Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Анатолий Кучерена: «Правду знаю только я и Сноуден»

Известный правозащитник — о неуловимом Эдварде, режиссерском доверии и ловле покемонов
0
Анатолий Кучерена: «Правду знаю только я и Сноуден»
Фото: ТАСС/Сергей Бобылев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В российский прокат выходит политический триллер Оливера Стоуна «Сноуден», снятый по мотивам книг «Файлы Сноудена: История самого разыскиваемого человека в мире» Люка Хардинга и «Время спрута» адвоката Анатолия Кучерены. «Известия» поздравили правозащитника с дебютом в амплуа голливудского сценариста и попросили ответить на несколько вопросов.

— Для начала расскажите, кто вас надоумил написать роман про Сноудена.

— Став адвокатом Эдварда, я не успевал отвечать на звонки. В том числе предлагали в соавторстве написать «хорошую историю для фильма». Но к чему делиться информацией, если можно безо всяких посредников написать книгу о Сноудене? Я дерзнул и сразу замахнулся на роман. Безусловно, мне приятно, что им заинтересовался Оливер Стоун.

— После такого соавторства вы можете стать членом гильдии голливудских сценаристов?

— Говорят, что я уже в каких-то файлах у них существую...

— И оговорили себе достойный процент отчислений?

— Мне даже и воевать не пришлось. У меня с голливудскими продюсерами были заключены два договора: на покупку прав по использованию книги и на процент с проката.

— Стоун обсуждал с вами сценарий фильма?

— Да. Оливер от меня ничего не скрывал. Все коррективы, вносимые в сценарий, были со мной согласованы. Надо отдать режиссеру должное: несмотря на почтенный возраст, он несколько раз прилетал из Лос-Анджелеса в Москву. Я его приглашал на борщ. Он очень любит пельмени и русскую кухню. В какой-то момент он попросил устроить ему встречу с Эдвардом. Захотел с ним познакомиться, чтобы лучше узнать своего героя.

— А как вы сами познакомились со Сноуденом?

— В июле 2013-го он около трех недель находился в санитарной зоне Шереметьево, был практически заблокирован... И обратился за помощью к администрации аэропорта. Попросил встречи с российскими правозащитниками и сказал: «Я неплохо жил, неплохо зарабатывал. Но я — тот самый человек, который до недавнего времени прослушивал вас, читал ваши сообщения. Наступил момент, когда мне это всё надоело, и я решил рассказать миру правду о безобразиях, которые творятся в США. Оказавшись здесь, я обратился в 21 страну мира, чтобы получить убежище».

На что я заметил, что он может обратиться по вопросу получения убежища только к стране пребывания. Мы с ним обсудили эту тему, а через пару дней он уже позвонил мне в офис и пригласил стать его адвокатом.

— Коллеги Сноудена считают его предателем?

— Я старался не задавать такие вопросы, это деликатная тема. У каждого из его друзей и сослуживцев может быть свое мнение. Надо понимать, что свой поступок он совершил прежде всего исходя из собственных убеждений.

— Он такой смелый или просто решил войти в историю?

— Смелый. Если бы Эдвард хотел войти в историю, он бы делал всё, чтобы не сходить с экранов телевизоров. Но он там не появляется. Сноуден — человек принципиальный, и в том, что своим принципам он не изменяет, я убедился.

— Сноуден умеет как хранить, так и раскрывать тайны. Как он отнесся к тому, что будет разоблачен и в книге, и в кино?

— А ему неважно. Он прекрасный специалист в области IT-технологий, и его жизнь именно в этом. В остальном он полагается на ремесло художников. В свою очередь, я прекрасно понимал, с кем работаю. Как адвокат я не имею права публиковать сведения, сообщенные мне доверителем. Поэтому был написан роман, в котором все совпадения случайны. Правду знаю только я и Сноуден.

— Где сейчас Сноуден?

— В России.

— Он находится в зоне программы защиты свидетелей?

— Нет. Он под нее не подпадает. Сноуден — самый разыскиваемый человек в мире. Его до сих пор ищут спецслужбы. Эдвард считает, что его незаконно преследуют. Мы до сих пор не знаем, в чем его обвиняют — не получали таких документов.

— Его обвиняют в краже файлов. Разве нет?

— Ну так предоставьте письменное обвинение. Иначе как человек может себя защищать?

— Сообщив о месте пребывания Эдварда, можно получить вознаграждение?

— Нет. ЦРУ до сих пор не объявляло никаких вознаграждений. Так что нашим гражданам, думаю, это неинтересно. Эдвард ходит по улицам, посещает магазины, театры. Проблем у него нет. Просто он принимает необходимые меры безопасности.

— Российский паспорт у него есть?

— У него есть вид на жительство в России. Это другой документ. Гражданства США его не могли лишить, а вот паспорт они ему аннулировали.

— Он устроился на работу?

— Конечно. По профилю.

— А русский язык выучил?

— Учит. Пока я с ним общаюсь через переводчика.

— На премьеру фильма ваш герой придет?

— Может, и придет.

— Живя в России, где много красивых девушек, он не нашел себе подругу?

— У него есть любимая девушка, с которой он много лет встречался в Америке. Теперь она приезжает к нему сюда.

— Сноуден открыл ящик Пандоры. Что будет дальше?

— Ящик открыт, но нам с вами лучше туда пока не заглядывать.

— Мы не то что заглянули, а залезли в него — благодаря соцсетям.

— Что такое соцсети? Это — портрет, привычки, вкусы, слабости отдельно взятого человека. Эдвард считает, что пользователь сам должен принимать решение, как себя там вести. И помнить, что если он стремится занять важную должность, за ним точно наблюдают спецслужбы. Им это не составляет труда. Вот сейчас многие гоняются за покемонами. Как раз — пример психоза, созданного, чтобы управлять людьми.

— Покемоны — тоже происки ЦРУ?

— Можете даже не сомневаться. Благодаря этой игре люди собираются в группы, бегают по городу, ищут этих самых покемонов. Толпу трудно остановить. Зато ею просто управлять. Так что не ведитесь на провокации.

Адвокат, писатель, педагог

За годы адвокатской практики Анатолий Кучерена представлял многочисленных доверителей, среди которых Никита Михалков, Иосиф Кобзон, Юрий Любимов, Юрий Яковлев и др. Автор монографий, публикаций, научных и научно-методических трудов (всего более 90). Специалист по теме терроризма (двухтомник «От государственного террора к эре милосердия» и публицистика «Право силы и бессилие права»).

Комментарии
Прямой эфир