Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Россия и Великобритания должны действовать сообща»

Теневой министр энергетики и изменения климата Великобритании Барри Гардинер — об отношениях Москвы и Лондона, пустых обещаниях сторонников Brexit и необходимости координации действий по Сирии
0
«Россия и Великобритания должны действовать сообща»
Фото из личного архива
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

После назначения Терезы Мэй на пост премьер-министра Великобритании остается немало вопросов, касающихся процесса Brexit, внешнеполитического курса страны и отношений с Россией. Теневой министр энергетики и изменения климата Великобритании Барри Гардинер рассказал корреспонденту «Известий» Анне Халитовой о работе правительства по выходу из ЕС, окончании вражды между Великобританией и РФ, необходимости снятия антироссийских санкций, координации действий по Сирии и предвыборной гонке в США.

 Считаете ли вы, что при Терезе Мэй отношения между Россией и Великобританией изменятся?

— Надеюсь, что отношения между Россией и Великобританией улучшатся. Тереза Мэй — очень предусмотрительный и внимательный политик. Надеюсь, она не поддастся риторике, а будет отталкиваться от фактов и поймет, что в основе отношений наших стран должны лежать как национальные, так и глобальные интересы.

В мире есть проблемы, которые ни Россия, ни Великобритания с Западной Европой не смогут решить в одиночку. Мы должны действовать сообща. Одной из таких проблем, несомненно, является Сирия и всё, что там происходит.

Второй проблемой, на мой взгляд, является изменение климата. Я был рад узнать, что 2017 год в России станет Годом экологии. Надеюсь, это означает, что в области предотвращения изменения климата в вашей стране будет достигнут реальный прогресс. 

— Тем не менее недружественная риторика Терезы Мэй указывает на то, что курс на противостояние продолжится.

— Не вижу никаких причин для продолжения конфронтации. Следует понимать, что Запад, вероятно, чувствует «российскую угрозу» так же часто, как Россия чувствует, что находится под угрозой со стороны Запада. Кризис на Украине — хороший тому пример.

Не думаю, что сейчас подходящий момент для того, чтобы поддерживать Украину в ее желании вступить в Евросоюз. Похожая ситуация и с Турцией — я полагаю, что подобные действия рассматриваются как желание противостоять России. Нам же следует пытаться ослабить напряженность, но никак не наращивать ее. Мы нуждаемся в гораздо более глубоком понимании страхов и опасений друг друга.

 Не считаете ли вы, что Мэй намеренно затягивает процесс выхода Великобритании из Евросоюза?

— Заняв пост премьера, Тереза Мэй назначила трех министров, в чьи обязанности входит заниматься выходом из ЕС. Все трое — сторонники Brexit. Таким образом, их задачами стало то, что ранее было их же обещаниями. Можно сказать, что этот ход был очень разумным с ее стороны, поскольку назначить на такие сложные и ответственные должности людей, поддерживающих Brexit, — это справедливо.

Тереза Мэй сказала, что нельзя игнорировать желания британского народа. Ведь в действительности референдум показал, что общество разделилось: 52% проголосовали за выход из ЕС, а 48% — за то, чтобы остаться.

Думаю, перед тем как запустить статью 50, позволяющую стране официально начать процесс переговоров по выходу из ЕС, британскому обществу следует убедиться, что новые отношения с Евросоюзом такие, какие им сулили приверженцы Brexit. Многое было обещано, но лишь малая часть исполнена. Сторонники Brexit объясняют это тем, что их неправильно поняли. Так, сторонниками выхода страны из ЕС было дано печально известное обещание — плюс £350 млн в неделю в фонд Национальной службы здравоохранения. И многие люди, поддерживающие Национальную службу здравоохранения, являющуюся учреждением, которым в Великобритании очень гордятся, посчитали такую причину веской для выхода из ЕС. Но сейчас все, кто говорил об этом, утверждают, что таких заявлений не было.

 Какой реакции ждать от Шотландии и Северной Ирландии после Brexit?

— Северная Ирландия и Шотландия находятся в различных ситуациях. Большинство политиков и жителей Северной Ирландии не желают видеть каких-либо изменений в отношениях с Великобританией. Белфаст стремится и дальше поддерживать «мягкую» границу с Дублином. Считаю, что это выполнимая задача.

Шотландия находится в несколько ином положении, поскольку у власти стоит Шотландская национальная партия, выступающая за независимость. Таким образом, партия будет использовать каждую возможность для ее достижения. Референдум по Brexit также стал поводом. На мой взгляд, это не лучший исход. Искренне верю, что Шотландии и Великобритании нужно оставаться единым целым.

 Будут ли сняты антироссийские санкции после Brexit? 

— Это не такая вещь, которую легко предсказать. Думаю, это будет зависеть не только от позиции правительства Великобритании или же ЕС, но и от России. Скоро в вашей стране пройдут выборы, и я надеюсь, что новый парламент справится с этой задачей. Когда в отношения между странами вмешиваются санкции, ответственность лежит на обеих сторонах. И если у обеих сторон есть желание преодолеть эти трудности — следует сотрудничать. Как я говорил, в мире существуют такие проблемы, с которыми не справиться в одиночку. Но это не значит, что международные нормы не должны соблюдаться.

 Как вы оцениваете действия международной коалиции в Сирии под эгидой США?

— Считаю, что нам необходимо основываться на ограниченном сотрудничестве. Очевидно, что в борьбе с ИГИЛ (деятельность организации запрещена на территории РФ. — «Известия») мы имеем общие интересы, выражающиеся в победе над терроризмом. Ситуация усложняется тем, что некоторые участники конфликта в равной степени противостоят как режиму, так и боевикам.

Мы должны найти путь, при котором в Сирии будет установлен стабильный режим, а ИГИЛ будет уничтожено раз и навсегда. 

 Есть ли необходимость в создании всеобъемлющей коалиции по Сирии, о которой заявлял ранее президент России Владимир Путин?

— Я знаю, что это было предложено, но сейчас следует обозначить конкретные задачи для достижения общей цели. Тогда она может осуществиться.

 Как вы оцениваете предвыборные кампании в США? 

— Комментировать выборы не в своей стране — деликатный вопрос. Но в данном случае могу сказать, что меня привели в ужас некоторые высказывания Дональда Трампа. Тактичнее всего было бы назвать их ксенофобией, но, пожалуй, наиболее точное описание — распространение расизма. На мой взгляд, ему не хватает того достоинства и авторитета, которым должен обладать политик, стремящийся занять президентский пост. Любой, кто стремится возглавить страну, должен стремиться возглавить и весь народ вне зависимости от расы, пола и религии. Но судя по тому, как ведет себя Трамп, он не такой человек.

 А как вы оцениваете шансы кандидата от Демократической партии Хилари Клинтон?

— У нее большой опыт как в дипломатии, так и в политике. Она понимает, какое давление будет оказываться и какая ответственность будет возложена на нее. Я уверен, что она — подходящая кандидатура на пост президента США.

Комментарии
Прямой эфир