Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Хелависа: «Всегда хотела сделать штуку про космическую любовь»

Лидер группы «Мельница» — об электронных пулеметах, святом Августине и о том, чем концерт похож на университетские лекции
0
Хелависа: «Всегда хотела сделать штуку про космическую любовь»
Фото: Кирилл Зыков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Группа «Мельница», выпустившая один из самых ярких альбомов года — «Алхимия», начинает финальную часть российского тура. После выступлений на Дальнем Востоке последует вояж по Сибири. Накануне путешествия с лидером «Мельницы», певицей и арфисткой Хелависой (Натальей О’Шей) встретился обозреватель «Известий».

— Как бы вы охарактеризовали публику, слушающую вас вдали от столиц?

— Как обычно — публика у нас очень разная. Приятно, что уже с первой половины тура народ знал песни новой пластинки наизусть, зрители в Москве и Петербурге готовили флешмобы, а теперь и остальные города к ним присоединились. Но есть чувство, что мы только начали катать тур, а он, оказывается, уже близок к завершению. Кстати, надо сказать, что тур полон приключений. Чего стоит эпизод, когда гитары улетели вместо Ульяновска в Киев!

— Если разбить историю группы на этапы, можно ли говорить, что «Алхимия» — не этап, а отдельная философия? В чем ее суть?

— Хотелось бы думать, что это пластинка о любви, свободной в принципе от всего: жажды обладания, расстояний, времени, смерти. Августинианский такой посыл получился. Я всегда была поклонницей Августина, наверное, всегда хотела сделать какую-то штуку про космическую любовь.

— Довольны тем, как принимают?

— Получилось лучше, чем мы ожидали. Было заметно, что даже скептиков альбом пробрал до слез. Конечно, позже начали появляться более инертные слушатели, которые пластинку «не расслушали», но первое впечатление почти всегда самое верное. Достаточно быстро выделились песни-фавориты, например «Прощай», но хорошо, что и очень страшная и важная «Война» достучалась до слушателей своими электронными пулеметами.

Конечно, не обошлось без курьезов. До сих пор прилетают вопросы типа: «Только мне кажется, что у песен «Никогда» и «Дредноут» есть что-то общее?». Да, ребята, у них одна и та же мелодия, мы тут играем в Pink Floyd и «Калинов Мост».

— Как правило, выпускающая компания просит «присластить» альбом хитами, которые можно заявить на радио. 

— Нам повезло. Лейбл никогда не давит на нас в плане создания хитов, только вносит пожелания относительно порядка появления песен в радиоротации. Вот с «Алхимией» сразу было понятно, что первой в эфир пойдет «Прощай».

— В таком случае насколько вы зависимы от такого фактора, как признание? Если зритель не примет программу, то перестанет ходить на концерты, придется искать компромисс. Чем вы готовы поступиться?

— Работая над песнями, мы слушаем только себя. Когда приходит черед компоновки трек-листа альбома, может возникнуть мысль: «О, что-то у нас многовато медляков, надо бы написать еще один «боевик». Но это не значит, что я сижу и думаю: где же текст и музыка для боевой песни? Работа идет своим чередом. Так, по ходу процесса у нас с Сергеем Вишняковым соткался романс «Список кораблей» — совершенно не то, что требовалось, а потом, наконец, случился довольно резвый «боевик» для новой пластинки. 

А вот в плане составления концертной программы мы обязаны учитывать самочувствие аудитории. Какие песни она воспримет с энтузиазмом, будет подпевать, прыгать? На каких задумается, где дать передохнуть? Похоже на драматургию лекций в университете, где никак нельзя дать студентам уснуть.

— Насколько каждый из музыкантов вписался в процесс создания альбома или вышел за рамки своей сферы ответственности?

— Не устаю повторять: сейчас все стоят на своих местах, все шестерни часового механизма крутятся как надо, и вынь одну — может разладиться все. Сергей Вишняков — моя правая рука, соавтор, на нем львиная доля композиторской работы, аранжировочных решений (и не только гитарных), саундпродюсинга. Алексей Кожанов — еще одна умнейшая и стильнейшая голова, без которой не было бы ни движения бас-гитары, ни отточенных форм и аранжировок в песнях. Алексей Орлов — моя левая рука и верный друг, отвечающий за сценический драйв электровиолончели. Дмитрий Каргин — академизм и филигранная точность партий духовых и неизменная поддержка на сцене. Дмитрий Фролов, наконец, - что бы мы делали без его бесконечной энергии и преданности барабанной установке?

— Не так давно вышла ваша книга «Сказки, рассказанные в октябре». Работа, прямо скажем, серьезная. Как отреагировала ваша аудитория?

— Пока что продолжает читать. Отзывы хорошие. Мне очень понравилась писательская деятельность — то, как персонажи моих сказок начинают жить своей жизнью, спорить со мной, как у Шварца в «Обыкновенном чуде». 

— На гастролях и фестивалях вы встречаетесь с  героями вашей юности  — Шклярским, Гребенщиковым. Насколько они оправдали былые надежды?

— До сих пор не очень верю, что работаю вместе с Эдмундом Шклярским и у нас такие славные отношения с БГ. «И вот стою я, простая фабричная девчонка...» (смеется). Если бы им не нравилось то, что я делаю, наверное, они бы со мной не дружили, правда?

Справка «Известий»

Фолк-группа «Мельница» с момента основания в 1999 году выпустила шесть полноформатных альбомов и дала множество «живых» концертов. Лидер группы Наталья О’Шей (Хелависа) — профессиональный лингвист-индоевропеист. В своих текстах использует аллюзии на индоевропейскую мифологию и фольклор, а также на традиции русской поэзии XX века.

Комментарии
Прямой эфир