого не знали. Лишь понимали, что присутствуют при рождении совершенно нового стиля, и аплодировали не только танцовщице, но и чувству собственной сопричастности чему-то большому и важному.

Как и для первых зрителей, для создателей фильма роль героини в истории искусства балета — не самое важное. Стефани Ди Джусто снимает не традиционный байопик, а скорее историю про художников. Для одного искусство превыше денег, славы, здоровья, любви и даже самой жизни, для другого талант лишь способ достижения собственных целей.

Первый тип в фильме олицетворяет Лой Фуллер. Второй — Айседора Дункан, которая дала новый толчок развитию танца модерн и затмила славой предшественницу. О том, справедливо ли такое противопоставление двух танцовщиц, судить историкам балета. Но фильм строится на нем даже в большей степени, чем на странной истории взаимоотношений Фуллер и французского аристократа — кокаиниста и ценителя искусств (в этой роли, одной из немногих в фильме, за которой не скрывается реальный прототип, снялся Гаспар Ульель).

Юная Айседора появилась в жизни Фуллер в тот момент, когда слава изобретательницы «Серпантина» уже достигла своего пика, а личное пространство сжималось, уступая служению балету. Взаимоотношения Фуллер и Дункан, по версии Ди Джусто, это восторженная влюбленность художника в чужой талант. Впрочем, лирическая тема звучит приглушенно, не перекрывая то, что авторам кажется важнее, — историю человека, услышавшего однажды зов своего дара и подчинившего ему всю свою жизнь. Танцы Фуллер были изматывающи физически, угрожали зрению, позвоночнику, душевному здоровью, наконец, но не танцевать она не могла.

Главную героиню, отказавшись от дублера и посвятив месяцы подготовке к этой тяжелой роли, великолепно сыграла актриса и композитор Стефани Соколински (известная также как Соко). Дункан воплотила дочь Джонни Деппа и Ванессы Паради, ангелоподобная изящная блондинка Лили-Роуз Мелади Депп. Отношения аристократки от танца и пролетария балетного труда поданы так, чтобы симпатии зрителей однозначно оказались на стороне первой.

Но Ди Джусто не претендует на историческую достоверность. Она претендует на высказывание. И ей, начинавшей карьеру с рекламы и попавшей со своим первым же фильмом в программу главного фестиваля мира, явно есть что сообщить зрителю. Как и ее героиням.

Прямой эфир