Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В российское общество снова вернулся страх перед неподконтрольной неведомой силой. В середине 1990-х эта сила называлась «рэкетиры». В середине 2010-х она называется «коллекторы».

Конечно, между этими силами существует фундаментальная разница. Рэкетиры приходили к людям, которые ничего не должны. Коллекторы в общем случае приходят к людям, которые должны. Но, во-первых, и тогда и сейчас случались отклонения от общепринятых правил. А во-вторых, коллекторы страшнее, потому что они существуют как бы законно. И полиция зачастую закрывает глаза на их деятельность.

Между тем все СМИ полны заголовками один другого страшнее. Коллекторы похищают людей, расстреливают машины, звонят с угрозами о заложенной бомбе, пишут фекалиями на дверях должников, сжигают детей, угрожают отрезать руки и вырвать печень, поджигают детские коляски, замуровывают детей в квартирах и насилуют женщин. Это не мои фантазии, это действия реальных коллекторов из реальных заголовков за последние пару лет. И просто удивительно, что государство до сих пор смотрит на это сквозь пальцы.

Дело в том, что коллекторы в России существуют действительно «как бы» законно. Потому что в федеральном законодательстве никаких коллекторов нет. Есть лишь «юридическое лицо», которое может осуществлять «действия, направленные на возврат задолженности», в законе о потребительском кредите. А самое интересное, что этому юридическому лицу в том же законе прямо запрещено сжигать, насиловать, замуровывать и угрожать.

Иерархия взыскания долгов, заимствованная нами у США, выглядит так. Должник не платит долги. Кредитор либо поручает взыскать эти долги коллекторскому агентству за фиксированный процент, либо продает долги тому же агентству за другой фиксированный процент. Коллекторское агентство идет к должнику и пытается убедить его возвратить долг. Если убедить не получается и должник долг не возвращает — коллекторы или кредитор обращаются в суд. И только судебные приставы по решению суда имеют право взимать долги, используя право государства на насилие. При этом коллектор не может звонить ночью, не может действовать «с намерением причинить вред заемщику», а также обязан представиться, предоставить все документы по переуступке долга и по расчету задолженности. Повторю — всё это есть в законодательстве прямо сейчас. Вот только «коллекторов» нет.

Между тем новости вопиют об обратном: коллекторы ведут себя с должниками как звери, ни на какие законы не обращают внимания, а слов «суд» и «судебные приставы» просто не знают.

Тем удивительнее видеть, что Государственная дума собирается рассмотреть целый пакет законопроектов о регулировании коллекторской деятельности. Вот, например, законопроект «О деятельности по взысканию задолженности». В нем прописан запрет ночных звонков, ограничивается частота этих звонков, запрещается непосредственное общение коллекторов с беременными женщинами, стариками и инвалидами. Ограничений, конечно, больше, чем в существующем законе, но принципиально они ничем не отличаются. А если правоохранительная система никак не следит за исполнением существующего законодательства — то каковы у нас основания думать, что она будет следить за исполнением нового? Лично у меня нет на то никаких оснований. У нас в стране, например, запрещено пользоваться мобильным телефоном за рулем (п. 2.7 ПДД РФ), за что предусмотрена ответственность в виде штрафа в 1,5 тыс. рублей (ст. 12.36.1 КоАП РФ). Кто-нибудь когда-нибудь видел, чтобы кого-нибудь оштрафовали за мобильный телефон за рулем? А ведь закон есть.

Я склонен согласиться с мнением о том, что законодательное предложение В.В. Жириновского о полном запрете коллекторской деятельности слишком уж радикально. Во-первых, судов и приставов на все долги не хватит, а основная деятельность коллекторов направлена все-таки не на частных заемщиков, а на юрлица. А во-вторых, свято место пусто не бывает. И когда с рынка уйдут коллекторские агентства, которые пытаются выглядеть хоть как-то прилично, их место займут вот те самые называющие себя коллекторами бандиты, о которых нам и пишут в новостях каждый день.

Обосновать это предположение очень просто: первое коллекторское агентство в России было зарегистрировано в 2004 году. И 10 лет о них практически ничего не было слышно. Всё изменила новая экономическая реальность, бросившая огромное количество людей, оказавшихся за чертой бедности, в объятия к ростовщикам. Симбиоз тех, кто ссуживает деньги под чудовищные, необъяснимые проценты, с теми, кто взыскивает за 5-тысячный долг по 250 тыс. рублей с помощью изнасилований, и породил весь этот кошмар, который теперь отчего-то хотят отрегулировать законодательно. Что тут регулировать-то? Тут надо ловить преступные группировки — ведь это именно они и есть. Реагировать на заявления граждан об угрозах. Контролировать все эти конторы по выдаче «микрозаймов», причем именно контролировать, а не крышевать, как это сейчас происходит. Всё это можно начинать делать вот прямо сейчас, без всяких ожиданий нового законодательства.

Потому что законодательство уже существует, и новое добавит к нему мало что нового.

Все мнения >>

Комментарии
Прямой эфир