Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Недавнее решение французского Верховного административного суда отменить запрет носить на пляжах мусульманский купальный костюм для женщин, именуемый «буркини» (от слов «бурка» — женская верхняя одежда и «бикини»), вновь обострило давнюю полемику о том, до какой степени европейское общество готово принимать элементы религиозной культуры, привносимой мигрантами и переселенцами с Востока.

На первый взгляд создается впечатление, что такого рода запреты, равно как и возникающий по этому поводу информационный шум, — это своего рода преувеличение, «гротеск», как высказалась на этот счет английская газета Guardian. Ведь что плохого или опасного в том, что несколько девушек купаются в море в костюмах, которые, по правде говоря, мало отличаются от водолазных скафандров?

Но, к сожалению, это только на первый взгляд. На самом же деле эта дискуссия носит весьма серьезный характер и высвечивает вопросы, чрезвычайно болезненные для французского общества.

Дело в том, что кризис — или, может быть, даже начало более серьезных столкновений — развивается на «поле битвы», которое  намеренно было выбрано исламистами во Франции именно из-за кажущейся несерьезности темы, которая тем не менее позволяет им использовать определенные противоречия демократического общества. Одни убеждены, что имеют полное право надевать то, что им нравится, другие в не меньшей степени убеждены, что имеют полное право на защиту от вторжения чужеродных ценностей в привычный повседневный уклад.

Люди, придумавшие очередной повод взбудоражить общественное мнение, на сей раз с помощью такой, казалось бы, мелочи, как купальник, фактически развили тему инцидентов на Корсике, когда буркини привели к столкновениям между коренными жителями и арабами. Эти столкновения привели к тому, что администрации нескольких курортных городков на юге Франции ввели запрет на буркини. Мотивы городских властей можно понять: они стремились успокоить население, напряженное и раздраженное после терактов 14 июля в Ницце.

В результате авторам затеи удалось попасть в самое больное место: колоссальные проблемы миграции, так и не получившие своего решения, теракты в разных регионах Франции, в которых с января 2015-го погибло 230 человек. Плюс ко всему в 2017 году грядут выборы — сперва президентские, а сразу за ними и парламентские.

Тут-то все и попались в ловушку исламистов, цель которых заключается в том, чтобы ввести приоритет собственных законов, отражающих их понимание ислама, перед законами и обычаями принимающей страны. Большинство политиков, вплоть до французского премьер-министра Мануэля Вальса, высказали свое мнение, или по крайней мере то мнение, которое казалось им самым выигрышным с учетом будущей избирательной кампании.

Премьер поддержал мэров, которые ввели запрет на буркини. Но в его правительстве с ним не согласились. Против премьера выступила министр образования, женщина марокканского происхождения. Многие ассоциации и соцсети, преимущественно социалистического толка, в большинстве выступили за свободу одежды и против решений муниципалитетов. Хитрые исламистские тролли и активисты начали приводить аргументы о том, что это мода для женщин, которые не очень довольны своей фигурой. Некоторые заговорили о том, что только так этим женщинам-мусульманкам позволено купаться и что запрещать им это — негуманно.

Начавшись с вопроса о буркини, спор перешел на куда более масштабные темы об идентичности и приоритете законов республики или ислама в его салафитском толковании! Похоже, стремясь навести новые порядки сперва в своей общине, а затем, наверное, и во всей стране, исламистские организации блестяще использовали противоречия между принципами демократического общества.

И сам премьер-министр, и депутаты, и сенаторы, которые его поддержали, уже сошлись во мнении, что эта «водолазная кампания» нацелена на французский образ жизни и статус женщины во Франции и в Европе.

Но здесь возникла новая проблема: мэры 30 городов, отказавшиеся исполнять решение Верховного суда и отменить запрет на буркини, поставили себя в некотором смысле вне правового поля. В этой же струе находится и Николя Саркози, который только что объявил о своем желании снова баллотироваться на пост президента и настаивает на сохранении запрета. Зато главный конкурент, Алэн Жюпе, имеющий близкие отношения и с американцами, и с катарцами, выступил за то, чтобы разрешить паранджу, причем мотивировал свое решение необходимостью следовать принципам демократии.

Такое положение — просто подарок исламистам, которые, конечно, используют его, чтобы доказать, что республиканские светские законы ничего не стоят.

При этом совершенно очевидно, что споры политиков — не только «гротеск»: под, казалось бы, несерьезным предлогом ставятся серьезные вопросы выбора общественных ценностей. Эти дискуссии имеют важнейшие политические и социологические последствия.

Вместе с тем примечательно, что единого мнения по этим чувствительным вопросам не наблюдается и среди французских мусульман. Конечно, Ахеда Занетти, ливано-австралийская изобретательница буркини, радуется, что благодаря скандалу во Франции сильно выросли продажи ее продукта. Но при этом все понимают, что в данной ситуации речь идет об организованной провокации. Несколько мусульманских организаций и интеллектуалов выступили в поддержку решения «мятежных» мэров.

Что же касается тех мусульманских девушек, которые оказались вовлечены в эту провокацию, то приходится констатировать, что в конце концов они могут оказаться в числе обманутых. Некоторые из них считают, что благодаря буркини они могут ходить на пляж, не нарушая свою веру. Можно, конечно, задаться вопросом, а как они ходили на пляж раньше и почему в Марокко девушки борются за право купаться в бикини, не будучи при этом атеистками? Но это не самое главное. Конечно, хотелось бы, чтобы такие вопросы не возникали и чтобы каждый мог одеваться, как хочет.

Но главная проблема в данном случае заключается в том, что эти девушки не всегда знают, что на самом деле салафиты считают развратом любое женское купание — не важно, в буркини или в обычном купальнике. И при определенном стечении обстоятельств доверчивые девушки-мусульманки могут стать первыми жертвами исламистов. Как обычно.

Все мнения >>

Комментарии
Прямой эфир