Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Вперед к забытым комбинатам

0
Вперед к забытым комбинатам
Фото: РИА Новости / Александр Ковалев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Единая Россия» предлагает возродить учебно-производственные комбинаты, существовавшие в советское время. «Известия» узнали, кому и какие рабочие специалисты нужны в современной России.

В предвыборной программе «Единой России» в разделе «Умная сила и культурное лидерство» есть следующий пункт: «создать в крупных городах многопрофильные колледжи с гибкими образовательными возможностями и форматами для молодежи и взрослых». «Важно возродить интерес к рабочим профессиям и вернуть им былой престиж, — говорит Владимир Бурматов, член генерального совета партии и первый заместитель председателя комитета Госдумы по образованию. — Системная профориентация школьников должна начинаться с 5–6-х классов. Необходимо рассмотреть возможность возрождения системы учебно-производственных комбинатов, существовавших в советское время, но на современной технической и информационной базе. Высшее образование давно не является единственным социальным лифтом, и система среднего профессионального образования (СПО) должна создавать дополнительные возможности для инвалидов и для детей из неблагополучных и малообеспеченных семей».

Парламентарий напомнил, что президент России Владимир Путин поставил задачу по созданию в России 25 млн высокотехнологичных рабочих мест. Обеспечить эти места квалифицированными кадрами — задача, которую должна помочь решить система СПО. Для этого необходимо не только создать и развивать современные многопрофильные колледжи во всех регионах страны, но и усилить практическую составляющую обу­чения, приблизить подготовку кадров к потребностям конкретных производств и предприятий. «Ситуация, когда первое, что слышит выпускник техникума, придя на производство, — это слова о том, что все, чему его учили до этого, нужно забыть, должна остаться в прошлом», — резюмирует Владимир Бурматов.

Что собой вообще представляют учебно-производственные комбинаты (УПК)? В СССР они появились в середине 1970-х годов и помогали старшеклассникам получить начальную профессиональную трудовую подготовку. Тогда учащиеся старших классов общеобразовательных школ были обязаны четыре часа в неделю заниматься профессиональным обучением и еще столько же — «общественно полезным трудом». Для этого один день в неделю старшеклассники занимались не в школе, а в УПК. По окончании обучения ученики сдавали квалификационные экзамены и получали свидетельство об освоении трудовой специальности. Набор специальностей, по которым проводилось обучение, согласовывался органами местного самоуправления.

В современной России УПК как таковых нет, отчасти их роль на себя взяли учреждения среднего профессионального образования (колледжи, техникумы), которые занимаются подготовкой представителей рабочих специальностей и подготовкой специалистов среднего звена. Принципиальное отличие УПК от техникумов и колледжей заключается в том, что первые входили в систему школьного обучения, дополняли реализацию стандартов школьного образования и финансировались за счет средств муниципалитетов. Современные средние профессиональные учреждения финансируются в основном из региональных бюджетов, в них могут учиться школьники не только из одного конкретного населенного пункта, но со всей области и со всей России.

«Для того чтобы заново запустить систему УПК, потребуется сначала создать всю необходимую инфраструктуру: построить новые учебные корпуса, оборудовать в них специальные помещения, — говорит Ираида Ласкина, директор техникума им. С. П. Королева в городе Королеве Московской области. — На мой взгляд, нужно возрождать не УПК как таковые, а преподавание технологии в среднем звене школы в целом. Проблема в том, что такого предмета, как «технология», в большинстве современных школьных учреждений нет вообще».

Интересно, что разделение уровней образования на «школу», «техникум» и «вуз» в большинстве стран отсутствует вовсе. Согласно международной практике, образование делится только на два уровня — общее образование (general) и профессиональное (professional). Наше «среднее профессиональное» при таком подходе рассматривается как часть «общего» образования. По словам Марка Аграновича, руководителя центра мониторинга и статистики образования Федерального института развития образования, половина школьников в других странах после окончания основного этапа обу­чения уже имеют на руках сертификат, который признается и ценится на рынке труда. В итоге такие выпускники чувствует себя намного увереннее, чем российские школьники, которые спустя 9 или 11 лет обу­чения могут только или пойти учиться дальше, или устроиться разнорабочими на самую низкооплачиваемую работу.

«Дипломы средних профессиональных учреждений должны иметь реальный вес на рынке труда, — говорит Марк Агранович. — Любая профессиональная подготовка для тех, кто не хочет поступать в вуз, — это более чем полезное дело. После окончания заведения среднего профессионального образования молодым людям должна присваиваться конкретная специализация. Чем в этом случае может помочь УПК? На мой взгляд, возрождать их — это странная идея, которая будет иметь вес только в том случае, если учебные комбинаты будут работать в тесной связке с уже существующими техникумами и колледжами».

Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) сообщает, что в России 60% населения имеют среднее или высшее образование, а 40% современных выпускников 9-х классов продолжают обучение в системе среднего профессионального образования. Более того, количество желающих продолжить обучение не в вузе, а в техникуме или колледже растет с каждым годом.

По данным опроса (в нем приняли участие 1,5 тыс. человек со всей страны), проведенного в мае и июне исследовательским центром портала SuperJob, лишь у 48% родителей выпускников дети в этом году будут поступать в вузы. Для сравнения, в 2010 году таковых было 80%. Обучение в «средних» учебных заведениях продолжат дети четверти опрошенных (шесть лет назад так ответили только 8%), 21% респондентов на момент опроса еще не приняли окончательного решения о будущем детей, и только у 1% дети сразу после школы пойдут работать. Чаще остальных в колледжи и училища планируют поступать дети из семей с невысоким уровнем дохода (до 25 тыс. рублей в месяц). Выпускники, поступающие в техникумы и училища, чаще всего хотят стать фельд­шерами, программистами, юристами, учителями, поварами, дизайнерами, автомеханиками, строителями, бухгалтерами, спасателями и парикмахерами.

Принято считать, что в колледж или техникум поступить проще, чем в вуз, однако это не так. Владимир Прохоренко, директор колледжа при Государственном университете морского и речного флота имени адмирала С. О. Макарова, говорит, что в прошлом году конкурс при поступлении в среднем составлял четыре человека на место. «Из года в год конкурс увеличивается, к нам поступают не только молодые люди, но и девушки, — рассказывает Владимир Прохоренко. — Большой конкурс на береговые специальности, как раз туда охотно поступают девушки. Средний балл в аттестате для успешного поступления должен быть точно не меньше четырех, а то и больше. С чем связан такой интерес? Наверное, с тем, что «рабочий» диплом сейчас ценится на уровне диплома вуза, и с тем, что для поступления в вуз после окончания колледжа сдавать ЕГЭ не нужно».

Кому проще найти работу по специальности: выпускникам средних профессиональных заведений или выпускникам вузов? По данным портала Career.ru, в прошлом году на рынке труда чаще всего требовались молодые специалисты с экономическим образованием — это требование указывалось в 37% всех российских вакансий. В четверти вакансий указывалась необходимость технического образования, а в 9% вакансий — юридического образования. За год увеличилась потребность в специалистах, имеющих экономическое образование, а вот доля вакансий, в которых указывалась необходимость технического и юридического образования, снизилась. В первой половине 2016 года ситуация не поменялась.

Другие данные предоставила служба исследований HeadHunter, которая узнала у молодых специалистов и студентов, чего они ожидают от ситуации на рынке труда во II квартале 2016 года. В целом молодые люди не ждут позитивных изменений относительно своего положения на рынке труда, но также не ожидают и резкого ухудшения ситуации. Индекс сложности с поиском работы, индекс критичности поиска работы и индекс успеха трудоустройства в течение последних трех месяцев не претерпели никаких изменений, зато... вырос индекс готовности снизить свои зарплатные ожидания! Платят молодым специалистам и так не очень много. В марте 2016 года средняя зарплата специалистов начального уровня в России, по данным банка данных заработных плат HeadHunter, составила 25 тыс. рублей, при этом оклад был равен 21 тыс. рублей. В Москве на старте карьеры самая высокая зарплата, которую предлагают работодатели, — у финансистов и экономистов — 45 тыс. рублей. Самые низкие стартовые зарплаты в Москве предлагают работодатели в сфере гостеприимства и на производстве — 23 тыс. и 25 тыс. рублей соответственно.

Юрий Наконечный, заместитель председателя Российского профсоюза студентов, говорит, что, несмотря на не очень позитивную ситуацию на рынке труда в целом, ребятам с «рабочими» специальностями найти работу легче. «Я сам когда-то закончил энергетический колледж, и у меня была реальная возможность пойти работать по специальности, поэтому я знаю, о чем говорю, — отметил эксперт. — В стране сейчас кризис рабочих рук, как бы шаблонно это ни звучало. Молодые люди, которые грезят о карьере бизнесмена или политика, часто забывают, что таких специалистов и так уже предостаточно, а вот столяров, токарей, плотников и электромехаников не хватает. На мой взгляд, помогать молодым людям самоопределиться и найти работу с подходящим окладом должны центры занятости, которые в последнее время превратились в своего рода последние инстанции, обращаться в которые считается абсолютно бесперспективным делом. Такого быть не должно, центры занятости реально могут и должны помогать найти работу молодым специалистам с любым образованием».

Комментарии
Прямой эфир