Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Человек противоречив, спорен и непоследователен. С одной стороны, это прекрасно, ведь именно эти качества человека движут прогрессом. С другой стороны, периодически доходит до смешного.

На днях основатель социальной сети Facebook Марк Цукерберг опубликовал в Instagram пост, посвященный очередным успехам этого странного сервиса по публикации фотографий. Очередные миллионы посетителей в месяц и в день — это прекрасно. Но на заднем плане опубликованной фотографии Цукерберга виден ноутбук MacBook Pro, фронтальная камера на дисплее которого заклеена скотчем.

Я даже не стану обсуждать тут паранойю компьютерного специалиста, считающего, что камеру компьютера можно включить так, чтобы рядом с ней не загорелась лампочка. Я вполне могу поверить, что можно. Современные чипсеты, на которых строятся компьютеры, настолько сложны, что уследить за всем, что туда встроил производитель, практически невозможно. Да взять хотя бы таинственный микроконтроллер Management Engine в чипсетах Intel, про который известно лишь то, что он может всё, а что именно — неизвестно.

Нет, оставим в покое паранойю. Я о когнитивных несоответствиях.

Вот перед нами человек, который создал глобальный механизм, основанный на открытости и прозрачности. Сотни миллионов людей, и от каждого требуется настоящее имя. До Цукерберга тоже существовали социальные сети, но никто и никогда не требовал раскрытия анонимности. Анонимность считалась нормальной.

Facebook же изначально потребовала честности. Она изначально исходила из того, что человеку, который в ней регистрируется, скрывать от других подписчиков нечего.

Природа такого решения хорошо показана в кинокартине Дэвида Финчера «Социальная сеть». Facebook изначально создавался ни для чего другого, кроме как для знакомств студентов на почве взаимного сексуального интереса. Тогда, на заре, Facebook была вроде Tinder. Это уже потом парадигма сменилась, но тогда потенциальные сексуальные партнеры должны были знать друг о друге. Иначе могло бы нехорошо получиться.

И вот этот вот самый парень, научивший человечество новой публичности и наглядно показавший, насколько на самом деле невелика наша с вами планета, заклеивает камеру своего ноутбука в беспомощной попытке защитить свою жалкую частную жизнь от пристального внимания беспощадного глобального социума!

Тогда зачем все это было делать-то, Марк?!

Зачем было создавать механизм глобальной деанонимизации? Лучше бы, как Павел Дуров, создавал механизм анонимизации.

А то получается так: люблю быстро ездить на мотоцикле по дорогам общего пользования. Всё бы хорошо, но мешают автомобили. Чтобы обезопасить себя, газую для привлечения внимания, а также мигаю фарами. Ну и, конечно, защитный костюм и дорогой шлем. Мысль перестать быстро ездить вообще не приходит.

Люблю вещества. Изучаю их по науке, читаю статьи в интернете. Подхожу к делу ответственно: одноразовые шприцы, проверенные дилеры, самостоятельный синтез. Мысль перестать принимать вещества не приходит.

Нравится ездить на футбольные чемпионаты. Чтобы не огрести от фанатов противоположной команды, качаюсь, изучаю приемы, имею кастет. Мысль перестать ездить на футбольные чемпионаты никак не приходит.

Существует только один надежный способ оградить себя от внимания пользователей сети интернет — не быть пользователем сети интернет. Боишься камеры в ноутбуке — не пользуйся ноутбуком. Потому что даже если ты заклеишь камеру или даже, как Эдвард Сноуден, выковыряешь ее из устройства с помощью инструментов, это всё равно не защитит тебя, потому что разнообразных детекторов в этом современном устройстве столько, что ты обо всех даже не знаешь. На кастет найдется нож, дилер однажды обманет, а мотоцикл наедет на разлитое Аннушкой масло.

Впрочем, всё это невеликие истины. Они очевидны.

А вот что совсем не очевидно — так это куда нас всех с вами может завести такой вот владелец социальной сети, которой мы доверяем все наши связи. Нет, я не совсем о том, что Цукерберг может кому-то продать о нас информацию. Разумеется, он ее продает, в этом и состоит бизнес Facebook. Да и мы, доверяя данные о себе социальной сети, должны отдавать себе отчет в том, что эта информация о нас больше не наша.

Но эту информацию — жалко. Однажды на место создателей LiveJournal тоже пришли «своеобразные люди», и выстроенное годами коммуникативное поле разрушилось. Людям пришлось валить на Facebook — не по собственной воле, а просто потому, что надо было это поле куда-то перенести. Но LiveJournal хотя бы позволял сохранить архивы своих журналов. А Facebook этого не позволяет. Всё, что мы ей скормили, она поглощает, переваривает и выделяет наружу уже по своим собственным правилам, совершенно недоступным нам, простым смертным.

И уж поскольку только что выяснилось, что Марк Цукерберг, судя по всему, тоже «своеобразный человек», то вполне может быть, что однажды нам придется валить и с Facebook. Пока еще совсем не понятно — куда. Но сейчас уже совершенно точно понятно, что ни с чем.

Все мнения >>

Комментарии
Прямой эфир