Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Надеемся, что у нас будет Центр олимпийской подготовки»

Гендиректор гандбольного клуба «Ростов-Дон» Антон Ревенко — о финансировании команды, эффекте олимпийского золота в Рио и итогах заседания совета по спорту
0
«Надеемся, что у нас будет Центр олимпийской подготовки»
Фото предоставлено пресс-службой гандбольного клуба "Ростов-Дон"
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В субботу женский гандбольный клуб «Ростов-Дон» провел первый домашний матч в Лиге чемпионов против венгерского «Дьора». Базовая команда сборной России считается одним из фаворитов турнира. В интервью корреспонденту «Известий» Алексею Фомину генеральный директор клуба и президент Федерации гандбола Ростовской области Антон Ревенко рассказал, какой бюджет у «Ростов-Дона», сравнил зарплаты главного тренера команды Яна Лесли с доходами Евгения Трефилова, а также поделился мнением о том, как поможет выступление президента Федерации гандбола России (ФГР) Сергея Шишкарева на совещании у Владимира Путина.

— Ажиотаж перед «Дьором» был сопоставим с тем, что было в городе перед встречей футбольного «Ростова» с мадридским «Атлетико»?

— Понятно, что популярность футбола и гандбола трудно сравнивать. Гандбол — технический более сложный вид спорта. Два ребенка идут из школы, могут поставить два ранца или портфеля, достать мяч и играть в футбол. В гандбол так во дворе не поиграешь, тем более вдвоем. Но в Европе гандбол очень популярен, в некоторых странах по многим показателям он уступает только футболу, но опережает баскетбол и волейбол. Приведу пример: в мае 2017 года финал гандбольной Лиги чемпионов пройдет в Кельне на 27-тысячной арене. В январе билеты на решающие матчи будет уже не достать. На своих домашних играх «Кельн» также собирает полные трибуны. Тогда как домашний стадион «Ростова» вмещает всего 15 тыс. зрителей, а аншлаги случаются не так часто.  

Если вы слышали выступление Сергея Шишкарева на госсовете, то он сказал, что на Олимпиаде в Рио-де-Жанейро по кассовым сборам гандбол был вторым после футбола. И это притом что сборная Бразилии вылетела в четвертьфинале. Но это не помешало гандболу показать такую посещаемость. Притом что билеты там были достаточно дорогие.

— Сейчас в России билеты на гандбол могут приносить хоть какой-то доход?

— Мы до нынешнего сезона были единственным российским клубом в мужском и женском гандболе, продававшим билеты, а не раздававшим их бесплатно. Сейчас первые шаги в этом направлении стала делать «Кубань». Мы понимаем, что на матчи Лиги чемпионов могли бы поднять цену, но сознательно не делаем это. Все-таки определенный круг болельщиков уже сложился, и не хочется бить им по карману в столь непростые времена. У нас сейчас по три игры в неделю в Лиге чемпионов и чемпионате России — это очень накладно для болельщика, особенно если на гандбол приходит целая семья.

— Что даст вашему клубу включение гандбола в Федеральную целевую программу, о чем Сергей Шишкарев попросил Владимира Путина на заседании госсовета?

— Насколько я знаю, у нас в Ростовской области 21 базовый вид спорта, в том числе гандбол. По результатам Олимпиады понятно, что руководители региона не ошиблись. По медальному зачету в Рио Ростовская область оказалась на третьем месте после Москвы и Подмосковья, опередив даже Санкт-Петербург и Татарстан. За счет чего? Шесть золотых медалей от гандбола. В 2009 году после победы сборной России на чемпионате мира в Китае с нашими Майей Петровой и Мариной Ярцевой в составе к нам пришло письмо от Виталия Мутко с предложением о создании в Ростове-на-Дону Центра олимпийской подготовки. Причем Виталий Леонтьевич гарантировал софинансирование, но тогдашнее руководство области не заинтересовалось этим проектом. Сейчас времена изменились, сменился губернатор. Мы очень надеемся, что у нас будет Центр олимпийской подготовки по гандболу. 

— В каких пропорциях «Ростов-Дон» финансируют его владельцы?

— Группа «Агроком» обеспечивает практически половину бюджета. «Ростсельмаш» — около 20 процентов, бюджет у нас немного плавающий. Остальную часть закрывают город и область. Как и остальные команды, мы участвуем в конкурсе на получение средств из казны. Спасибо Василию Голубеву (губернатору Ростовской области. — «Известия») за то, что нам на этот сезон добавили 15 млн рублей. Получается, от области в этом году нам выделяется 50 млн рублей — это существенный вклад.

— Говорят, что ваш клуб является самым богатым в российском гандболе. Какой общий бюджет «Ростов-Дона»?

— В этом сезоне в районе 250 млн рублей, в предыдущем — около 220 млн. При этом 70–75% бюджета — зарплаты игрокам, тренерам, персоналу, налоги. Остальное — организация перелетов, проживание, аренда дворца спорта, ДЮСШ. Что касается нашего статуса самых богатых, то такие вещи часто говорятся наобум. Чтобы оценивать, надо знать бюджеты других клубов, дабы их сравнить. Насколько я понимаю,  бюджет «Кубани» сейчас пока не определен. Они взяли много игроков из Астрахани и других клубов. Получился состав в 29 игроков. Сейчас «Кубань» уже его сокращает, оптимизируя расходы.

— Евгений Трефилов часто упоминал о финансовом превосходстве «Ростов-Дона», а однажды заявил, что страшно представить, сколько зарабатывает в клубе ваш главный тренер Ян Лесли.

— Я могу сказать Евгению Васильевичу, что ориентировочно знаю зарплаты тренерского цеха в России и за рубежом. И у Лесли нормальная зарплата. Вполне сопоставимая с той, которая у самого Трефилова, поэтому не стоит тут ничего придумывать.

— В прошлом сезоне ваш клуб проиграл не только четвертьфинал Лиги чемпионов «Бухаресту», но и финал чемпионата России «Астраханочке». Как вы можете это объяснить?

— В Лиге чемпионов мы проиграли будущему победителю. Мало кто ожидал от «Бухареста» такого, но затем они выиграли у главного фаворита — «Дьора» — на его площадке. Мы проиграли румынскому клубу с разницей в один мяч в обеих играх. Понятно, что задачи, которые стояли перед игроками, тренерами и руководством «Ростов-Дона», мы не выполнили. Но этому есть и объективные причины. Во-первых, физическое состояние игроков. В концовке сезона мы смотрелись не так легко, видимо, были допущены ошибки в предсезонной подготовке. Во-вторых, травма Кати Ильиной — нашего основного разыгрывающего. В-третьих, мы, помимо участия в чемпионате и Кубке России, Лиге чемпионов, также активно работали на сборную. На сборы Евгений Трефилов вызывал от шести до девяти игроков «Ростова», почти всю команду. Они отдавали там силы, в том числе в тяжелейшем олимпийском отборе в Астрахани, когда была добыта путевка в Рио.

— Когда у клуба будет новый дворец спорта, о котором говорил член попечительского совета Федерации гандбола России, спонсор ФК «Ростов» и ГК «Ростов-Дон» Иван Саввиди?

— Чем быстрее, тем лучше, но это зона действий других структур. Федерация гандбола России делает консолидированную заявку на чемпионат мира 2023 года. Россия будет бороться за право принять его у себя. Ростовская область будет также в этой заявке. Не финальные матчи, но одну из групп у себя принять мы сможем. Мы уже заявляем на этот турнир будущую арену. Рассчитываем подготовить ее в самом крайнем случае именно к 2023 году, но не откажемся, если дворец будет построен раньше. Потому что в нынешнем дворце есть свои неудобства. Гандбольная площадка у нас в одном здании с хоккейной ареной. Получается, зрители не всегда могут смотреть нас в тепле. 

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter и Instagram

Прямой эфир