Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В середине 1990-х я учился в Литературном институте имени Горького. На заочном отделении критики училась всего 1 (одна) студентка по имени Таня В. Раз в неделю на творческий семинар к этой единственной студентке, учащейся на литературного критика, приезжал ее мастер. Мастера звали Евгений Юрьевич Сидоров. И он был министр культуры. Вот прямо тогда и был министр культуры, когда приезжал в институт к Тане, чтобы провести с ней, единственной, семинар. К простой понаехавшей девушке без денег и связей.

Таня В. выросла и стала уважаемым в литературной среде человеком. Устроителем литературных премий, критиком, талантливым организатором.

А несколько дней назад в интернете были опубликованы фотографии якобы отреставрированного памятника Ленину где-то в Краснодарском крае. Я пишу «якобы», поскольку поверить в то, что это реальный отреставрированный памятник Ленину, очень трудно, а никаких подтверждений, с указанием конкретного места, так и не нашлось. Ленин на этом памятнике похож не на Ленина, а на питекантропа. И можно было бы воспринять это как шутку, но ведь совсем недавно мы все видели реальный, подтвержденный такой же случай: «реставрацию» барельефа Меркурия на Торговом доме Кузнецова, построенном Федором Шехтелем на Мясницкой улице в Москве. В результате которой Меркурий стал похож хоть и не на питекантропа, но и не на Меркурия точно. А на кого-то совершенно другого, вроде комиссара НКВД. А до того подобный конфуз случился в Питере, где музу на доходном доме Бадаева «реставраторы» превратили в пропитого мужчину с плоским лицом.

И вот два следа, которые оставили разные министры культуры. Один был министром пять лет и за это время воспитал хотя бы одного человека, который до сих пор уважаем в культурном сообществе. Другой работает министром меньше четырех лет и довел свое министерство до обысков ФСБ и ареста собственного заместителя.

Конечно, министр говорит, что для него всё это было шоком и неожиданностью. В современной России довольно сложно представить себе министра, который, даже будучи не в курсе злоупотреблений своих подчиненных, не оправдывался бы вместо того, чтобы посыпать голову пеплом. Но давайте просто посмотрим на ситуацию не с точки зрения культуры, а с точки зрения простейшей житейской логики.

У министра Мединского шесть заместителей. Это больше, чем у министра здравоохранения или у министра по чрезвычайным ситуациям. Причем некоторые из них к культуре имеют самое таинственное отношение. Например, арестованный по обвинению в хищении средств, выделенных на реставрационные работы заместитель министра Григорий Пирумов никакого отношения к реставрации памятников культуры никогда не имел. По первому образованию он физик, по второму — финансист, по третьему — управленец. Зато господин Пирумов, например, владеет (совместно с дочерью и партнером) 8,36% акций банка «Нефтяной Альянс» (208 место в рейтинге российских банков). Я сейчас даже не хочу комментировать материалы ФСБ, согласно которым этот банк принимал участие в схемах по хищению средств, выделенных на реставрацию памятников культуры. Я просто хочу обратить ваше внимание на то, что совладелец коммерческого банка устраивается на работу заместителем министра культуры. Вот вы бы так сделали, имея в виду только культуру?

И вот теперь, зная всё это, а также зная историю про барельеф Меркурия, музу на доме Бадаева и памятник Ленину в Краснодарском крае, удивитесь ли вы тому, что деньги, выделенные на реставрацию крепости в Изборске, могли бы быть разворованы?

Крепость в Изборске простояла без всяких реставраций 600 лет. В 1962 году ее начали реставрировать и консервировать под руководством специалистов (то есть архитекторов, а не физиков и богословов). Я видел эту крепость в конце 1990-х, и она производила впечатление вечной. В 2001 году ее снова начали реставрировать, но не очень удачно — в 2012-м году обвалилась часть отреставрированной стены между Колокольной башней и башней Луковка. Ну то есть было куда приложить миллионы. Министерство Мединского их и применило. После чего одна из туристок написала в социальных сетях так: «А Изборск очень сильно изменился после реконструкции крепости. И хорошо, конечно, что камни из стен больше не сыпятся на голову туристам, но в то же время какая-то загадочность, старинность ушла…» (2014 год).

Я не был в Изборске после той реставрации, зато я год назад был в Кидекше, где своими глазами видел, как по наклонной колокольне древнейшей на северо-востоке Руси церкви Бориса и Глеба (1152 год) лазали представители одного древнего народа и мазали ее штукатуркой так, как подсказывало им их древнее воображение.

Так же, по словам свидетелей, поступили и с крепостью в Изборске. То есть замазали универсальным раствором для ремонта квартир сообразно своим представлениям. 

Я, в общем, понимаю функцию министра Мединского, не имеющего никакого отношения к собственно культуре. Его функция — укреплять скрепы, не допускать разночтений и формировать единую историю.

И это именно те причины, по которым крепость в Изборске (одна из фундаментальных основ нашей государственности, легендарное место правления брата Рюрика Трувора) должна была быть отреставрирована идеально. С привлечением всех возможных специалистов. Со всенародной помпой, поскольку для развития внутреннего туризма Изборск крайне значим.

И если всё было сделано так, как было сделано, — значит, в консерватории надо что-то подправить.

Комментарии
Прямой эфир