Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Юлия Пересильд: «Роли забудутся, а хорошие дела — останутся»

Актриса театра и кино — о работе в благотворительном фонде, общении с поклонниками и будущих ролях
0
Юлия Пересильд: «Роли забудутся, а хорошие дела — останутся»
Фото: ТАСС/Сергей Фадеичев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

29 октября на сцене Театра имени Ермоловой пройдет спектакль «СтихоВаренье», который позже можно будет посмотреть и на других театральных площадках Москвы. Собранные от показа деньги пойдут в благотворительный фонд «Галчонок». Корреспондент «Известий» встретилась с инициатором проекта Юлией Пересильд.

— Почему вы решили заняться благотворительностью?

— Однажды Чулпан Хаматова рассказала мне, что есть фонд «Галчонок», но нет человека, который мог бы стать его «лицом». Так только звучит — «лицо», на самом деле нужно отдавать себя всю, о чем Чулпан меня предупредила. Но к тому моменту я уже была готова взять на себя такую ответственность, поскольку прежде помогала фонду «Подари жизнь» и понимала, что мне предстоит.

— Кому помогает фонд?

— Мы помогаем детям с органическими поражениями центральной нервной системы, паллиативным детям, сиротам и детям из малообеспеченных семей. И я ни разу не пожалела о том, что взялась за это большое дело, фонд стал частью моей жизни. В этом году «Галчонку» исполнится уже четыре года.

— «СтихоВаренье» можно считать вашим режиссерским дебютом?

— Я, конечно же, никакой не режиссер. Просто я смогла собрать хороших людей в нужное время и в нужном месте. Они даже не были знакомы между собой. На благотворительном «Галафесте», который мы проводим каждый август в саду «Эрмитаж», собралась команда артистов, которые читали стихи замечательных детских поэтов: Маши Рупасовой, Саши Волкова, Анастасии Орловой. Я увидела, как живо реагируют на это дети, и поняла, что этот материал можно превратить в спектакль. Хороший литературный материал — это 50% успеха.

— Как долго этот спектакль будет идти?

— Мы планируем играть его год. Но каждый новый показ будет отличаться от предыдущего. Будем меняться стихотворениями — например, одного персонажа сыграют Чулпан Хаматова, Ингеборга Дапкунайте, Ирина Купченко, Маша Аниканова, Марина Александрова и я. В планах — участие Алены Бабенко и Иры Пеговой. Площадки тоже будем менять. Играли в театре «Современник», в Театре Вахтангова на Новой сцене, сейчас выступим на Малой Бронной, в Театре наций в декабре и январе, в Театре Ермоловой, а позже — в Театре Моссовета.

— В России много именно негосударственных благотворительных фондов. Как вы думаете почему?

— У нас очень большое государство, оно больше думает о массах, а особенные дети, которым помогает наш фонд, требуют индивидуального подхода, их проблемы нельзя решить одним махом.

— Вы актриса двух театров: Театра наций и Московского театра на Малой Бронной. Не сложно играть на два фронта?

— Я бы сказала, что не принадлежу ни одному театру, такая позиция мне ближе. Я выросла в Театре наций — это мой любимый дом, а душой и сердцем я с режиссером Сергеем Голомазовым (худрук Театра на Малой Бронной. — «Известия»). Он очень хорошо чувствует меня как актрису. Я готова на разные эксперименты, поэтому площадка не имеет особого значения.

— О какой роли вы мечтаете?

— Мечтать о ролях как-то бессмысленно. Можно всю жизнь стремиться сыграть Каренину или Джульетту, например. А можно из маленькой роли сделать шедевр.

— Любовь широкой публики вам принесли роли в кино и сериалах. Но складывается впечатление, что театр для вас на первом месте.

— Скорее зритель узнал меня не по фильмам, а по спектаклю «Варшавская мелодия». После того как его показали по каналу «Культура», мне позвонило огромное количество людей из городов от Калининграда до Владивостока. Правда, нельзя сказать, что я проснулась знаменитой, и мне приятно, что публика больше знает мои роли, а не меня. Но понятно, что фильмы охватывают более широкий круг людей. Ко мне часто подходят на улице бабушки, мы общаемся, и все расспрашивают о роли в сериале «Людмила Гурченко». Но самое страшное — это после удачного проекта сказать себе: «Ну всё, жизнь удалась». Каждая роль — это лишь виток нового пути.

— Где мы увидим вас в новом году?

— В фильме «Балтийское танго» — знаю, что Павел Григорьевич Чухрай его уже закончил. 1938-1946 годы, страшное время для Литвы. В этот период никто не понимал, где свой, а где чужой. На фоне трагедии разворачивается романтическая история. Главных героев играют Сергей Гармаш, Риналь Мухаметов и я. Это фильм про любовь, ненависть и про то, как одно с другим соединяется. Такого опыта у меня еще не было, я наслаждалась ролью, мне она очень нравится. Держу кулачки, чтобы эйфория от общения и съемок с Павлом Георгиевичем отразилась и на творческом результате.

Другой проект, который должен скоро выйти на Первом канале, — сериал режиссера Влада Фурмана «Таинственная страсть». Он сделан по роману Василия Аксенова про шестидесятников. Там поднимаются сложные вопросы про отношения поэта с властью. Я играю музу Аксенова.

— Работа в фонде не мешает творчеству?

— Наша профессия — эфемерна, не всегда ясно, кому она что дает. А фонд — это возможность ощутить, что приносишь реальную пользу. Когда я думаю, что могу помочь детям, — меня это питает. И я понимаю, что не просто так проживаю жизнь. Иногда задаю себе вопрос: что останется после меня? Роли? Они забываются. На самом деле останутся только хорошие дела. И не так важно, знают о них или нет.

Справка «Известий»

Юлия Пересильд окончила актерское отделение режиссерского факультета Российской академии театрального искусства (РАТИ-ГИТИС). Первой киноработой актрисы стала роль Наташи Кублаковой в телесериале «Участок». Наибольшую известность Пересильд принесли роли в фильмах «Край» и «Битва за Севастополь». С 2007 года как приглашенная актриса участвует в спектаклях Государственного театра наций. Сотрудничает с Московским театром «Школа современной пьесы», Московским драматическим театром на Малой Бронной, а также с Театральной компанией Евгения Миронова.

Прямой эфир