Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Об одномоментном повышении пенсионного возраста речи быть не может»

Президент Конфедерации труда России Борис Кравченко — о забастовках, повышении пенсионного возраста и борьбе с недобросовестными работодателями
0
«Об одномоментном повышении пенсионного возраста речи быть не может»
Фото: РИА НОВОСТИ/Сергей Кузнецов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В России действуют два крупных профсоюзных объединения — Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР) и Конфедерация труда России (КТР). Первая — наследница советских профсоюзов, гораздо более многочисленная. Вторая возникла на волне реформ последнего двадцатилетия. ФНПР по советской традиции выходит 1 мая на Красную площадь, КТР проводит «маевку» в парке, напоминая о традициях рабочих вековой давности.

О борьбе с пенсионной реформой, создании новых профсоюзов и о том, почему в Америке смогли разогнать профсоюз авиадиспетчеров, а в России нет, корреспонденту «Известий» Льву Щукину рассказал президент конфедерации, член СПЧ Борис Кравченко.

— Чем КТР отличается от ФНПР?

— Конфедерация труда России — объединение отраслевых  независимых профсоюзов, созданных самими работниками на фоне социально-экономических, общественных и политических преобразований последних 20–25 лет. Их возникновение пришлось на период либерализации экономики и общественной жизни, коренного изменения модели трудовых отношений.

Наши профсоюзы отказались от функций распределения материальных благ — путевок в дома отдыха или билетов на новогодние елки на фоне патерналистских отношений с работодателем. Мы уделяем больше внимания контролю за хозяйственной деятельностью компаний со стороны наемных работников, безопасным условиям труда, достойному уровню зарплаты. Организация изначально создавалась для экономической борьбы за интересы работников и их права. Структурно КТР — единственное в стране профсоюзное объединение, построенное исключительно по отраслевому, а не по секторально-территориальному признаку.

— Сколько людей входит в КТР и в каких отраслях?

— Конфедерация традиционно сильна в транспортном секторе — она объединяет моряков, лоцманов, докеров, водителей муниципального транспорта, авиадиспетчеров, пилотов, работников наземных служб гражданской авиации, машинистов метрополитена и железной дороги. Мы успешно развиваемся в секторах автомобилестроения и тяжелого машиностроения, добычи и переработки, общественного обслуживания. Объединяем работников бюджетной сферы, среднего и высшего образования, медицины, пищевой и табачной промышленности, гостиничного сектора. Официальная численность профсоюзов, входящих в Конфедерацию, составляет около 2 млн человек. Наши организации действуют более, чем в 60 субъектах Российской Федерации.

— Один из наиболее известных общественности профсоюзов — профсоюз авиадиспетчеров. Это правда, что его не могут разогнать, из-за того что российские военные авиадиспетчеры не знают английский язык и не могут заменить гражданских специалистов?

— Отчасти правда. Федеральный профсоюз авиационных диспетчеров, входящий в Конфедерацию, объединяет около 80% от общего числа специалистов, занятых в региональных филиалах Госкорпорации по организации воздушного движения. Это высококвалифицированные работники, имеющие многолетний опыт построения и развития собственного демократического профсоюза, а также опыт успешных протестных акций и забастовок в поддержку своих требований.

Именно массовость и солидарность позволяет этому профсоюзу побеждать даже в условиях запретительных мер. Заменить такое количество работников, объединенных одной целью, военные специалисты не могут. Ни с точки зрения численности, ни с точки зрения квалификации. Однако дело не в этом, а в способности профсоюза создать позитивную стратегию солидарных действий, которая будет осознана и поддержана всеми членами профсоюза.

— Как часто члены КТР прибегают к забастовкам?

— Процедура организации и проведения забастовки в нашей стране достаточно сложна. Именно поэтому органы статистики не регистрируют единичные производственные акции в форме забастовки. Мы рассматриваем использование забастовок в качестве одного из наших основополагающих прав, настаиваем на необходимости облегчения процедуры их проведения. Решение об остановке работы в соответствии с законом — каждый раз непростое решение. Оно должно быть поддержано работниками, которые осознают стратегию профсоюза в момент объявления забастовки и понимают, к каким последствиям она может привести.

— Почему один из ваших первомайских лозунгов был «Верните право на забастовку»?

— Все специализированные исследовательские центры фиксируют резкий рост трудовых протестов в нашей стране. За счет этого растет численность наших профсоюзов, например, в бюджетной сфере. Снятие искусственных барьеров для развития профсоюзов и облегчение забастовочной процедуры сегодня не блажь неких профбоссов, а насущное требование времени в контексте нынешней экономической ситуации. Именно поэтому лозунг «Вернуть права на забастовку» стал для нас основным в последние годы. Подняли мы его и во время первомайских акций 2016 года.

— Какие наиболее успешные акции КТР вы могли бы назвать?

— 2016 год начался с компании в защиту работников ресторанов «Сбарро» и «Елки-палки». Там люди месяцами не могли получить зарплату. Они стали создавать профсоюзные организации для отстаивания своих прав, обратились к нам за помощью, вошли в наш отраслевой профсоюз «Новопроф». После серии пикетов, депутатских запросов и публикаций в СМИ удалось договориться с руководством компании о поэтапном погашении долгов по зарплате.

Если немного отвлечься от дня сегодняшнего, то я бы напомнил о том, как в 2013 году конфедерация инициировала и провела акции протеста по изменению скандальнейших положений федерального закона о подготовке и проведении чемпионата мира по футболу в 2018 году. Закон отменял действие важнейших статей Трудового кодекса для работников, занятых в подготовке всемирного футбольного первенства. Российские профсоюзы совместными действиями добились отмены его наиболее вопиющих положений.

В 2014 году мы проводили кампанию «За достойную медицину», выступили за сохранение рабочих мест и достойных условий труда в учреждениях здравоохранения. Наши членские организации в ходе этого этапа организовали активные действия более чем в 40 городах. В Москве актив КТР организовал и принял участие в двух многотысячных митингах. Впервые в столице тысячи людей под нашими знаменами вышли протестовать против планов массовых сокращений и снижения уровня доступности и качества медицинских услуг.

Конечно, не все кампании завершаются победой или быстрой победой. Но мы всегда ведем борьбу до конца.

— Сейчас большое беспокойство вызывают планы правительства по пенсионной реформе и, в частности, по повышению пенсионного возраста. Как КТР будет этому противостоять? Будет ли сотрудничать с ФНПР?

— Мы считаем, что об одномоментном повышении пенсионного возраста не может идти и речи. Пенсия является отложенной зарплатой тех наемных работников, которые зарабатывали ее всю свою жизнь. Предложения, которые звучат сегодня со стороны экономического блока правительства, бесчестны. Они связаны в основном с провалом всех вариантов пенсионной реформы, которые мы наблюдали в последние годы. Ни личных, ни капитализированных пенсионных накоплений не создано, а правительство понимает, что в ближайшей перспективе нас ждет пенсионная дыра. Поэтому и принимаются какие-то судорожные попытки ее заткнуть.

Однако увеличение пенсионного возраста всё равно не сможет решить эту проблему. Мы считаем, что основой нормальной наполняемости пенсионной системы должны стать отчисления от стабильных и растущих заработных плат работников, занятых на эффективных рабочих местах в модернизированной экономике. Профсоюзы должны и будут оказывать давление на действующую власть для изменения политики в соответствии с этим вектором. Конечно, мы будем взаимодействовать с ФНПР как с представительным и ресурсным профсоюзным объединением в нашей стране.

— Работников каких сфер вы считаете сегодня самыми беззащитными?

— Работники всех секторов сегодня испытывают схожие проблемы. И связаны они с недостаточностью механизмов реализации и защиты трудовых прав. Эта проблема не зависит от сектора экономики или успешности предприятия, на котором они работают. Сейчас серьезнейшие проблемы, связанные с массовыми сокращениями, повышением интенсивности труда без соответствующего повышения оплаты, падением реальных доходов испытывают работники бюджетной сферы — учителя, врачи, работники высшей школы. Потребность в действенных, работоспособных и массовых профсоюзах в этих секторах очень велика.

— Как вы оцениваете неоднократные и безуспешные попытки создания профсоюза журналистов?

— Трудовая сфера в масс-медиа испытывает те же проблемы. В СМИ существует огромный сектор неформальных трудовых отношений. Есть проблемы с нормированием труда, охраной его от профессиональных рисков, обеспечением достойной стабильной оплаты. Существует круг проблем, связанных с давлением на журналистов и попытками обеспечить «стерильность» информации в ущерб профессиональным интересам и интересам аудитории изданий.

Разрешением этих проблем нельзя заниматься в свободное от работы время. Журналистам необходима массовая представительная организация, пользующаяся доверием сообщества, и имеющая мандат на серьезную профессиональную деятельность по защите трудовых прав. Такую организацию создать чрезвычайно сложно. Любительщина тут не пройдет.

Читайте также:

Будущим пенсионерам повезло больше, чем нынешним

«К 2021 году нужно переформатировать Госдуму»

Комментарии
Прямой эфир