Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Высшее образование в России становится социальной нормой

Ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов ответил на вопросы корреспондента «Известий»
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Недавно вице-премьер Ольга Голодец заявила, что 65% россиян не нуждаются в высшем образовании, а количество людей, получающих диплом, будет уменьшаться. При этом статистические данные говорят о том, что доля высшего образования только растет, причем такая ситуация характерна не только для России. Каково качество этого образования, нужно ли останавливать процесс его роста и закрыть дорогу в вузы троечникам? На вопросы корреспондента «Известий» Наталии Беришвили ответил ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов.

— В России последние 15 лет очень не хватает квалифицированных рабочих рук, но большинство выпускников школ пытаются поступить в вуз. С чем это связано? Ведь уровень безработицы среди людей с высшим образованием очень высок.

— Высшее образование во многих странах становится социальной нормой, Россия — не исключение. Высшее образование стало потребностью, социальным императивом для большинства наших граждан. И это большинство постоянно растет.

За ростом числа студентов стоит понятное желание людей повысить свой социально-экономический статус: обучение позволяет претендовать на большие возможности трудоустройства и более высокую оплату труда. Выпускники вузов в среднем получают значительно более высокую зарплату по сравнению с теми, кто окончил только школу. Это так называемая премия за образование. Премия за высшее образование в России превышает 60%, а вот за среднее профессиональное составляет не больше 10%. Именно поэтому люди продолжают вкладывать собственные средства в получение образования. Было бы странно предположить, что сотни тысяч людей ежегодно совершают экономически и социально ошибочный выбор.

— В Сингапуре и в Шанхае купить машину может далеко не каждый. А в Лондоне еще недавно был ограниченный въезд в центр города. Может, и в сфере высшего образования нужны ограничения? А то ведь скоро и работать некому будет.

— Вас могут лишить прав за опасную езду, но вашего права владеть своим автомобилем это не отменяет. То, что в крупнейших мегаполисах вынуждены повышать для граждан цену владения автомобилем чуть ли не в два раза — через транспортный налог, через покупку дорогущей лицензии на номер, позволяющий ездить в городе, — ограничение, но не запрет на машину. Пожалуйста, за город никто не запретит тебе ездить.

Похоже, наверное, обстоит дело и с высшим образованием. Получать его как культурный капитал, как социальный капитал может, наверное, каждый. Никому из нас не станет хуже, если водитель такси заговорит с вами о Шекспире, а официант сможет объясняться на трех языках. Лучше станет. Безопаснее, не только приятней. Более образованный человек реже создает риски для окружающих.

Приход людей с высшим образованием даже на «обычные» рабочие места, не требующие высоких профессиональных компетенций, приводит к повышению культуры и производительности труда. В первую очередь — в сфере услуг, которая составляет до 70% современной экономики. Но, что еще более важно, высокий уровень образования в стране делает ее привлекательной для инвестиций, обеспечивает возможность быстрой технологической модернизации. Думая о высшем образовании, надо думать о той экономике, которая не за стенами, а о той, которая будет через 10 лет.

— Российские студенты часто берут образовательные кредиты?

— Да, в «Вышке» это примерно несколько сот человек в год. Но это совсем другой контингент. Средний «платник» в «Вышке» или, скажем, в МГИМО — это человек с 75–80 баллами из 100 возможных. Человек, который отказался от бюджета в хорошем вузе. Недаром между качеством учебы наших бюджетных и платных студентов практически нет разницы.

Более подробно читайте в эксклюзивном материале газеты «Известия»:

«К 2018 году заработает система оценки профессиональных квалификаций»

Комментарии
Прямой эфир